Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - Неоконченная Пъеса бля драм-н-бейса ( конкУр)

Неоконченная Пъеса бля драм-н-бейса ( конкУр)

Автор: тихий БЭЭЭЭЭЭЭЭзумЭЦ
   [ принято к публикации 04:52  18-08-2009 | я бля | Просмотров: 301]
Антоновский

Зарисовки на тему русской жизни. Из Чехова и Михалкова, с эпиграфом Бродского, без начала, конца и сюжета.

До станции – тридцать верст; где-то петух поёт
Студент, расстегнув тужурку, упрекает министров в косности.
В провинции тоже никто никому не дает.
Как в космосе.

И. Бродский “Посвящение Чехову”

Природа предстала взору, словно сквозь толстенные стекла очков оператора Лебешева. Природа – чеховская. Михалковская природа. Зелень на ветру, трава в которой утонуть можно запросто, склон.
В доказательство тому, человек напоминающий Никиту Сергеевича, дворянского сукина сына со смаком пересказывал немолодой вдове за шахматами свои скользкие истории. Причмокивает чаем.

- Оказался я значится у них дома, почем же я знаю, что у них традиция такая, всем гостям клистир ставить! Представьте себе, эта служанка простите великодушно, в очко драть меня вздумала, истинная ведьма, говорю вам! И-с-т-и-н-н-а-я.

Вдова заливалась от хохота.
Человек похожий на Михалкова продолжал. В кустах с сачком скакал мальчик-даун похожий на артиста Богатырёва.

- Вздумала она меня, значится в очко, ещё раз великодушно извиняюсь, драть, а перед этим клистир решила поставить – чистюля.
- Простите – умирала вдова – как жиж она вас в очко-с? Как жиж в очко-с? Она же полу то женского. Дамского, извините, гендера!
- ХА! – он словно ждал такого ответа – ХА! Страпон моя дорогая! Страпон! – переставляет ферзя – ВАМ МАТ! Лезьте под стол, работайте ртом, как условились моя дорогая! Вы совсем забыли про страпон, ну уж теперь лезьте под стол, я вам все так сказать в процессе доскажу!

Был Застой. Не то конец 19-го, не то 70-е годы 20-го, не то вообще 2009 год. Впрочем, так ли это важно в чеховско-михалковском мареве, в кризисе среднего возраста, когда хочется встряхнуться контр культурным разговором, вытереть гавно с подошвы о вечность природы. Развлечься дачной трагедией. Застой, когда всё замерло, словно под гипнозом.

Вдовушка лезла под стол принималась отсасывать, барин при этом от чего-то причмокивал, да и не был он никаким барином, так – Докторишка, промышлявший похабными частушками и историями.

- Вы спросите, что ж это она и страпон в моём говэ боялась запачкать. Нет, милочка-с – Михалков мечтательно глядел на запад, закатывая глаза – нет, тут другое-с, унижение так полное, так простите меня великодушно, глобальное унижение!

- Что ж ты всё прощения просишь, МУДАК! – закричал из кустов даун.

- Ди! В хуй Ди! – отмахнулся от него доктор – Ди в хуй, лови что ловил своим с-очком-с, пиздомозглый ! А вы продолжайте – он погладил вдову по волосам – продолжайте, прекрасная! Так на чём я остановился…Ах, да значит унижение, унижение у нас в крови, русский народ пороли, пороли, а он в ответ – клистиром и страпоном, эта старуха прислужница – она ведь мне не случайно, уж поверьте, не ради забавы – им только дай страпон в руки, для них сам чёрт не брат становится!

Вдова яростно расправлялась с докторским хуем, словно участвовала в каком-то идиотском конкурсе, где надо растопить силой трения леденец или сосульку, чтоб не осталось от него ничего окромя небольшой лужицы. И наконец Михалков прыснул ей в горло.
Мондавошки, если бы они водились у доктора, только они – эти самые мондавошки, могли увидеть неописуемый ужас на лице вдовы. Подлый доктор писнул, вместо того чтобы кончить. Такие уж у него были шутки. Вдова в ужасе отпрыгнула и побежала в дом.
Михалков заливался хохотом.

- Опять писнул мудила, уже даже и не смешно – мрачно произнёс Даун в кустах. – проебался по жизни, живодёр, тепереча значит алчешь физиологической юморины.

- Ой не могу – доктор упал со стула и катался по земле – ещё и придурок вякает! Жить меня значит учить вздумал, ой не могу, сегодня писнул – а завтра какну значит, причём тебе отсталому под язык.

- Ну-ну … смейся, смейся копрофаг, в твоей пустой вонючей жизни, только какашечному юмору и место!

Они долго ещё возможно и продолжали этот срач, если бы на дороге ведущей на дачу не появился жопомордый человек, со своей женой. Он быстро передвигал коротенькими ножками, и по всему было видно, что он изрядно запыхался.

- Ба, - произнёс Михалков – Никак сам Платонов пожаловал! Вот так сюрпрайз, ёбаный в рот! – доктор поднялся, отряхнул брюки и широко раставил обе руки, для грядущих объятий.

- Доктор, ты чего кислоты переел! – крикнул жопомордый и смешно побежал к другу, продолжая на бегу – валяешься тут, никак к землице матушке, к истокам решил вернутся.

- Иди сюда, жиртрест и я тебе расскажу потрясающую историю!

Они обнялись. Михалков что-то нашептал Платонову на ухо, и оба забасили отчаянно каким-то сумбурным смехом.

- Ваша поскудная жизнь кончена – крикнул им даун, и добавил посмотрев на жену Платонова, которая благообразно спешила к братающимся мужикам – И от жены твоей Платонов, чужими хуями за километр попахивает.

Платонов отвлекся от друга и кинул злой взгляд в сторону дауна.

- О! Я смотрю алигофрен всё никак не уймётся! Ты иди сюда Вафля, я тебе поглажу яички.

- Вафля, в другой пьесе – сказал обиженно Даун.

- Да тут во всех пьесах Вафля! Всё провафлили даунёнок! Неужели тебе неясно! - Платонов подошёл и потрепал этого умственно отсталого мальчугана лет 30, по золотым, но уже с проредью волосам!

- Ты не находишь Платонов, у тебя жопа переместилась на лицо?

Из дома на шум выбежала проблевавшаяся вдова и старикашка по прозвищу Минет.

Вдова демонстративно прошагала мимо доктора, которого при её виде пробрала очередная волна веселья.

Платонов повернулся к ней. Она хотела поцеловать его, но он отпрыгнул.

- Здраствуй моя обоссаная! Только не целуй! Мне доктор уже всё рассказал!

Вдова заплакала, подошла к Михалкову и отвесила ему пощечину.

- Сволота!
- Аааах таааааааааак! – возмутился доктор. – Ах ты поскуда гнойная! – он достал из штанов свой шланг и с яростью принялся писать вокруг себя, задевая всех и вся. Поднялся визг. Громче всех орала уже подошедшая жена Платонова.

- Вот так Юмор – орал Платонов, прыгая и уворачиваясь от мочи доктора – Вот это жизнь! Уже ни капельки не жалею, что к вам приехал! Уже радостно на душе и прекрасно на сердце!

- А получи ка УРИНОШОТ! – заорал доктор и вплотную “растрерял” друга. – И ТЫ ПРИПАДОШНЫЙ! Получи свою порцету Чайковского! – он уже было, направил хуй на даунёнка, но естественный процесс прекратился и молодому человеку досталось лишь пару капель.

Возмущение вокруг сменилось вначале тишиной, а потом смехом. Смеялся даже даун.
И только дедушка Минет, спокойно наблюдал всю эту сцену, причмокивая.
В юности он любил пожевать свою сперму, была у него такая привычка, но теперь он не мог дрочить, годы уже не те и он просто мрачно взирал на всю эту котовасию. Забавы молодых были явно ему по душе.

* * *

Дни тянулись в забавах.
Ели, пили, говорили много о сексе и говне.

Платонов жаловался за большим столом собравшимся на унитазы без базы.
- Знаете эти сортиры без базы! С прямым стоком! До чёрта неудобная штукенция доложу я вам. Когда большой кал из себя выдавишь, так обязательно говёной водичкой по булочкам-с плеснёт. Совсем иное дело сральник, я называю это с базой, со взлетной площадкой так сказать! – он положил здоровой ломоть говядины себе в рот и продолжил – там коли большую говенду отожмёшь, всегда опосля и полюбоваться можно! Я такие калдехи высиживаю, вы не поверите, с хорошего омуля длинной, не спижжю, на такие смотреть одно загляденье. Но сейчас у всех ремонт, у всех с базой тувалет.

- Да … - проговорил доктор – это ты Жопоеблет верно подметил насчёт базы. Но я господа за прогресс! Без прогресса в наши дни никуда!

Все заголосили и выпили.

Такой у них получался Чеховский диалог; бездейственный, пустой. И сквозило в нём какое-то одиночество. Во всей этой их незатейливой контр культуре. Во всех этих забавных говёных словосплетениях.

* * *

Пьяный Платонов бежал топиться. Он размахивал руками, перебудил весь дом, он запинался и спотыкался. Он орал, орал страшным голосом:

- Мне 35 лет! Мне 35 лет! Мне 35 ЛЕТ!!!!

… Мне 35 лет! А я страдаю … Страдаю …

Добегал до двора. Спускался по крутому склону к реке:

Мне 35 ЛЕТ! – и не мог договорить. Потому, что откровение здесь ценилось ниже шутки, и искренностью не пахло.
А по утру пахло гавном. Он утопился.
В отличие от чеховской пьесы и михалковского фильма, он утонул.
Утонул не в реке даже, а как потом шутил давно уже утонувший и сам, доктор, в собственном говне которое беспрерывно лилось у него из рта.

Веселье и разговоры продолжались. Словно никто и не заметил этой смерти.

Словно из этих шуток на какашечную тему мог сложится какой-нибудь важный сюжет ...


Теги:





1


Комментарии

#0 10:44  18-08-2009Угонщик трамваев    
Ахуенно!
#1 13:42  18-08-2009Дикс    
** Ели, пили, говорили много о сексе и говне

просто пиздец нахуй честное слово

в каком-то роде лирика для xvideos.com

#2 12:33  19-08-2009Шэнпонзэ Настоящий    
Жопоеблет - интересное слово. Многозначное, ога.
#3 12:37  19-08-2009ПЛОТНЕГ    
немного неоднозначное впечатление. с одной стороны заебательский поток сознания. с другой стороны фразы типа "он достал из штанов свой шланг и с яростью принялся писать вокруг себя" как-то напрягают блять.
#4 15:11  19-08-2009Антоновский    
Оригинал Чехов А.П. - Пьеса без названия

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:39  05-02-2016
: [7] [Конкурс]
Где-то в бескрайних просторах черной материи, между пространством и временем, спрятавшись в ущелье обворожительного квазара, вели беседу два романтических существа:

… и все же, mon cher, даже принимая во внимание немыслимый уровень энтропии, наблюдаемый в моих системах под действием вашего очарования, позволю себе повторно акцентировать на недостаточной аргументации некоторых доводов вашей позиции....
17:59  21-01-2016
: [9] [Конкурс]
- Господин Президент, в преддверии Почётной Аннигиляции и принимая во внимание Ваши выдающиеся заслуги перед человечеством, Высший Суд предоставляет вам уникальную возможность реализации трёх последних желаний, вместо традиционного одного....
В нашем городке жизнь в трезвом состоянии никогда не существовала. Пили все. Ходили в одинаковых ботах «прощай молодость», одинаковых синтетических скрипучих джемперах, куртках из болоньи и пили. С утра, днем – на единственном заводе по производству стекловаты, в будни после работы, в выходные и праздники....
12:30  18-01-2016
: [3] [Конкурс]

Шапка велика и сползает на глаза, лицо под ватной бородой чешется, по спине, щекоча, стекает капля пота, накладные усы лезут в нос. За что мне это все? Зачем я Дед Мороз?
- Ну, здравствуй, мальчик. Как тебя зовут?
- Митя.
Розовощекий крепыш с интересом рассматривает меня, мой поношенный красный халат с жидкой ватной оторочкой, обмотанный блестящим дождиком облезлый посох и тощий, пыльный мешок....
"Ждёт Литпром Поэта как мессию.
Ждёт чуть больше, чем тринадцать лет.
Кроет бытовая рефлексия
(это как БухБез засравший тред).

Поэтессы где? Харизма, груди,
ноги, жопа... Нету их, отбой.
Из поэтов тоже – только студень,
метящий пространство под собой,

что в горячности больного тифом
нахуярит столбиков три-пять,
смело озалупливая рифмы....