Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Спуск

Спуск

Автор: Ромка Кактус
   [ принято к публикации 22:48  13-07-2014 | Гудвин | Просмотров: 1180]
- Далеко ещё?
- Вот… Почти…

Денис останавливает велосипед. В метре от него тормозит Алиса. Сухое, сердитое шуршание колёс в нагретом песке.

- Заметила что-нибудь?
- Нет, погоди… А что?
- Небо, - Денис указывает рукой.
- Похоже на сумерки, - говорит Алиса, медленно ведя задранной головой слева направо.
- Да, только это не они. Посмотри на часы.

Алиса вынимает из кармана шорт сотовый телефон.

- Без двадцати пять. Рановато.
- К тому же сумерки не бывают зелёными.
- Угу. А что бывает?
- Северное сияние. Но здесь его тоже быть не может.

Денис делает знак ехать дальше и стартует первым. Алиса догоняет его. Их лёгкие спортивные велосипеды катятся по заросшей дороге, которую с двух сторон вплотную обступают кусты; над головами мутный, зелёноватый, тяжёлый небесный купол, словно колдовское варево в опрокинутом котле.

- А ещё запах, - говорит Денис. – Чувствуешь?
- Нет. То есть, да! Чем это пахнет?
- Так пахнет изолента.
- Денис, что всё это значит? Куда ты нас завёл?
- Это сюрприз.
- Нет, реально: что это за место?
- Ты же хотела разнообразия. Ты говорила, мы нигде не бываем.
- Прошу, только не начинай опять!
- А я и не начинаю. Начала как раз ты, а я продолжил.
- Прекрати! Куда мы едем?
- Да мы уже приехали, Алиса. Сейчас увидишь.

Они останавливаются перед кучей бетонных плит, поломанных, ощетинившихся ржавой арматурой.

- Дальше пешком, - говорит Денис. – Бросай велик. Никто не возьмёт.
- Здесь что, никого нет?
- Да.

Денис скрывается в зарослях акации. Алиса массирует икры, поправляет лямки рюкзака, подходит к кустам и зовёт:

- Денис! Ты где?
- Здесь. Будь осторожной: ветки колючие.

Выставив вперёд руки, Алиса пробирается сквозь кусты. В растительной полутьме она замечает обрывок синей ткани, выцветшую сигаретную пачку, пустую пластиковую бутылку, наполовину погребённое в землю колесо детского велосипеда. Алиса чувствует, как кто-то крошечный ползёт у неё по шее. Невидимая паутина щекочет лицо. На мгновение Алиса вспоминает, как, играя в прятки с двоюродными сёстрами, Сашей и Леной, спряталась в соседском саду – это было явно против правил, и она была наказана за нарушение, когда её, упивающуюся собственной хитростью, обнаружил высокий худой мужчина в круглых очках и клетчатой кепке… Он улыбнулся, продемонстрировав серые, мелкие кривые зубы, он протянул к ней руки, пахнущие изолентой… Дальше – холодное, зелёное затмение. Она никому не сказала.

- Вот ты где! – руки Дениса обхватывают Алису за талию.

Она вырывается из объятий. Глаза её сияют холодной, зелёной тьмой. Алиса прижимается к Денису, находит ртом его губы. Он сжимает её грудь. Они целуются. Алиса расстёгивает ему ширинку, садится на корточки, целиком погружает член Дениса себе в рот. Денис запрокидывает голову, кладёт ладонь девушке на затылок, помогает ей двигаться. Алиса сосёт. Невидимые насекомые ползают по молодым людям, забираются Алисе в рот, тонут в вязкой слюне. Алиса проглатывает слюну, насекомых, мужской секрет Дениса. Алиса поднимается, поворачивается спиной, спускает шорты вместе с трусиками, обхватывает тонкий древесный ствол. Денис помещает член ей между ягодиц, водит им, лаская анус, промежность и половые губы, рывком вонзает во влагалище. Денис и Алиса двигаются в темпе аллегро. Насекомые падают с листьев дерева, словно живой, трепетный душ. Насекомые прилипают к члену, их изувеченные трупики – чёрной пеной у входа во влагалище. Денис вынимает член – два яростных движения кулаком – и вот его сперма летит в пахнущую изолентой неизвестность.

Денис и Алиса выбираются из зарослей. Перед ними бетонный забор, над которым возвышаются остовы разрушенных смотровых вышек и какие-то сооружения. Денис ведёт Алису к дыре в стене. Они пролезают в дыру, обходят лежащий на боку вагончик. Под ногами потрескавшийся асфальт, сквозь который проросла трава. Здания без окон и дверей. Обломки ящиков, погнутые обрезки труб. Ржавая водонапорная башня вздымается впереди, словно фаллос покойника.

- Где мы? – спрашивает Алиса.
- Я не знаю, что здесь было раньше, - отвечает Денис. – Возможно, секретная военная база или какой-то полигон. Всё давно покинуто, здесь никого нет.
- А то, что в небе, – какое-то свечение?
- Скорее всего. Я знаю об этом не больше твоего.
- Здесь может быть опасно?
- Я уже бывал здесь, и со мной ничего не случилось.
- А откуда ты знаешь про это место?
- Тут недалеко озеро, в котором мы ловили рыбу, когда были детьми.
- Я боюсь, Денис.
- Всё в порядке. Будет, о чём вспомнить.

Они по очереди фотографируются на фоне живописных руин. Денис вынимает из рюкзака ручной светодиодный фонарь.

- Пойдём, - он освещает вход в заброшенное трёхэтажное здание.
- Мне не по себе. Давай лучше вернёмся…
- Ну же, там нет ничего страшного. Всё вывезли во время эвакуации…
- Эвакуации?
- …А в девяносто втором предприимчивые люди срезали медь и алюминий… Сейчас тут не осталось ничего, кроме голых стен и мусора.
- Зачем нам смотреть на голые стены?
- Ты ничего не понимаешь. Это же приключение.

Денис идёт впереди, Алиса держится за его плечо. Белые стены, исписанные граффити, кучки мусора, кошачий скелет. В одной комнате с потолка свисают цепи, между которыми закреплена небольшая дощечка. Алиса садится на качели, и Денис раскачивает её. Цепи скрипят. Денис шлёпает Алису по заду, и девушка смеётся. Она слезает, на качели садится Денис. Он раскачивается, вытягивая и подгибая ноги. Алиса становится на четвереньки, спускает шорты и трусики. Денис расстёгивает ширинку, его член подрагивает. Денис спрыгивает на пол, подходит к Алисе спереди. Алиса заглатывает член, Денис ласкает её ягодицы. Указательным пальцем правой руки он надавливает сверху на коричневый бутончик женского ануса; сначала погружается одна фаланга, потом две. Член скользит в рот, палец в такт ему погружается в прямую кишку: это начало и конец пищеварительного тракта, используемого не по назначению. Яркий свет фонаря, рваные, аляповатые тени. Денис вынимает палец, извлекает член. Он обходит Алису сзади, становится на колени в белую, осыпавшуюся с потолка меловую пыль. Он плюёт в раскрытый бутон, прижимает к нему бордовую головку, медленно вводит внутрь. Денис входит на всю длину – выше стропила, плотники! – выходит и начинает двигаться взад-вперёд, постепенно наращивая темп. Руками он вцепился в белые, словно мрамор, полукружия. Денис склоняется вперёд и кусает Алису за шею. Алиса кусает нижнюю губу. Она закрыла глаза и видит соседский сад, в котором пряталась и нашла больше, чем может вместить сознание. Мысленным взором она пытается проникнуть в запретную зону и снова оказывается в зелёных сумерках, густых и тяжёлых, словно выброшенные на берег водоросли. Денис конвульсивно дёргается, словно выброшенная на берег рыба. Он пучит глаза, открывает рот, наконец извергает запасы семени.

Они блуждают в потёмках. Случайно обнаруживают деревянный щит, под которым оказывается крутая каменная лестница. Денис спускается первым, Алиса – следом. Они молчат. Их взору открывается помещение, по двум сторонам которого расположены какие-то секции. Стены и пол покрыты чёрной плесенью. Странные отпечатки, похожие на силуэты невиданных чудовищ. В конце помещения находится колодец. Денис заглядывает через край и видит тёмно-зелёный туман. Зелёные сумерки в голове Алисы видят, что парень стоит у самого края. Алиса протягивает руки и толкает Дениса в колодец. Падая, он цепляет головой за каменную стенку. Звук такой, словно кто-то шаркнул подошвой.

Алиса оборачивается на звук и видит высокого незнакомца, который смотрит на неё из глубины сада и ухмыляется. Чувство тревоги разрастается в голове Алисы зелёным облаком. Визжа от внезапного и необъяснимого ужаса, Алиса бежит домой, а мужчина смотрит ей вслед зло и недоумённо.


Теги:





3


Комментарии

#0 11:01  14-07-2014Черноморская рапана    
интересная заморочка. но нет "зелёного облака, Кактус. не удалось. ты как бы выдернул чеку из гранаты но она так и не взорвалась. как по мне ... мешает количество нелепых нагромождений, элементы порнографии. ещё эти насекомые. зря. насекомые - враги иллюзии. даже имя "алиса" не спасает. герои сами по себе - мотыльки лишенные крыльев(жалость до отвращение)

в общем - "не ходите дети в африку гулять"

#1 11:55  14-07-2014Стерто Имя    
да.. грубовато и неаккуратно нописано.. а это напомнило РЛС - "медленно ведя задранной головой слева направо"... ггг
#2 12:48  14-07-2014Шева    
Но что-то есть.
#3 13:14  14-07-2014Гриша Рубероид    
во бля как. замочила поцона.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Жизнь тебя грязными пальцами перелистнёт,
Словно страницу из книги, что дьякон листает;
Душу больную облегчит, ослабивши гнёт,
И зашвырнёт в дикий лес , аж в нагорья Китая.

Горе потопа припомнится в муках дождя,
Утлый ковчег вспоминается древнего Ноя....
16:14  14-07-2019
: [3] [Палата №6]
Цикл «НЕВЫНОСИМОСТЬ» я написал три года назад. Это тоже были стихи из разряда «Поиски жанра». Уже потому, что шел от гоголевской чертовщиы и всяких поэтических психолделиков (спал в мавзолее с Ленининым, Молился с президентом и премьером в храме), фантасмагорической российской действительности (Пьяный кот ими руководил) И вот перечитав недавно «Невыносимость», вдруг понял, этот класс поэтически психоактивных веществ (внутри себя), все-таки изменяет восприятие и влияет на эмоциональное состояние и отде...
09:40  13-07-2019
: [6] [Палата №6]
С улицы Альбина притащила вместо заморских яств гомункула. Гомункул, голый совершенно, более, нежели античный мрамор, сидел в своём уголке и улыбался робко и застенчиво, как двухлетний на сцене анатомического театра. Потом он освоился и начал дристать, да так неудержимо, что Аркадий впервые в жизни задумался о чистоте дома....
08:37  09-07-2019
: [114] [Палата №6]
- Политика! Политика!! Политика!!! Ты заебал меня своей политикой... Это невыносимо! Всё, развод. Я ухожу, уезжаю к маме, - женщина побежала в спальню, достала чемодан и стала собирать вещи.
- Ну, что ты, Клавушка, уймись, голубушка. Я тебе капельки валерьяны дам....
09:20  08-07-2019
: [9] [Палата №6]
Не сбрендил наш мир - мы безумствуем отродясь.
И всё проебали. Фейсбучится Цукерберг.
Взметнулись до тучи извечные пыль да грязь.
И незачем пялиться с глупой надеждой вверх.

Там - гибельный холод как морфий по венам ползёт.
Здесь - хруст позвонков: давит ноша пустых небес....