Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Ника

Ника

Автор: Ромка Кактус
   [ принято к публикации 09:45  08-02-2017 | Антон Чижов | Просмотров: 336]
В девятнадцать лет Нике удалось покинуть родной кокон. Бельевые верёвки семейных уз перетёрлись от времени, объятья ослабли. Внимание родителей переключилось на телевизор и кота по имени Гоша. Ника легко разжала родительские пальцы. Выдернула из спины металлический крюк. В опустевшие руки мамы падал пепел, похожий на снег. Мама курила на кухне перед открытой настежь морозилкой. Ей не хватало морозной свежести. Никого не держим, сказала мама на прощание. Ника залезла в вентиляционную шахту и, следуя детской карте сокровищ, нарисованной фломастером на куске картона, поползла на свободу.

Через несколько лет Ника узнает, что семейное гнездо разорили варвары. На диких конях они промчались по гостиной, оставляя кучи навоза на ковре. Большое и беспомощное двуглавое тело отца-матери они увели в секту. Показали им тоненькую брошюрку, якобы дающую ответы на все важные вопросы. Брошюрку с картинками наподобие комикса. Коротенький комикс превосходил всю земную жизнь, и родители Ники поверили в него, отказались от себя и отдали имущество подпольной секте, штаб которой расположен глубоко под землёй. Он испокон веков находится в самом центре Земли, в твёрдом железо-никелевом сердце, омытом раскалённой кровью планеты. Именно там, при чудовищной температуре и давлении, заключены основатели всех сект и учений, проповедующих мудрость с помощью комиксов.

Теперь Ника жила одна. Она снимала ветхую конуру на окраине города. Раньше там жил золотистый ретривер, который умер от чумки. Хозяин пса продолжал каждое утро ставить перед конурой миску с едой. Иногда он напивался и выходил во двор. Он звал пса по имени. Энджи, Энджи. Никакого ответа. Тогда хозяин начинал пинать конуру, так что у Ники в ванной комнате падали из шкафчика все её крема и муссы. Ника сама падала от ударов судьбы, неизменно на спину, интуитивно раздвигая в стороны ноги и на всякий случай мокрея.

Никто не приходил к Нике. И она решила, что готова начать отношения. Открыла рот и ждала. Ветер гулял у девушки среди зубов. В конце концов, в открытый рот набился всякий мусор: опавшие листья, камешки, обрывки газет, пакеты, птичьи гнёзда, футбольный мяч, чей-то жёлтый дождевик, помойный кот и целый табор цыган, забытый кем-то посреди торгового центра. Ника стиснула челюсти и начала жевать. Солёные слёзы струились по её бледному лицу, стекали в рот. Челюсти двигались с большим трудом, камни скрипели на зубах. Наконец Ника разжевала всё и проглотила. Легла в конуру переварить. В двадцать два года она считала себя достаточно образованной и самостоятельной.

Теперь это история любви. Она начинается в зарослях. Питахайя – плод лианообразного кактуса, чьи бутоны раскрываются при свете луны. В одном из белых цветков лежит тело молодого человека. Ника пытается познакомиться с телом, танцуя вокруг него древний женский танец. Ника выпячивает попу, склоняется так, что из декольте вечернего платья начинают вываливаться поролоновые накладки и украденное в магазине распродаж столовое серебро. Тело мужчины не подаёт признаков жизни. Но Ника не теряет надежды. Заросли белорусской питахайи достигают в высоту пятнадцати сантиметров. Белорусская питахайя – последнее чудо света. Пёстрые колибри в боевых порядках кружат над кущами кактусов, небесные стражи беспокойного неба. На птичьем языке они славят Беларусь, землю обетованную, в которой возможно всё и каждый обречён на счастье согласно Конституции.

Парень лежит в цветке кактуса, словно египетский бог Ра, рождённый из лотоса, словно Будда с блаженной улыбкой на челе.

ПАРЕНЬ: Я умер, но не сдался. Мы, белорусы, не знаем поражений. Потому что вообще не боремся. Мы от природы наделены мудростью принимать всё, что угодно.

НИКА: Как ты умер?

ПАРЕНЬ: Не помню. Должно быть, пьяный попал под гусеницы трактора.

НИКА: Такое случается. Как ты себя чувствуешь?

ПАРЕНЬ: Как всегда. Мёртвым нам тоже запрещено улыбаться. Таков порядок, на котором всё держится.

НИКА: Эти питахайи мне кажутся достаточно сочными. Я могу взять одну из них?

ПАРЕНЬ: Это священные колхозные питахайи, брать их – грех. Если ты это сделаешь, нас выставят вон из Беларуси одетые в милицейскую форму ангелы с огненными дубинками.

НИКА: Что за чушь?

Ника срывает дюжину питахай и засовывает себе в рот. Звучит серена. Ника вместе с мертвым парнем бежит через кущи, за ними летит эскадрилья белорусских колибри. Беглецам удаётся скрыться в лесу. Они выходят на трассу и ловят попутку.

Две недели спустя. Где-то в Восточной Европе.

Мертвец по имени Степан ведёт Нику в бар. Они выпивают за стойкой. Под чиллаут они запираются в туалете бара, где Ника пробует на вкус член Степана.

НИКА: Теперь ты должен взять меня в жёны.

СТЕПАН: К чему такая спешка?

НИКА: Мы можем не успеть. Небо вот-вот обрушится на землю.

СТЕПАН: Почему?

НИКА: Колибри. Раньше они парили в вышине, гордо раскинув бирюзовые крылья. Колибри размером с кукурузник закрывал солнце, а теперь они стали как мухи. Осенью дюжинами тонут в пивных бокалах.

СТЕПАН: Всему виной экология.

НИКА: Ты даже не знаешь, что это значит.

СТЕПАН: Какая разница… Ты выйдешь за меня?

НИКА: Что мне ещё остаётся…

Они страстно целуются под звук спускаемой воды.

Степан и Ника начинают совместную жизнь. Степан работает на кладбище, иногда он приносит с работы могильную землю и лепит из неё големов. Вкладывает каждому в рот табличку с буквой алеф. Армия безобразных големов живёт в подвале. Они целый день маршируют и тренируются.

НИКА: Нам нужен ребёнок.

СТЕПАН: Неужели, женщина, тебе мало целой армии големов, марширующих у нас в подвале?

НИКА: Это не то. Жизнь должна продолжаться.

СТЕПАН: Почему? В жизни нет никакого смысла. И небо всё равно упадёт на землю.

НИКА: Я прочла это на стенках матки, когда была в ней. Ты тоже это читал.

СТЕПАН: Я ничего не помню, потому что умер. Мертвец знает только могилу, в утробе которой должен зреть до самого воскресения.

НИКА: Взгляни на моё влагалище. Его бутон подобен цветку тысячелистного лотоса. Внутри сидит Ра, юный бог солнца. Он улыбается блаженной улыбкой Будды. Ты видишь это? Что ты прочтёшь в цветочных складках моих гениталий?

Степан и Ника срастаются в двуглавое чудовище. Акт любви завершается, и Степан откладывает яйца Нике в рот. Беременная Ника выделяет из заднего прохода тонкую липкую нить, из которой вьёт семейный кокон.

НИКА: Наш ребёнок получит всё самое лучшее. Всё необходимое тепло и заботу. Все витамины и питательные вещества. Самый лучший крюк в спину, чтоб не сбежал раньше времени. И, конечно же, набор фломастеров и кусок картона, чтоб нарисовать карту сокровищ… Бесконечность вписана в скрижали наших хромосом.


Теги:





0


Комментарии

#0 09:45  08-02-2017Антон Чижов    
очень лирично на сей раз
#1 10:09  08-02-2017mamontenkov dima    
Рахман Попов. Может, лит-ра?
#2 10:14  08-02-2017Антон Чижов    
какой такой Попов? где попов? кака така лит-ра?
#3 10:16  08-02-2017mamontenkov dima    
Ну тогда пол-литра
#4 11:47  08-02-2017Финист Я.С.    
пол-чекушки
#5 11:48  08-02-2017Финист Я.С.    
позже почитаю
#6 12:02  08-02-2017Финист Я.С.    
нет... все же это хуета, как по мне
#7 12:07  08-02-2017Финист Я.С.    
такого можно наклацать ночью, с килотонну, когда вот вот уже валишься, но где-то что-то свербит
#8 19:16  08-02-2017Шева    
Автор не изменяет стилю.
#9 08:55  09-02-2017Гриша Рубероид    
странно как-то у белорусов всё устроено.
#10 18:22  09-02-2017Парфёнъ Б.    
заебись
#11 00:53  12-02-2017дважды Гумберт    
клёво. Феникс, ты не праф, так только Ромка может
#12 01:47  12-02-2017Финист Я.С.    
ну... мне такое не катит значит... у меня в башке с бессонницы, подобное выползает... было б хоть чуточку трэша, типа безумных похорон лошади пржевальского, почившей в постели антонины феодосьевны.. а тут, даже этого нет
#13 01:55  12-02-2017херр Римас    
Какая то грусть возникла нездоровая, но написано канеш грамотно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:27  13-03-2017
: [7] [Палата №6]
Вечером Матвей оглядел из окна двор. Инфратараканов не было. Тогда он сказал своей маме:
– Пойду, погуляю. Никаких потусторонних хищников.

Произнося это слово, он все-таки вздрогнул, хотя и не испугался – двор-то был чистый.

– Это я про вирусы на твоем компьютере, они похожи на хищников, – объяснил он....
09:19  08-03-2017
: [6] [Палата №6]
Мир исказился, мерцает реальность,
всё словно в туманно-невнятном аду,
звук киселём — непонятная странность,
я в нём, словно в речке, по шею бреду.
И нерв оголив, стенает струна,
и грустных видений встала стена,
все чувства сейчас - воспалённая кожа....
09:57  25-02-2017
: [20] [Палата №6]
М-меня зовут Дмитрий Налов. Я долбоёб. Я вел пустую, бессмысленную жизнь бизнес-трутня. Пока по делам не попал в старинный русский город Бэ, расположенный неподалёку от китайской границы.
Была зима. Самый конец зимы. Сквозь легкомысленно-розоватое солнце просвечивала непримиримая тьма....
Ее звали Лаванда.
Жизнь ее была боль. Глаза – ледяная, изумрудного цвета, зима. Время ее делилось на две половины. В первой убивала она, во-второй – пытались убить ее. Первого пока было гораздо больше, поэтому она еще топтала пыльные тропы этого Света....
12:47  23-02-2017
: [13] [Палата №6]
Откуда-то сверху, их темных глубин,
Заросших лишайником, дроком и мохом,
На влажную землю спускается джин,
Не очень охотно и с тягостным вздохом.

У белой, протяжной, высокой стены,
На дереве темном сидящие совы
Восход ожидают округлой луны,
И джина увидеть совсем не готовы....