Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Воин

Воин

Автор: Hren Readkin
   [ принято к публикации 10:31  22-07-2008 | Х | Просмотров: 519]
- Это сколько стоит?
Покупатель указал на ожерелье из красных камней.
- Это? - лысый торговец с детскими руками, черной бородой и цаворитовыми глазками взял с прилавка ожерелье. Каждый камень был заключен в металлическую оправу в виде капли. - Шесть серебром. Подарок?
- Да, невесте. Почему так дешево?
- Я бы не советовал покупать его в подарок девушке.
- Почему?
- Гиацинт опасный камень и не подходит молодым женщинам. Он приносит несчастье в любви. Это редкость - такое ожерелье. Давно тут лежит. Женщины часто спрашивают про него, но я никому не советую.
- Я воин и не верю в сказки.
- И воинам он тоже не подходит. Я много лет торгую камнями и знаю, что говорю... Нам не дано разорвать круги судьбы, но можно выбрать, по какому идти и на чью помощь рассчитывать. С камнем мы выбираем силы, которые помогают. Или вредят.
- Вот деньги. Я его беру.
- Смотрите, мое дело предупредить. На все воля богов. Скажите, пусть не носит часто.
- Хорошо, - покупатель усмехнулся. - На все воля богов.

*****

Человек упал на дорогу, дотянулся лицом до усохшей лужи на дне колеи и лакал воду как зверь. Пил, пока язык не зачерпнул взбаламученную грязь. Сплюнул, отполз и сел на обочину, в тень какого-то жалкого куста. Спрятаться от глаз и стрел врагов было негде. Человек подумал об этом, но мысль прошла через мгновение, как проходит облако на небе в раскаленной солнцем и войной стране.

Он не хотел драться. В пограничной крепости меч на поясе был не оружием, а скорее знаком отличия. За два спокойных десятилетия жители маленькой страны, лежащей между морем и цепью гор, отвыкли воевать. И вдруг подъем до рассвета, перебранка из-за пропавшей кольчуги, крик командира – и толпа старых и молодых мужчин бежит куда-то среди ночи. И уже непонятно, у кого урчит в животе, у тебя, или того кто рядом. Когда рассвело, сделали остановку. Туман в складках гор порозовел, и вместе с первыми лучами в мысли солдата пришла надежда. Казалось, здесь, среди знакомых лиц, на привычных дорогах, не может произойти ничего плохого.

Оказалось – может. Кочевники с севера перешли границу. Сколько их – не знает никто. На перекрестке у брода отряд уже поджидали. Солдаты соседних крепостей, наскоро собранные ополченцы. Короткая передышка, и снова вперед. В дороге по колонне поползли нехорошие слухи. Что врагов много, очень много, а помощь из города не придет. Их бросили в бой как приманку, не остановить, а всего лишь задержать армию варваров. Чтобы дать время собрать припасы в столицу, чтобы правители успели вывезти семьи на острова, куда кочевникам не добраться. Что вся страна будет разорена и вряд ли кто-то успеет спастись. Командиры, проезжающие верхом вдоль колонны, ругались и хлестали коней. И снова они бежали.

Врагов толком разглядеть не удалось. Когда колонна построилась у реки, он оказался в четвертом или пятом ряду. Над шлемами вдали маячили какие-то черные точки. Потом строй пошел вперед, в ногу, стуча мечами о щиты, чтобы подбодрить себя. А потом... Нет, он умел драться. Он уже был готов резать и колоть, уже был готов царапаться и кусаться, ломать кости проклятым варварам. Готов умереть в битве. Но все произошло слишком быстро. Свист стрел, крики справа и слева, потом какой-то гул впереди (он, как и другие, прикрывался щитом и ничего не видел), лошадиная морда, закрывшая свет, и все.

Сначала он услышал. Странный звук. Потом почувствовал – боль, но не везде. Как будто от него осталась половина. Открыл глаза и снова зажмурился, видеть свет было больно. Шевелил пальцами, руками, ногами, разгонял кровь по онемевшему телу. Прошло неизвестно сколько времени. Смог приподняться и разжать глаза. Мертвые, только мертвые лежали вокруг. И гудение миллионов мух, ищущих плоть помягче. Пополз, потом встал и пошел. Нет, никто не уцелел. Враги забрали все: еду, деньги, оружие. Он побрел прочь от поля. Не куда-то именно, идти было некуда, просто нужно было найти воду, чтобы напиться и снова упасть.

С водой в тело возвращалась жизнь, а с ней пришли мысли. Тупые, безнадежные. Он должен был умереть там, на поле, умереть, сражаясь и убивая. Он не имел права выживать. Что делать теперь? Бежать, скрыться в горах, если не поймают по дороге и не затравят как зайца? Идти к городу, искать своих, сражаться? Первое позорно, второе бессмысленно. Он слаб, у него нет оружия, даже ножа. Если выживет, станет изгоем, на него будут смотреть как на беглеца, дезертира. Потому что все погибли, кроме него. Из близких, наверное, никто не выжил. Его родная деревня у моря, до гор далеко, даже лесов поблизости нет. Как легко представить – ржание черных коней, горящие крыши знакомых домов. Крик девушки, которой дарил ожерелье из красных камней гиацинта. Страх, страх, почти отчаяние, и еще голод, разбуженный питьем. Он не был убит, но больше не жил. У него не осталось будущего. Человек содрал с тела кольчугу и бросил на землю. Идти стало легче.

По чужой, такой мягкой земле, ехал воин. В его родных степях другая земля – жесткая, неприветливая. И кони там другие, и люди. Не то что эти слабаки-южане. Их войско они смели за несколько мгновений. Дело даже не в числе. От армии отделился небольшой отряд и избил, искромсал, втоптал в рыхлую почву испуганных землепашцев. Они забрали все, что можно было забрать, дошли до большого города, взяли его в кольцо, и разлетелись по стране – грабить, жечь, убивать, насиловать. Южные женщины такие мягкие и такие смешные. Кусаются и кричат, пока не выбьешь пару зубов. Зато можно пить кровь с отвердевших губ, хорошая плата за долгие дни в седле.

Несколько часов назад их отряд заметил группу беженцев, пробирающуюся в сторону гор. Никто не сопротивлялся, все упали на землю и что-то кричали. Наверно просили пощады, но кто же поймет их дурной язык? Жалкие люди. Мужчин просто перекололи копьями в спины, не сходя с коней. Брали уже только золото и серебро, шли налегке. Его отряд остался на месте развлекаться с пленницами, а он спешил в лагерь, разгрузить мешок с добычей. Удачные походы бывают не часто, нужно успеть взять больше, как можно больше. Красивую нитку с камнями, только что сорванную с девки, можно обменять на нового коня. Или повесить на шею жене, на зависть оставшимся трусам. Воин не должен думать о смерти. Он должен нести смерть. Врагам, которые покушаются на его дом и тем, на чей дом он покушается сам. Воин не должен думать, его работа – убивать. Он достал ожерелье из мешка и покрутил в воздухе. Налюбовавшись, повесил на руку, выехал на дорогу и поскакал дальше.

Хорошо ехать вечером по побежденной стране, набив мешок чужими деньгами, насытив плоть едой и женщинами! Чувствовать, как усталость лениво растекается по телу сладким южным вином. Он заметил его первым. Оборванный бродяга ковылял навстречу, шатаясь и останавливаясь. Шел бы в стороне, был бы жив, съезжать с дороги некогда. Рука привычно легла на отполированное древко копья. Копыта застучали чаще.

И вдруг он почувствовал, что не хочет убивать этого человека. Пусть идет себе – все равно сдохнет с голоду или повеситься на черном дереве у сгоревшего дома. Надо ли тратить такие нужные силы? Надо. Воин пришпорил коня, разгоняясь, чтобы не расходовать силы на удар, просто направить копье в грудь или горло. Ближе, еще ближе, еще...

Человек обреченно смотрел на приближающегося всадника. Вот и все, его желание исполнилось. Оскаленная конская морда, как тогда, в день битвы, кусок злобы и силы в кожаных латах, наконечник копья, направленный в его сердце, что-то красное на руке. Что-то очень знакомое... Рывок вниз, камень, бросок, удар, ржание коня, тень, затмившая солнце и блеск поднявшихся в воздух монет из заплечного мешка.

*****
Степной жеребец еще дрожал и взбрыкивал, но воин крепко сжимал пятками вспотевшие конские бока. Горы приближались. Они ответят, ответят за все. Настанет день, и варварская степь задрожит от топота закованных в броню коней. На рынке рабов их жен и детей будут продавать десятками, чтобы не разменивать мелкие монеты.

В пыли на обочине дороги лежал человек. Лоб погибшему заменяло багрово-грязное пятно. Тело изрублено косыми ударами. Капли гиацинта на порванной нитке ожерелья свисали из открытого рта кочевника.


Теги:





0


Комментарии

#0 11:48  22-07-2008Викторыч    
Написано хорошо. Немного непонятки с Воином и человеком.
#1 11:53  22-07-2008АЛУ ЗЕФ    
Написано хорошо, немного путанно, но хорошо. Вот тут зачот.
#2 12:25  22-07-2008viper polar red    
Интересно.
#3 13:37  22-07-2008lozovski    
Коэлье ебана.... В этом стиле... ну так ниче. Пиши дальше!
#4 13:47  22-07-2008Hren Readkin    
lozovski: хз. не люблю коэлью.

viper polar red, АЛУ ЗЕФ, Викторыч: пасиб. в принципе логично тут все. просто с монитора скроллишь.

#5 13:56  22-07-2008Кысь    
Самые жестокие воины вылупляются как раз из мирных землепашцев - из тех особенно, которым приходилось либо ожерелья, с жен сорванные, в рот насильникам запихивать, либо набивать вспоротую утробу захватчика той землей, которую не единожны собственным потом поливал. А одной войной, чисто войной - не проживешь. Война - это не жизнь.

Хороший рассказ, четко акцентированный. Без всякой путаницы. Автор поставил задачу - автор выполнил задачу. Однозначно - зачёт.


ПыСы. Глагол "повесится" в контексте - "..все равно сдохнет с голоду или повеситься на черном дереве у сгоревшего дома" - пишется без мягкого знака.

#6 13:58  22-07-2008Hren Readkin    
Кысь: мля... беда какая-то с этими глаголами. пасиб - очень в точку.
#7 14:14  22-07-2008Кadyroff    
понравилось
#8 14:14  22-07-2008elkart    
Теперь знаю, что такое "цаворитовый". Текст толковый. Только сомнение насчет гиацинта. Это ж вроде цветок?
#9 14:19  22-07-2008Кысь    
Hren Readkin

С глаголами - никакой беды. Ты к ним вопросы задавай, если с мягким знаком в возвратных - на "вы". Что сделает? - повесится. Что сделать? - повеситься. Короче, если у вопроса конец мягкий - то и в возвратном глаголе требуется мягкий знак, а ежели вопрос твердоконцовый, мушской такой, уверенный - то и в глаголе мягкого знака не надь. Вот те и вся премудрость. Четвертый класс, не то пятый - не помню уже.

#10 14:20  22-07-2008Hren Readkin    
не знаю как цветок, но камень точно есть. у него и легенда соответствующая. но это уже так - для эстетов.
#11 14:24  22-07-2008Samit    
понравилось. но мало... не в смысле, мало понравилось, а бл бы рассказ больше - было бы совсем хорошо.
#12 14:24  22-07-2008Петя Шнякин     
Если Кысь обратил внимание, значит точно появился отличный автор на ресурсе.

Да, крео хорош. И хуй с ними, с косяками.

Ура, товарищи!

#13 14:25  22-07-2008Hren Readkin    
Кысь: гыгыгы... я типа па деплому - препад русскаго изыка. просто я орфографию не смотрю, она на автомате, иногда тока вот эти глаголы проскальзывают или еще типа такого. думаю, что в "повесится" че-то мягкое подсознательно померещилось. зачитал брандмайора. офигенно впечатлен.
#14 14:36  22-07-2008Кысь    
Hren Readkin

Я тоже хотел быть изыковым преподом, причем, не тока по диплому. Не получилось, увы.

А тексты вычитывать необходимо, ибо автоматическая грамотность может, как и любой автомат, подвести - и в самое, блин, неподходящее время.

В общем, "пешы исчё".

#15 14:38  22-07-2008тихийфон    
каждому свое
#16 14:50  22-07-2008Hren Readkin    
Кысь: я хотел сказать, что вычитываю, но не орфографию. а тыцнуть в ворд лень-матушка... пасиб за совет в любом случае.

Samit: понимаю. до больших объемов не дорос еще. и не факт что дорасту. пасиб.

#17 14:57  22-07-2008Кысь    
Hren Readkin

Самит - он известный "кирпичник". И, как мастер крупных форм, желает читать хорошего помногу. Грех винить его за это. Но и вестись на Самитушкины сожаления тоже не след. Не всем рОманы тискать - должен кто-то и рассказы ваять, бгыыыыы

#18 15:11  22-07-2008Hren Readkin    
зиндан: да, я думал про кольчугу. но вроде по тексту она на месте, а по матчасти - так тут не конкретизируется ниче, ни страна, ни время. да и кольчуги разные бывают. пасиб
#19 15:12  22-07-2008рыбка    
"Степной жеребец еще дрожал и взбрыкивал, но воин крепко сжимал пятками вспотевшие конские бока",

"Лоб погибшему заменяло багрово-грязное пятно." и т.д.

не понравилось, потому что воин у Вас, автор, получился ненастоящий...

#20 15:15  22-07-2008рыбка    
вернее, не получилось у Вас рассказать о воине
#21 15:26  22-07-2008Леся    
Неплохой автор, не огрубел бы только на ЛП. Зиндан поначалу тоже таким "порядочным" был, а теперь одни матюги от него слышно
#22 16:15  22-07-2008Леся    
Эх ты, "знатный забулдыго и пианицца", раньше, помнится, на Лермонтова замахивался, а теперь значит скатился до Есенина (с)
#23 18:55  22-07-2008СъешьМоюПомаду    
Ну не знаю...вымученно...надуманно...вторично...схематично, кроме смешных женщин...

Тема да, тут такое любят, мужская тема, не в западло почитать-покоментить. Но... скучно...

Хотя автора читаю.

#24 22:04  22-07-2008Гусар    
Охуенно и как рассказ, и как начало для чего-то большего.
#25 16:48  25-07-2008не жрет животных, падаль    
тема... тема... тема слишком христоматийна. а написано хорошо. присмотримся к автору.
#26 20:21  04-08-2008aliena    
качественно. но сумбурно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....