Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Конкурс:: - Судьбоносные волосы Анжелики (конкурс)

Судьбоносные волосы Анжелики (конкурс)

Автор: Власоедов
   [ принято к публикации 10:44  16-01-2021 | Гудвин | Просмотров: 232]
В Средней школе номер три я попал в класс с литерой "Г", как не самый умный. Но каково же было моё удивление, когда в этом же классе оказалась Лошадкина Анжелика. (С) отец Ананий.

Судьбоносные волосы Анжелики

1 сентября 1982 г. Школьная линейка. Старшеклассник, огромный как шифоньер, прошелся взором по шпалере черно-белых первоклашек. Думается, он был извращенцем. Потому что, презрев всех симпатюль и очаровашек, выбрал Лошадкину, вручил ей колокольчик и усадил на плечи. С этой колокольни она увидела меня, а я ее. Импульс был чудовищным. Я метнулся к Лошадкиной, но мой отец сообразил мигом раньше: поймал меня за ухо. Я бился в его руке как заяц, вспахивая сандалиями землю. Однако батя, клешней потомственного грузчика держал меня цепко. Мудак! заорал я. Гандон! Я уже знал значение этих слов и понадеялся на отцов ступор, в который он впадал ненадолго, когда моя мать встречала его вечером – агдамного – на пороге. Но папа не затупил, не послал меня, как маму, нахуй, и не ослабил хватку, а скрутил ухо шибче, и двумя пальцами вдавил мои глаза ближе к ушам. От боли я обмяк, соображая, что все равно доберусь до Анжелкиных локонов. Пусть даже слепой.

Но я не ослеп, хотя с тех пор ношу очки и оборачиваюсь правым ухом к собеседнику. Окончание линейки досмотреть не пришлось. Отец уволок меня домой, а мать – следом – к глазнику и ушнику. Оба лекаря пытались помочь, но (см. выше). Той ночью я – искалеченный, но не побежденный – дал зарок:

1-е – проткнуть вилкой батины глаза и нассать ему в ухо (этакий расклешенный синдром Клавдия).
2-е – добраться до бровей Брежнева.
3-е – жениться на Лошадкиной, обеспечив себе бессрочное пастбище.

Но вышла осечка.

Папа следующим вечером хлопнул стакан “Агдама”, отлучился в магазин за “Беломором” и больше я его не видел.

Брежнев умер спустя два месяца.

А женитьба на Анжелке, и учреждение на ее голове выпаса… Но – по порядку, по порядку. Итак, первый раз в первый класс.

В классе под литерой "Г" народец подобрался бестолковый, страхолюдный и со странными фамилиями. Два десятка тупней-дурнышей, среди которых я и Лошадкина оказались самыми развитыми и миловидными. Полагаю, учительница Нелли Филипповна поместила меня и Анжелку за одну парту в переднем ряду именно поэтому, чтобы у нее на нас отдыхал глаз. Первая наставница, надо сказать, внешностью была под стать ученикам – с зачатками вырождения. Но это было вырождение породы: вылитая журналист Александр Бовин из “Международной панорамы”.

Очарованный на перекличке ее усами и дьяконовым басом (Анус Инга (я), Бухарь Слава (я), Власоедов Мирон (это, я) и т.д. до Яичко Таня) я принял Нелли Филипповну как родную. А она заметила мой восхищенный взгляд, и полюбила меня. И с пониманием отнеслась к моей тяге лакомиться Анжелкиными волосами. Залучив, время спустя, зареванную Лошадкину в уголок, эта психолог-самородок направила садистское действо в цивильное русло. Через двенадцать лет, в комнате свиданий Н-ской ИТК №8, Анжелка – моя невеста – накормила меня пирожками, а потом, оглянувшись в свою гуашевую даль, припомнила давнее наставление.

“Потерпи, деточка, сказано было ей. Мирон к тебе привязан. Ну и что, что волосами. Он тонкая натура. Он сегодня был единственным учеником в классе, который плакал, когда я читала “Серую шейку”. Плакал и материл лису. А это дорогого стоит. Думаю, в нем растет эстет. Или преступник. А скорее, два этих качества сплетутся, и будут усложнять ему жизнь. А ты его береги. Выдавай по нескольку волосков добровольно. Со временем это влечение пройдет, сладок лишь запретный плод”.

Так и случилось. Лошадкина одаривала меня волосками, а я потихоньку терял аппетит. К весне ее дары принимались мной только из принципа. Летом мне удалили аппендикс, и к новому учебному году с кератиновой диетой было покончено. Я и Лошадкина опять сидели за партой плечо в плечо, и списывали наотмашь друг у друга задачки по арифметике, исправно получая колы и двойки. Жизнь текла ровно, но в четвертом классе стряслась беда: я влюбился в Анжелку, а она об этом не догадывалась. Вечерами, подыскивая рифму к слову “слёзы”, я бродил – маленький и преступный – вдоль сияющих витрин магазина “Золото Сибири”, ощупывал стекло на прочность, и мечтал, что когда-нибудь осыплю мою голубку дождем из стихов и рыжья. Мечту я исполнил. Но это уже другая история.



Теги:





3


Комментарии

#0 10:50  16-01-2021отец Онаний    
Отлично. 4+
#1 14:10  16-01-2021S.Boomer    
ахуивал пока читал. на "маленький и преступный" - упал под стол
#2 14:38  16-01-2021Разбрасыватель камней    
Отлично
#3 15:13  16-01-2021Веселов Александр    
Сочно и цельно, как пестня.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
" Но каково же было моё удивление, когда в этом же классе оказалась Лошадкина Анжелика".

У Лошадкиной не было сомнения в том, что Яша Курдяпин маньяк. А что еще она могла подумать о мальчике, который питался волосами, размазывал по стенАм сопли и радовался жизни в козлятнике....
Первым был урок рисования. Училка, худая кикимора в строгом сером костюме, поспешно раздала нам листы бумаги и остро заточенные карандаши. Стараясь казаться учтивой, она сказала, чтобы мы рисовали все, что захотим. Я решил нарисовать лошадь, вернее пони с красивой вьющейся гривой и добрыми, но грустными глазами....
В Средней школе номер три я попал в класс с литерой "Г", как не самый умный. Но каково же было моё удивление, когда в этом же классе оказалась Лошадкина Анжелика. (С) отец Ананий.

Судьбоносные волосы Анжелики

1 сентября 1982 г. Школьная линейка....
10:37  16-01-2021
: [9] [Конкурс]
- Вот! Вы-то нам и нужны. Деньги у нас есть, хоть солИ, фермы в округе все наши, завод вот свой построили, чтоб не только на сторону продавать. Название почти сам лично придумал! Марфуша! Сильно, да? Да? Логотип, реклама, пакеты фирменные! Дело за реализацией стало....
Взрослел я не по дням, а по часам. В шестом классе мне было уже пятнадцать. Даже в классе для полных кретинов я умудрился застрять на пару лет. Отец ушел в мир иной когда мне было семь. Семейная легенда о его смерти гласила, что он спасал колхозное стадо от волков в лютую пургу, но не сдюжил и геройски пал....