Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Утро помещика

Утро помещика

Автор: Рассказчик
   [ принято к публикации 09:42  26-03-2007 | Raider | Просмотров: 551]
Никифор Семенович проснулся от того, что пролезший в щелку между гобеленовыми шторами лионской работы нахальный солнечный луч защекотал ему ресницы. Похлопав ими для острастки шалуна, но так ничего и не добившись, Лялин открыл глаза во всю ширь и с удовольствием оглядел новую спальню. По стенам, обитым голубым ситчиком, теснились пейзажи Левитана, Шишкина, Коровина. Их веселую пестроту усмиряли темно-коричневый сервант работы замечательного английского мастера Джона Булля и два испанских кабинетных кресла, отделанных кордовской кожей. Раскинувшийся во всю ширь пола бухарский ковер интерьер тоже не портил.
- Хорошо-о-о-о, - сладострастно выдохнул Никифор Семенович и потянулся к колокольчику. Но звонить не пришлось: секретарь Колька уже давно стоял у двери и при первых звуках голоса хозяина виртуозно водрузил ему на живот поднос с завтраком.
Лялин заправлялся обильно, как человек, знавший, что ему предстоит тяжелый длинный день. Намазав горячий калач сливочным маслом, он положил сверху пластинку черной паюсной икры и с удовольствием стал пережевывать бутерброд, запивая его горячим чаем с лимоном. Затем съел яйцо всмятку, ломтик ветчины, кусочек телятины и ножку цыпленка. Дабы не перегружать желудок, сверху все это было залито холодной простоквашей.
Пока Лялин насыщался, секретарь докладывал о делах в поместье. Сколько вспахано, сколько убрано, как неслись куры и доились коровы. Никифора Семеновича интересовало все. «Для настоящего хозяина мелочей не бывает», - любил поучать он молодежь, и надо отдать ему должное, сам всегда следовал этому правилу. Вот и теперь после завтрака он отправился в обход хозяйства.
Домашние еще спали. Только из будуара жены доносилось какое-то гнусавое бормотанье.
- Дура, - ласково подумал Лялин, - нету никакой удержи человеку. То брильянты собирала, теперь французский взялась учить. А что завтра придумает, лишь Богу ведомо.
Продолжая дивиться неуемности супруги, Никифор Семенович через кухню, где уже вовсю гремела кастрюлями кухарка Луша, вышел по черной лестнице в сад. Золотые шары, которые он любил с босоного детства, так и не были подвязаны, хотя еще два дня назад он говорил об этом садовнику. «Посечь, посечь следует!», - сделал он для себя заметку и отправился в птичник. Гомон пернатых ему всегда нравился, как впрочем и птичницы, в которые он брал исключительно статных девиц. Вот и сейчас он с удовольствием смотрел на задастых девок, раздававших корм курам.
- Надо бы того, в опочивальню их, когда моя мымра опять на курорт отъедет, - подумал про себя Никифор Семенович и сам себя одернул. – Делом, делом надо заниматься. Опять забыл соседним лужком поинтересоваться. Прикупить бы, и покос, глядишь, расширился.
Покос, правда, и без того был не маленький. Работавшие на нем мужики, завидев Лялина, низко ему кланялись. Он в ответ кивал им головой. Вежливость стоит не так уж дорого, зато народом ценится высоко, считал Никифор Семенович. А народ, он обязательно чем-то отплатит.
Лялин хотел еще было дойти до конефермы, посмотреть привезенного из Англии жеребца, но почувствовал, что притомился, и развернулся к дому.
- Хорошо иметь домик в деревне, - повторял он в такт шагам привязавшуюся еще с вечера фразу.
А домик был, ей-ей, неплох. Он, надо признаться, со всеми своими башенками и эркерами немного странновато смотрелся на фоне покосившихся бревенчатых развалюх села. Зато ясно давал понять, кто теперь в деревне хозяин.
В стрекотанье кузнечиков и шелест, падавшей под косами травы, диссонансом ворвался резкий звонок мобильного телефона.
- Никифор Семенович! – Лялин узнал голос замминистра. – Ты в курсе, что сегодня на коллегии за ваше управление тебе отчитываться. Доклад-то у тебя готов?
Лялин заверил, что у него все в порядке и прибавил шаг. Отпечатанный и переплетенный доклад, действительно, лежал у него на столе в кабинете. Никифор Семенович еще раз перечитал заглавие «Экономическая и социальная политика государства по развитию сельского хозяйства. Поддержка мелких фермерских и приусадебных хозяйств как основная задача на пути к социально ориентированной экономике».
- Эх! Пару бы цитат Ленина сюда. Лучше бы смотрелось, - закручинился Лялин. – Но и Гордеев на крайний случай сойдет. Ему это и по профилю ближе.
Никифор Семенович переоделся в неприметный костюмчик серого мышиного цвета, в котором вот уже пятнадцать лет его видели в министерстве, поцеловал жену и забрался на заднее сиденье персонального мерседеса. Выезжая из ворот усадьбы, он опять обратил внимание на поникшие золотые шары.
- Посечь, посечь надо, - прошептал он. – Да все недосуг. Ну, ничего, вечером велю Степана выпороть.


Теги:





1


Комментарии

#0 20:52  26-03-2007Ураган    
Ниасилил

походу правда высер

#1 01:53  27-03-2007НИЖД    
Не поверил автору с самого начала. Ну как это - жрать после сна не отлив ни разу?

И концепция поместья - дохлая какая-то, необоснованная.

#2 10:52  27-03-2007Вечный Студент    
А мне понравилось, особенно неожиданное развитие

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:38  19-02-2018
: [29] [Графомания]
Свой угол - это хорошо. Особенно в Москве. Речной вокзал, верх зелёной ветки. Ебеня, конечно, но окраина столицы всё лучше центра мухосранска.
Бабу бы ещё.
Эти три слога - Ба-Бу-Бы - были, наверное, первыми членораздельными звуками, которые произнесли наши пещерные прародители....
Быль.
Однажды бывший водитель СОБРа Иван Максимович (ныне пенсионер средней степени почетности) проснулся хмурым. Точнее как, он совершенно не собирался вскакивать ни свет ни заря, даром, что свое оттарабанил и хотелось утренней неги, но его к этому принудил чей-то настойчивый звонок....
17:11  15-02-2018
: [8] [Графомания]
Белый призрак шагает под ветром,
И снежинки нещадно секут.
Он несет мне кулечек заветный
С леденцами предсмертных секунд.

В рот положишь, и будет так сладко.
Я - мальчишка, а он - Дед Мороз.
И куда-то плетется лошадка,
Все везущая хвороста воз....


СЛЕПКИ ПАМЯТИ

1. Все два года войны я, как надо служил.
И почти перед самой заменой,
Пулемётчик в горах весь наш взвод положил.
Мне же пулей разбило колено....
День третий.
Меня разбудили голоса и смех. Я лежал на кровати с балдахином, обложенный со всех боков подушками и укрытый красной шелковой простыней. Кто-то все-таки позаботился о моем бесчувственном теле и не оставил спать на холодном мраморе, на газоне или на дне бассейна....