Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Литература:: - ностальгическое и сопливое про папу

ностальгическое и сопливое про папу

Автор: Григорий Перельман
   [ принято к публикации 23:50  23-09-2022 | Гудвин | Просмотров: 339]
Я родился не по делу и вдруг. Раньше времени. На яблочный спас. Весил два килограмма. Чуть больше яблока. Лица не общим выраженьем был cхож c опоссумом.

Как и положено, мне дали по жопе, но я не заплакал, а лишь с укоризной взглянул на усталую мать. При повторном шлепке скривился. Я не хотел жить. Ей стало плохо. Лишь из чувства сопричастности я заплакал. Очень тихо. И тут же начал синеть….

Через два месяца, заколотый до полусмерти антибиотиками, был отключён от всяких осциллографов, капельниц, и шлангов. Отдан на руки бледной маме. Уже навсегда. Весил по-прежнему два килограмма, сильно краше не стал. Разве что волос был густ и курчав. Загляденье.

Долго лежал на спине и глядел в окружающий мир Бетховеном. Сурово и вдохновенно. В окружающем мире играл Глюк и велись разговоры о Поллоке и Кандинском. Это были признаки папы. Он был приверженец всестороннего развития личности, народившейся при его пассивном участи. Я пускал пузыри под Генделя, ссался под Вагнера и набирал вес под Брамса. Голова росла более интенсивно, что вполне понятно: питание было искусственным, а ценности – непреходящими.

Думаю, что в моём развитии произошёл перекос. Я не хотел шевелиться. Меня устраивала пассивность.

Зачем было держать голову? Клубящиеся четырьмя метрами выше, под потолком, шары баховских ораторий лопались, разбегаясь сетью загадочных трещин по набрякшему почтенной серостью плафону, сползали потёками Малера по выцветшим обоям, пахли мастичным лаком и скипидаром. Повернув голову – совсем чуть-чуть, без усилий – я видел высунувшую от усердия язык творческую тень отца в зеркале. Он пульсировал перед мольбертом, на котором угрожающе вольготно располагался внушительный холст, занимающий значительную часть жилого пространства. На холсте было изображено нечто, что с лёгким сердцем можно было перевернуть вверх ногами. Папа, однако, настаивал, что «Композиция №7» несомненно рухнет, если хоть на йоту изменить угол наклона. Смотреть надо было издалека, с той точки, где лежал я. Иногда он в запале отскакивал и натыкался на мою корзинку. Это сбивало его с мысли, он нервничал и в сердцах уходил курить «Беломор» на кухню. Раньше он курил «Беломор» в команате. И смотрел на «Композицию№7» с любой точки. А теперь ему мешал я. Мне было стыдно. Развивался комплекс вины перед отцом. Я ещё не знал, что совесть является комплексом, и просто горько плакал, предварительно обкакавшись для страховки. Я рано понял, что обычный покаянный плач вызывает недоумение и страх у взрослых. Приходила мама, меняла портки и усыпляла меня до безобразия глупой сказкой. Я засыпал, только чтобы не слышать про репку. Уже во сне возвращался отец, менял пластинку и я напряжённо сопел в унисон саксу Паркера….

К тому времени, когда жизнь заставила сидеть – папа был выгнан из дома. Тихим зимним вечером в гости пришли творцы – кто лепил, кто мазал – но пили все. Через два часа Врубель с пивом и Ван-Гог с раками дали себя знать. Разговор перешёл в фазу, обычную для сей братии: «кто нас поймёт и оценит?» . Тема плавно перетекла в «Кубанскую» и кубистов. Рожи стали хоть куда: каждый второй – свинья в кубе. «А вот кто, - гордо заявил отец, вынимая меня за ногу из корзинки, - Мой генотип». В напряжённой тишине взвыла скрипка Хёйфица. Я отрешённо изучал перевёрнутый мир и он был ничуть не хуже обычного. Затем усталая рука окунула меня головой в салат «Оливье» и тишина разродилась взрывом Берлинского симфонического. Страшнее литавр было только мамино меццо-сопрано. Я задумчиво лежал в полумраке своего корытца и прислушивался к всплескам тарелок по папиным щекам….

Утро мы встретили все по-разному. Он тупо сидел на чемодане перед входной дверью и ничего не помнил. Я сидел в корзине и помнил всё. А мама плакала – то ли от радости, что здесь в первый раз сижу я, то ли от того, что там в последний раз сидит он.

Мне было жаль их обоих. «Радость всегда оттенена горем, - думалось мне, - что же будет, когда придёт время встать на ноги? Чем это кончится? Как изменится жизнь?». Радиола погребально молчала. Никаких Моцартов. Только мутный прогноз на неделю.

« В ближайшие дни погода не изменится к лучшему….».

В те времена дни ещё были вечностью. Прослушав неутешительный прогноз, я решительно стал метафизиком.

Но кой чёрт в метафизике, если папа ушёл, а мама плачет?


Теги:





6


Комментарии

#0 20:32  23-09-2022Антон Чижов    
старое, но в тему
#1 22:13  23-09-2022mamontenkov dima    
Повезло. Я своего почти не помню. В последний раз видел тоже осенью в году 74-м, наверное. Он пришёл в сквер на углу Щорса и Гатчинской, в желтом плаще в тон медленно опадающим листьям. О чем-то пиздели с моей матерью, мне был подарок - игрушечный самосвал. Я увлечённо бороздил им песочницу. Потом оглянулся, отец уходил навсегда, стоял на перекрёстке в ожидании зелёного сигнала светофора...
#2 22:30  23-09-2022Антон Чижов    
да я со своим 55 лет прожил. а ты красиво отписал.
#3 22:58  23-09-2022mamontenkov dima    
Так твой рассказец растревожил.
#4 23:31  23-09-2022Sgt.Pecker    
Не уверен что всё это правда но изложено ниибацца как талантливо. Конечно это не Децкий сад а Литература.
#5 23:42  23-09-2022Шева    
Это сильно, Антон
#6 23:49  23-09-2022ПЛОТНЕГ    
давно читал. все так же замечательно воспринимается.
#7 03:59  24-09-2022отец Онаний    
+
#8 10:06  24-09-2022Антон Чижов    
спасибо, братва
#9 10:33  24-09-2022Антон Чижов    
#4 Сержант, всё правда гггг кроме моих глубоких умозрений
#10 10:59  24-09-2022Разбрасыватель камней ®    
Это очень круто, Антон
#11 13:06  24-09-2022Oneson    
да
#12 14:19  24-09-2022Ирма    
Зашибись. Но как же ж грустно.
#13 16:19  24-09-2022allo    
+
#14 21:00  24-09-2022Прохор    
Оппа.... Вот это новости для меня: Так Чижов=Перельман? Вот я дикий)

Текст охуенен и проглатывается сходу.

У меня батя тоже был художник, но, как говорил о себе, неправильный: не пил, не курил и всю жизнь прожил с одной женщиной. От себя добавлю: К сожалению. Хоть она и моя мать... С его стороны это было жертвоприношение своего таланта не тому кругу из-за нас, детей. Светлая ему память.
#15 21:49  24-09-2022Лев Рыжков    
Мои соболезнования, Антон.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:46  22-11-2022
: [11] [Литература]
И черна душа, как рана.
И бела она, как простынь.
И всё это очень странно,
Слишком сложно, слишком просто.
Слишком остро. Сердце сжалось,
Но рисует, пряча слёзы,
Нераскрашенная жалость,
Черно-белые берёзы.

.....
12:48  20-11-2022
: [6] [Литература]
Зина была насупой и недотрогой, а Злата наоборот. Расцвели обе красотой не яркой, но глазам приятной. Лицом миловидным пошли в мать, телом – в дородную бабу Лиду, смекалистостью в деда Варнаву, удачливостью – в отца. Учились хорошо, в истории не влипали, не дрались и не ссорились, в клубы ходили с умом, никогда не болели, даже детские хвори минули их стороной....
10:34  17-11-2022
: [21] [Литература]
Земля была большой и плоской,
и разделялась по дворам,
граница шла по Дибуновской -
все «наши» здесь, «не наши» - там.
Но мы в одной учились школе,
в один ходили детский сад…
вот так - Монтекки поневоле
и Копулетти невпопад.
К Джульеттам бегали Ромео,
для них преград, известно, нет,
их били больше для примера,
но не в присутствии Джульетт....
16:08  07-11-2022
: [6] [Литература]
Кот Василий сидит во дворе и жмурится от внезапного осеннего солнца.

Мимо проходит кошка Муся. Кот Василий перестаёт жмуриться и медленной поступью направляется к Мусе.

- Мадмуазель, а что если нам узаконить наши отношения, мур?

- Что это вы имеете в виду, мяу?...
14:28  04-11-2022
: [25] [Литература]
матрица готовится к зиме
надо ничего не делать просто
надо подавать другим пример
личностного творческого роста
чтоб глаза смотрели прямо так
чтобы губы улыбались грустно
чтобы человек другой, мутант,
содрогнулся туловом до хруста
надо кончик носа почесать
запахнув пальто из дерматина
надо только выучиться ждать,
как на бойне тока ждет скотина
переварен мир, как древний сон
душу выворачивают гаммы
радости скупые миллиграммы
не доставит фирма амазон
не воскрес...