Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Halt / Степаныч/ и сосны шумят.

Halt / Степаныч/ и сосны шумят.

Автор: штурман Эштерхази
   [ принято к публикации 16:39  01-04-2008 | Х | Просмотров: 285]
Иногда было страшно. Особенно тогда, когда Степаныч отпирал сарай, долго ковыряясь с проржавевшим с зимы замком, заходил внутрь минут на пять, прокашливался, выходил наружу, закуривал самокрутку с едким табаком и говорил:
- Да, ептить её в духовку, ссаненько и поганенько!
Потом Степаныч приносил охапку прелой соломы, садился на колоду и внимательно во что-то вслушивался. Вот в этот момент было особенно страшно. Не спасала даже поверхностная религиозность, усвоенная в десять лет. Приходилось тихонько дышать через резиновую трубочку и ждать дикого окрика Степаныча: «Halt!»
Но на этот раз Степаныч высморкался в рукав своей чёрной эсесовской формы и тихо спросил:
- Ну, что, подшипник ты мой сердешный, сансара моя лимонадная, мяско ты имхотепово,
будем от танатоса избавляться или снова начнём раскручивать золотые маховики Прошлого?
Не дожидаясь ответа, Степаныч вдруг вскочил со своего насиженного места и гаркнул: «Halt!». А потом как-то сразу обмяк, тихо сполз на сырой, пропитанный испражнениями пол и распевно забормотал:
« Как молился я фотокарточке берёз русских а на одном суку петля висела а в ней она ряженая разбавляла пространство вялотекущее в правой руке авоська с апельсинами и картошкой прошлогодней зажата в левой окорок пионера Павлика Тверёзова так и кровь в голову билась волнами под рёбрами волнение ощущалось левый сосок дёргаться начинал и печенью в сметане обмазано тело было свиньёй расхотелось оставаться ибо сказано было: одному не жить а втроём – труп пить. Так и попал ты в сарай этот ежедневный полный клацанья неуловимых мгновений развернул фрак тут свой и просвистел нервную дрожь в тоталитарном помещении этом глаз за глаз медузу в ладонях почувствовал и трепет мухи в меду услышать успел а больше никем и не хотелось быть не есть ужина гнилыми зубами хотелось просто улыбаться ритуальной невинности пыток облизывать хрустальные грани стакана в перерыв обеденный мне желалося больше всего ибо сказано: одному не жить а втроём – труп пить да чаем с чёрным льдом запивать подкроватную пыль лёгкими своими вдыхать / о, лёгкий парадиз простатного заката / то в пене кружевной из женского белья/ стрелял в своих врагов из шмайссер-автомата / и покрывалась кровью в той речке полынья /. Желе конца времени нового привносил в своё счастьице окаянное разрывал на части отдельные ловил червей в желудок свой непослушный ампутировал конечности белым кроликам за что прощения Жертвенного прошу у тебя фосфоресцирующий друг мой сарайный пёрышко райское из гривы Любви полигонно-серебряной да всё головы пришитые снятся по ночам земляной герой по крови да деревянный по гнилости ушлой моей кыш зубатка ночная не скажу тебе halt…».

А дальше я не слушал. Просто выплюнул резиновую трубочку, через которую дышал, подполз к Степанычу, прощупал карманы его чёрного кителя и в одном из них нашёл то, что так давно мечтал найти. Это был тетрадный листок, сложенный вчетверо. А в нём были следующего содержания письмена:

Нач. штаба: Жить в сарае ему запрещается.

С.: Это в том сарае, возле которого чёрный камень земляничный кисель сопель по
утрам выделяет?

Нач. штаба: Да, именно в этом сарае ему и запрещается проживать.

С.: Это тот сарай, за которым еноты случки свои устраивают?

Нач. штаба: Устраивают.

С.: Это тот сарай, возле которого ногти я в полнолуние себе обгрызаю?

Нач. штаба: Хуй знает.

С.: А где ж ему жить тогда?

Нач. штаба: В окрестности его выпусти, да не забудь про усвоенную им в десять лет
поверхностную религиозность и про то, что ты в семь лет полиомиелитом
болел.

С.: Так ведь…

Нач. штаба: Не прекословь. Отопрёшь замок, войдёшь и начнёшь бормотать распевно.
Он тем временем документ сей вытащит из кармана твоего френча, про-
читает, пихнёт тебя, что есть мочи, ногой и выйдет под открытое небо.

С.: Так ведь…

Нач .штаба: Кому сказал, не прекословь, один грамм Немецкой Крови, а не то в
штрафную роту отправлю. Буду тебе каждую ночь сниться, а уж во сне,
будь спок, я из тебя душу крюками-то вытяну, ой, вытяну.

С.: А насчёт…

Нач. штаба: А насчёт этого не беспокойся. Услышит шум сосен и всё поймёт.

С.: Так тому и быть. Одному не жить, а втроём – труп пить.

Прочитав написанное, я обернулся, пнул всё ещё продолжавшего бормотать Степаныча кованой подошвой своего ботинка и вышел под открытое небо.
Шум сосен казеиновым клеем залил мне уши. Я всё понял. И больше не было страшно.


Теги:





-1


Комментарии

#0 17:23  01-04-2008Нови    
Штурман написал закольцованный арийский бред. Меня уже почему то не радуют такие вещи.
#1 02:24  02-04-2008Colonel    
вещь на любителя
#2 19:29  03-04-2008Арлекин    
а зря без внимания обошли. имхо любопытно хотя бы просто ради того почитать чтоб представить пишущего это штурмана бгагагагаааа

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....