Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Живодер

Живодер

Автор: Франкенштейн (Денис Казанский)
   [ принято к публикации 17:21  15-11-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 639]
Она стояла на остановке и курила, безразлично глядя в проносящийся мимо поток машин. Ветер гонял по асфальту поземку и норовил нагло залезть ей под юбку, трепал сожженные перекисью волосы, резал лицо. Она выглядела жалко в своей черной коротенькой курточке, одна-одинешенька, никому сегодня ненужная. Маленькое бледное тельце на трассе с тоненькой, умирающей сигареткой. Потасканная блядина, проглотившая черт знает сколько спермы в ближайшей лесополосе.
Я проехал немного дальше, так что она сначала не поняла, что я за ней, и продолжала стоять на месте. Потом, когда я вышел из машины, повернулась ко мне. Пошла навстречу, виляя жопой. Может быть, хотела понравиться.
- Сколько ты стоишь? – спросил я, стараясь вложить в слова как можно больше презрения.
- Смотря что ты хочешь – она бросила окурок в лужу, подернутую тонким прозрачным льдом.
- Я хочу порезать тебя на ремни – честно признался я.
- Идет – она изобразила слабое подобие улыбки, и мы направились к машине.
Должно быть, она испытывала ко мне отвращение. Я из разряда «старичков», а бляди таких не любят. Одна шлюха долго рассказывала мне, как ей неприятны седые виски и морщины, я был пьян и долго хохотал, а потом оторвал ей башку к чертям собачьим.
Девчонка села ко мне в машину. Положила сумочку на коленки. На вид ей было лет семнадцать, но я понимал, что это косметика делает ее старше. Обкусанные ногти, облупившийся лак, серебряное колечко на безымянном пальце. Я слишком много в своей жизни видел таких тварей. Кажется, где-то на ее теле может отыскаться маркировка «ПТУ №57», либо клеймо, как у скотины. Было бы здорово, если бы их маркировали, как в немецких концлагерях. Блядь номер такой-то…
Пока мы ехали, она молчала и смотрела вперед. Ее не слишком волновало, куда ее привезут. Я не лез к ней с расспросами. Про нее и так все было понятно, не было никакого смысла что-либо спрашивать. У всех придорожных дешевок есть Великая Мечта – избавиться от героиновой зависимости, вылечить сифилис, бухать в дорогих кабаках, выйти замуж по любви, носить меха. Они все одинаковые. До такой степени, что каждый раз, когда ебешь очередную суку, возникает ощущение дежа вю. И эта рвань… Пусть лучше она молчит, короче говоря.
Я привез ее в дачный поселок. Милое местечко в летний период, и до невозможности мрачное теперь, когда облетевшие деревья похожи на скрюченных ведьм, а небольшие одинаковые домики холодны и пусты. И даже видно кладбище на соседнем холме, подступившее уже к самому обрыву.
В таких местах всегда все и случается. СТРАШНОЕ - как говорят по ящику в смешных передачах про серийных убийц. Это место особенное. Здесь в навозных кучах закопаны мертвые люди. Трупы тут повсюду, лежат в земле, прорастают огурцами и земляникой. Их лица опутаны свежими корнями. В их телах роют ходы трудолюбивые черви. Не приведи Господь, кому-нибудь вскопать мои кишащие опарышами шесть соток.
- Меня зовут Наташа – неожиданно сказала шлюха, глядя на мой обшитый шифером домишко – если для тебя это что-то значит.
Мы закурили.
Наташи попадались мне довольно часто. Примерно каждая третья блядь называла себя Наташей. Как выяснилось, совершенно случайно, Наташи отлично подходили для бахчевых культур. В этом году на Наташах у меня уродились просто непревзойденные кабачки. Соседи от зависти лопались.
Я растопил буржуйку, так как домик сильно промерз. Наташа скинула курточку и осталась в провонявшем сигаретами свитере. Села на кровать с железной сеткой. Поежилась.
- Раздевайся – приказал я Наташе. Она медленно стянула с себя юбку и колготки, оставшись с тоненьких, еще больше подчеркивающих ее худенькое телосложение, трусиках. Сняла свитер, расстегнула лифчик.
У нее почти отсутствовала грудь. Из-под болезненно бледной кожи выпирали ребра. На бедре была вытатуирована маленькая розочка.
Я нежно погладил Наташу по щеке. Мне даже стало немного ее жаль. Совсем чуть-чуть, но все же больше, чем остальных. Существо, не способное противостоять, всегда вызывает некоторую жалость.
Она вздрогнула.
- Уже?
- А чего тянуть?
Она пожала плечами.
- Я думала, что ты захочешь поговорить сначала. Рассказать, почему ты такой. Ну, я имею в виду…
- Откровения живодера? – я удивился ее наивности – это же тебе не голимое кино в самом деле. Да и зачем оно тебе? Ты ведь, кажется, не против умереть?
- Просто… я подумала, что тебе плохо. Ну, оттого, что тебя никто не слушает… Знаешь, как обычно случается, если ловят живодера, говорят потом, что он бесчувственный убийца и псих, что он порождение сатаны, и жалко, что смертная казнь отменена и нельзя с него заживо содрать кожу. Но никого не интересует, что он тоже человек, и тоже чувствует. Никого не волнует, что он сам глубоко несчастен. Быть может отец в детстве бил его ремнем до кровавой росы на коже, или ребята во дворе плевали ему в лицо. Или…
- По-твоему, причина именно в этом? – перебил я.
- Что-то же толкает человека отрывать головы… - предположила Наташа.
- Что же?
- Возможно, ненависть. Или… обида…
- Что за бред ты городишь? – искренне удивился я, разглядывая ее некрасивое тело – Я просто получаю удовольствие, вот и все. Я на самом деле отличный парень. У меня свой бизнес и куча ручных хуесосок на все готовых, ради абонемента в фитнесс-клуб. Я никогда не был дворовым задротом, я играл в футбол с друзьями и ходил биться район на район в первых рядах.
Наташа опустила глаза. Я смотрел на нее и улыбался, чувствуя приятную дрожь предвкушения. Но максимально оттягивал главный момент, словно онанист, дергающий себя за хер и замирающий в последнюю предоргазменную секунду, чтобы усилить ощущения.
- Мне всегда хотелось познакомиться с настоящим живодером. – дрожащим от слез голосом сказала Наташа - Чтобы быть для него той, которая одна во всем мире будет его любить. Чтобы ему не было так плохо, когда его выставят на показ в клетке в зале суда, и будут швыряться в него проклятиями. Потому что, это ведь так хорошо, когда ты знаешь, что среди всей этой толпы есть кто-то такой один…
- Не знаю – я покачал головой – быть может, как раз в осознании отсутствия такого человека и есть весь смысл? Невозможно в высшей степени пожалеть себя, зная, что кому-то еще тебя жаль. Невозможно до конца насытится собственной никчемностью и рыдать в одиночной камере от невыносимого, рафинированного горя.
- Это грустно… то, что ты говоришь.
- Может быть.
- Сегодня… такой день... мне почему-то особенно остро хочется умереть…
- Но ведь, если я не ошибся, ты здесь именно для того, чтобы превратиться в фарш? – усмехнулся я.
Наташа обняла себя за плечи и кивнула. В этот момент она сильно напомнила глазастую героиню какого-то японского анимэ. И я понял, что больше не могу медлить.
- Запомни меня, ладно? – попросила Наташа. Две слезинки покатились по ее покрытым тональным кремом щекам.
- Ты самая прекрасная шлюха, которую мне приходилось кромсать – расчувствовавшись, кивнул я. Я был благодарен ей за то, что она оказалась как раз такой, милой и наивной девчонкой, еще не до конца испорченной. Как раз такой, которую я всегда мечтал пустить под нож, а не бесчувственной чушкой, из тех, что орут во все горло и прыгают на стены, когда показываешь им стилет.
Схватив Наташу за плечи, я со всего размаху швырнул ее в обеденный стол. Наташа с грохотом врезалась в его деревянную крышку и отлетела в сторону, высадив головой окно. Посыпались осколки.
- Мамочка – пискнула она
По лицу ее обильно потекла кровь из рассечений. В один миг все лицо сделалось красным, похожим на чудовищную маску какого-то голливудского злодея. Порез был также на руке, и из него кровь алой капелью полилась прямо на пол.
Наташа неуклюже встала. Ее покачивало. Я стоял напротив нее, зловеще ухмыляясь, и ждал.
- Ты все равно не такой! Я верю… ты лучше… – закричала Наташа, давясь болью и слезами – ты хороший, это они тебя вынудили… гады… им на всех плевать!
Я достал из ящика стола ножи, аккуратно разложил их, немного подумал, и выбрал короткий кривой. Повертел его в руках, глядя, как отражается свет в плоскости лезвия.
- Мне так тебя жалко… - Наташа закрыла глаза.
Я сильно ударил ее ножом в живот. Она согнулась пополам, захлебнувшись собственным дыханием. Протяжно застонала, попыталась схватиться за меня, но я вовремя отступил, и она упала на колени.
- Господи – всхлипнула Наташа – как больно… У-у…
По полу расползалась темная лужа. Я посмотрел на окровавленное лезвие.
- Режь меня… – шепотом попросила Наташа – пожалуйста, не останавливайся…
Она зачем-то стала выползать на середину комнаты, истекая кровью, как побитая дворняга. Я смотрел на ее рану. Рана пускала красные пузыри и с шумом втягивала воздух.
- Мне больно… очень… - выла Наташа слабеющим голосом – я такая дрянь, прости меня...
Я взял другой нож. Большой и острый, которым легко резал пару месяцев назад мясо для шашлыков. И одним махом отрезал ей левую грудь. Потом всадил острие в спину и провел от лопаток к копчику, легко рассекая ткани и кожу. Потом принялся полосовать ее худенькое тельце и сечь его со страшной силой, разбрызгивая по стенам красный сок.
Наташа даже не кричала. Только пару раз всхлипнула как-то не по человечески и обмякла. Через минуту, я уже держал ее голову в руке и смотрел, как дергается туловище на полу. Стоял окровавленный посреди комнаты, сжимая голову и липкий нож. И мне было хорошо.
Немного постояв, я положил голову на стол и лег на кровать. Мне захотелось подольше побыть здесь, в тишине, нарушаемой лишь гудением разгоревшейся буржуйки. Приятное тепло, похожее на опьянение, разливалось по всему телу. В комнате невыносимо смердело мертвой блядью.
Я закурил.
Голова на столе приоткрыла глаза и медленно заговорила:
- Одиночество. Осточертевшее месиво талого снега и размокших окурков. Бусины дней, нанизанные на ниточку времени. Залитая непрекращающимся дождем площадь в незнакомом городе. Кто-то ждет и никогда не дождется, бросит поникший букет в урну и перережет вены в гадкой квартире, где никто не найдет его еще долгих семь месяцев. Высохнет и зацветет пятнами плесени, скрючившись в матке белой чугунной ванны, истечет жизнью, которая в миг исчезнет в черной дыре водостока, и не станет делать из этого трагедии. Не ответит стихами на безжалостные нападки внутреннего себя. Не спасет свой придуманный мир от глобального потепления. Не прольется навсегда угасающим фейерверком в грязные лужи человеческой бесчувственности.
Проще, конечно, было бы запретить одиночество, как явление. Прекратить утешать себя рекламой презервативов. Перестать лизать прогорклую пизду повседневности. Отбросить от себя гнилостный труп вчерашней идеологии. И попробовать не обращать внимания на свинцовые облака, так безжалостно скрывающие от нас солнце, вокруг которого, как тщетно пытаются нас переубедить последние пятьсот лет, вертится наша планета.


Теги:





0


Комментарии

#0 23:07  15-11-2007Шырвинтъ    
оч. хорошо. считаю Франкенштейна, одним из лучших авторов на ресурсе на сегодняшний день.

чувствую еще руку соавтора Кокуша, надоумевшего автора перенести действие на дачу.

#1 23:32  15-11-2007HЕФЕРТИТИ    
Очень красивый и элегантный текст. На мой взгляд его несколько портит излишние рассуждения в окончании, но это так - мелочи.
#2 23:53  15-11-2007Нови    
Просто супер, до головокружения.
#3 00:07  16-11-2007Розка    
ну... не знаю. Франкенштейна люблю, но здесь режет вычурная речь пту-шницы. я не про концовку (в концовке всё славно, а если б в стихах, или хотя бы поритмичней - вообще был бы класс). в середине режет ухо "кровавая роса на коже" и прочие красивости. лучше бы ей и в речи оставаться "милой и наивной". и тем интереснее был бы контраст в концовке.

и совсем уж имхо - лучше б ей после благосклонных размышлений о смерти сразу после первой крови пуститься в такой мат-перемат, в такой пту-стайл... трусить, орать и понимать, что романтические мечты о живодере не выдержали проверки практикой

#4 00:09  16-11-2007Илья Волгов    
трэшак.

хорошо.

#5 00:26  16-11-2007Файк    
И талый снег, и бурый лёд.

Забить их всех и ниибёд.

Постылых рож привычный лик -

Вонзивши нож к тебе приник

Минуты для: роднит она.

Напьюсь кровИ , а не вина.

Окурок в снег,уйти в метель,

Никто не ждёт,один в постель

Ложусь опять,тобой хмельной...

Ебёна мать,и ты со мной!

#6 00:28  16-11-2007Чугункин    
ВонзившиЙ!
#7 00:31  16-11-2007Чугункин    
Файк, превет...

...ф стехах за базаром следи!

Зоранее спосиба!

их бин.

#8 00:35  16-11-2007Нови    
Розалия, я откушу вам ухо, занудная училка географии вы. Волга впадает в Каспийское море блиать...
#9 00:35  16-11-2007Афелька    
соглашусь с Шы.

но вот интересно, придет Фрэнки на пятилетие литпрома? очень нужно знать

#10 00:37  16-11-2007Файк    
Чугункин

Превед! Фсё правильно -- от первого летца: вонзифшы. Гы.

#11 01:04  16-11-2007Чугункин    
хуйня,

я сам ис тех

кто спряталса за дверь

#12 01:05  16-11-2007Чугункин    
©
#13 01:10  16-11-2007Афелька    
и как ни трудно мне об этом петь, -

я все-таки пою: ведь кто-нибудь услышит

#14 01:10  16-11-2007Афелька    
и как ни трудно мне об этом петь, -

я все-таки пою: ведь кто-нибудь услышит

#15 09:38  16-11-2007Голоdная kома    
Тема ебли, восторгающий душу маниакальный приход в минуты кровавой бани, сиюминутное сумеречное состояние сознания - такое, как можешь живописать только ты, - хде??(

*

Вышло, как если бы убойный психотриллер слегка "порезала" цензура в лице криминальных психологов.

А в остальном- супер!!

#16 11:14  16-11-2007Hunter    
Аццкий медвед!

Вот и покупай овощи у бабушек

А на кладбище такие пиздатые грибы вырастают...

*мечтательно*

#17 12:00  16-11-2007Юзверюга    
Не зацепило ниразу.. высер не удался..
#18 12:04  16-11-2007Какащенко    
ХЗ. Чтобы писать такое нужно преодолет некий внутренний ценз, или, наоборот, выплеснуть на бумагу задавленный пунктик "садо".

Касательно литературной составляющей - безусловный зачотище. Но есть мнение, что развязки сюжета нет, как будто автор испугался своего "бессознательного" и "пригладил" там, где его альтерэго просило апофеоза.

Что в целом свидетельствует о том, что автор рассудочен и психически здоров.

Пиши еще, короче.

#19 14:45  16-11-2007Black Rat     
Реальный трэшь! Концовка особенно порадовала.
#20 09:04  17-11-2007Михаил Черкасов    
Очень своеобразно и есть над чем поразмыслить.
#21 15:47  17-11-2007Рыппка    
вот в чем счастье- домик в деревне!

очень.

#22 18:48  17-11-2007Лев Рыжков    
Как проба пера рассказик вполне, считаю, приемлем. Некоторые моменты, правда, обобрения не снискали. Во-первых, слишком банальный маньяк. Какой-то, гыгы, байронический борец с социумом. Но тут ты, автор, не первопроходец. Норпо про таких гороских неадекватов очень много писал. К тому же маньяк слишком банален. Изюминки в нем, извини, автор, не уловил. У реальных потрошителей - такие тараканы в голове, что любая фантазия блекнет. Не верится также в логику поступков героини. Ну, и говорящая голова тоже чото не вштырила. А так пишешь гладко. Только подобрее надо быть.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....