Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Самые нежные

Самые нежные

Автор: Dеаd Helena
   [ принято к публикации 16:23  08-09-2009 | Raider | Просмотров: 656]
Самые нежные сидят на золотом крыльце. Самые нежные дышат легко и почти незаметно. У них прозрачная кожа, под которой бьются тонкие извилистые линии контурных карт. Контурных карт, где голубым молоком небесных тучных коров прочерчены дорожки к их драгоценным хрупким сердцам. Сердца самых нежных это серебряные яблоки – чуть тронутые игольчатым инеем сентябрьского ночного заморозка сладкие плоды. Иногда сидящие на золотом крыльце спускаются вниз, чтобы утолить голод. Голод особого свойства.

Вот так вот.

И ты такой нежный. Самый нежный мальчик на свете. Самого нежного мальчика на свете хочется переодеть в женское. Накрасить аккуратно очерченные губы красной помадой, чтобы размазать эту помаду по холодному лицу – смазать на щеки и подбородок грубо и резко. Сделать из мальчика шлюху. Прижать лицом к стене, запустить руку под короткую юбку и наблюдать ладонью, чувствовать пальцами, как растет и твердеет чувство. Прислоняться грудью к напряженной спине и шептать горячо, задевая шею пересохшими губами, прикусывая больно мочку уха: «Ты этого хотел?»

И ты не боишься. Не боишься отдать в мое владение арсенал своих плеток. Красивые кожаные предметы, которые знали до этого мою кожу. Вся моя спина в невидимых шрамах от твоих плеток. Нельзя тебе было этого делать. «Нельзя», - говорю я. Но плетка уже в воздухе, у нее своя воля. Тонкие полоски животной кожи с узелками на концах хотят соединиться с обнаженной кожей твоих ягодиц. Хотят впиться в человеческую кожу, чтобы оставить след. Тут уж я ничего не могу поделать, только взмахивать плеткой снова и снова и наблюдать, как расцветают на бледной коже следы горячей любви плетки. Алые дорожки к твоему сердцу.

Дорожки вроде тех, что я вдыхала с тобой. Дорожки сомнительного происхождения чуть желтоватого порошка. Вдыхала не потому, что мне так хотелось, а для того, чтобы стать ближе к тебе – посмотреть на мир твоими глазами. Я вдыхала порошок, я делала вид, что мне интересны истории твоей бесконечной войны против всех, я слушала тебя, целовала раскрытые ладони, массировала плечи, переодевалась в маскарадные костюмы, выворачивалась наизнанку, обнаруживала, что изнанка шита грубыми нитками, и позволяла тебе расти, расти до неба, уменьшаясь сама, исчезала. Теперь ты везде – снизу, сверху, подо мной, надо мной, вокруг меня, внутри. Ты везде, и мне нечем дышать. Мне нечем дышать, а ты надежно привязан к спинке кровати, и в руке моей плетка. В руке моей плетка, милый. Нельзя было мне этого позволять. Нельзя.

Плетка взвивается и припечатывается к твоему телу, и с каждым взмахом растет во мне нежность к тебе. Мне не вынести столько нежности. Боюсь, она убьет кого-то из нас. Кто-то из нас останется навсегда в этой комнате. В темной комнате с наглухо закрытыми окнами, со всегда опущенными жалюзи. В комнате без часов, где никогда нельзя понять который час, какое время суток. В комнате, где времени не существует.

Напрасно ты не дал себе труда узнать меня. Напрасно ты не слушал мои истории. Напрасно ты привык видеть во мне жертву. В каждой жертве живет маленький палач. В девочках, которые с детства любили книжки про инквизицию, которые сладко вздрагивали и ежились, перечитывая и смакуя описания пыток, казней, мучений, живет маленький палач. Чья голова окажется сегодня в плетеной корзине? Чья окровавленная голова станет смотреть неподвижным стеклянным взглядом в белый потолок?

Маленькому палачу недостаточно металлических зажимов на твоих сосках, недостаточно видеть, как ты извиваешься, и слышать твои стоны. Ему мало синяков, кровоподтеков, алых вздувшихся полос. Ему хочется влажности крови. Влажности крови, которая течет свободно и вольно. Крови, в которой можно умыть руки. Умыть руки, чтобы оставлять алые отпечатки на белых простынях, на крашеных стенах, на теле твоем. Это все маленький алый палач внутри меня. Палач, который спал все эти годы, которого ты разбудил и дал власть, надеясь, что палач не потеряет контроль. Нелепо и смешно.

И, может быть, темная комната уже не комната, а каменные древние застенки. Может быть, гладкий прохладный пол покрыт грязью, землей и пропитанной чем-то багровым подгнившей соломой. Может быть, холодное помещение освещается дрожащим светом факелов и, может быть, человек, чье бледное тело распято на дыбе, осмелился отвергнуть любовь царицы. Античной царицы, вскормленной мясом жертвенных животных. Мясом, которое дымящееся еще, она срезала острым ножом с поверженных туш и впивалась острыми зубами, позволяя крови течь по подбородку, пропитывать искусные кружева белой сорочки, проникать парному запаху в легкие, в самое сердце.

Или, может быть, я медсестра в коротеньком белом халатике. Порнушная медсестра в белых чулках с кружевными подвязками, а ты беззащитный пациент в смирительной рубашке. И, может быть, мои руки в хищном маникюре открывают кожаный докторский саквояж. Саквояж, полный острых блестящих предметов. Может быть, прохладные руки раскладывают на белом стеклянном столике содержимое саквояжа, и ледяной свет операционный отражается от гладких блестящих поверхностей. И ты слышишь, как звякает метал о стекло, ты видишь наточенные лезвия, и ты хочешь кричать, но во рту твоем кляп.

Да, мы играли с тобой в разные игры, но на этот раз все серьезно. Возможно, я не медсестра и не царица, но скальпель в моей руке настоящий. Настоящей же будет твоя боль, и неподдельным мое горе.

Вот так вот. Ты лежишь на кровати, руки и ноги твои привязаны, ты беспомощен, а в моей руке скальпель, и мы можем сыграть в крестики-нолики на твоей обнаженной груди. Сыграть в последний раз. Я сажусь на тебя верхом и нежно целую обескровленные губы, затем делаю крестообразные надрезы по твоей увлажнившейся коже. Неглубоко, но достаточно, чтобы обозначить поле боя. Я начинаю с нуля в верхнем правом углу, и я же играю за тебя, вырезая красный крест по центру. Я играю за нас обоих, наблюдая, как напрягается твое лицо, как бьются и становятся четче вены на твоей шее. Я наблюдаю за тобой и не замечаю, как проигрываю сама себе. Проигрываю в детской глупой игре. Еще я не замечаю того, как руки твои освобождается от пут. Как ты сжимаешь мое запястье, как выпадает скальпель из моих ослабевших пальцев. И удивление в моих глазах сменяется пониманием, когда, повалившись на постель, сквозь алый туман я вижу, как ты встаешь, становишься напротив меня и проводишь красную линию наискосок по своей груди. Потому что ты выиграл. Ты опять выиграл.

Вот так вот. А на золотом крыльце по-прежнему сидят царь, царевич, король, королевич… Самые нежные.


Теги:





0


Комментарии

#0 19:19  08-09-2009метеорит    
о, стиль!

но как же пухлый лобок золотисто-кудрявый и тяжелые белые груди?

#1 19:52  08-09-2009простой    
местами браво. самые нежные (с)после пунктира, реальная находка. аплодирую. пиши исчо. надеюсь это не клон.
#2 19:59  08-09-2009тихийфон    
кто эта женщина?

пусть она в конкурсе победит.

100.

авторша, пиши еще. даже если ты клон, все равно пиши...

#3 22:44  08-09-2009elkart    
Принцесса, я вами восхищен. Как, впрочем, и всегда.
#4 22:53  08-09-2009дважды Гумберт    
опыт какой-то. что-то странное. читать почти невозможно. но пробегать глазами приятно.
#5 23:46  08-09-2009Медвежуть    
Вот это супер! Я давно ждал от нее чего-то такого!!!
#6 00:00  09-09-2009Саша Штирлиц    
Охренительно. (Больше ничего не скажу.Буду молчать.)
#7 00:02  09-09-2009Глокая Куздра    
Никак.

Простите.

#8 02:41  09-09-2009Хрисаллива    
Местами красиво, но в целом особых эмоций не вызывает.
#9 04:49  09-09-2009anima    
Креативно, грациозно и плавно. Просто наслаждение текстом. Я даже не требую агрессивной экспрессии. Просто приятно читать
#10 07:33  09-09-2009Унтер-офицерская вдова    
Ну я тоже неоригинально распознала клона. Как это замечательно - разумеется, это я про текст. Офигительно просто.
Лена не напрасно восстала из своего склепа.
#12 09:06  09-09-2009ГССРИМ (кремирован)    
Франкенштейн походу свою конкурсную учётку жидовке впарил.
#13 10:39  09-09-2009elkart    
Меркадер походу тут самый нежный
#14 10:40  09-09-2009elkart    
и удивительный, гггг
#15 12:09  09-09-2009Dеаd Helena    
Спасибо дорогим парням, Вдове и отдельное крестному отцу Франки.
#16 20:59  09-09-2009Бобсон    
хороший ник
#17 15:23  10-09-2009Мышь.Летучая.    
ой, как зацепило...

Рубрика - однозначно!

#18 23:36  27-09-2009Докторъ Ливсин    
единственно, что-безусловно, это -литература..
#19 16:56  11-10-2009Ромка Кактус    
тяжело такое читать. бдсм дискурс - не мойо
#20 21:14  12-10-2009Нови    
Теперь это не имеет никакого значения, Ромка.
#21 22:19  12-10-2009viper polar red    
местами очень. местами нет. в целом, неплохое, но немного подзатянутое повествование.
#22 01:43  13-10-2009Нови    
Да охуительный текст. Не говорите глупостей.
#23 20:07  17-11-2009не жрет животных, падаль    
хоть и по старой схеме, но продирает до костей, черт подери. и это не дань уважения.
#24 20:20  17-11-2009Это я, Эдичка    
Так чей это клон?
#25 20:23  17-11-2009Мистер Блэк    
кабан зыркни через одного от себя выше. гг
#26 20:39  17-11-2009Мартин П. Stalker    
экий декаданс! эмо-садо-мазо-лирика! мощь! завидую...

а я-то, дурак, все стесняюсь всласть порезвиться

эх-эх...

#27 20:46  17-11-2009Это я, Эдичка    
Нови? ...

*вспомнил, как когда-то грубил ей и похолодел от страха*


Хотя, пишет хорошо.

#28 02:42  30-11-2009Ангел А    
Очень хорошо.
#29 02:43  30-11-2009Ангел А    
и глубоко..
#30 17:38  19-12-2010Шизоff    
не, это не по мне, хоть и сделано по уму
#31 17:51  19-12-2010Dеаd Helena    
Кто-то любит апельсины, а кто-то BDSM.
#32 17:53  19-12-2010Шизоff    
это да. лично я опиум и аннамиток
#33 17:57  19-12-2010Dеаd Helena    
И еще шарлотку.
А кто такие аннамитки, Шизофф? Вкусны ли?
#34 18:00  19-12-2010Шизоff    
местами. это аборигенки ЮВА

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....