Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Три минуты

Три минуты

Автор: Арлекин
   [ принято к публикации 08:46  06-03-2010 | Нимчек | Просмотров: 378]
Короче, мы тут немного поэкспериментировали, и сейчас находимся в незамутнённом младенческом ахуе! Прямо на наших глазах, здесь и сейчас, на свет рождается из ничего новое, чистое и светлое существо, готовое по праву занять почётное место в человеческом стаде! Стробоскопические вспышки красного и жёлтого высвечивают из тьмы ангелоподобного мясного монстра с прекрасным параллелепипедарным строением тела, сотканного из божественных сухожилий и генетически идеальных мышечных волокон! Вот он, чудесный плод наших научных опытов с полипенисуальным осеменением благоуханной матки, сокрытой в недрах добровольно раскуроченной молодой манды! Мы заворожено устремляем свои нервные взоры сквозь тургорную поволоку экстатического ликования, частично остудившую наши закипающие мозги, и мы не в силах оторваться от великолепного результата нашего научного хорового пистона, мы трясёмся в оргазменной благодати, созерцая явление розовозадого херувима – о, как лучезарны его гипертрофированные зелёные слепые глазки, как необъятно жив его искажённый в стенаниях беззубый ротик, как плотно поджаты к брюшку его напитанные материнским транспуповичным кормом ручонки! Некоторые из нас вдохновенно кричат о своей великой любви к этому хрящеватому кожаному пузырю, капризно сучащему ножками в околоплодных ошмётках первозданной суперплаценты! Истошным хриплым кряхтением оглашает гомункулус пространство родовой палаты, оборудованной в подвале кирпичной пятиэтажки – и как же пронзителен этот исполненный восторженной печали плач младенца одной матери и тысячи отцов! Мы сладострастно выкусываем тончайшие волокна из питательного шнура, что тянется к пупку ребёнка из окровавленной растянутой пизды, и оставляем лишь невидимую ниточку плоти, которую чадо должно оборвать самовольно, и вот – связь с отважной родительницей утрачена, и эмбриональная нега навсегда оставлена в прошлом! Новая жизнь! Новый кошмар! Новый чудесный мир! Сухой! Внеутробный! Кричи же, прелестный итог эксперимента, кричи во всю силу своих фасолевых трахей! И мы захлёбываемся в своём многоруком аплодисменте, и молодая, заёбанная родами мать хлопает в свои спазмически артритные клешни, и наше обескураженное таким феерическим приёмом дитя тоже сводит и разводит гладкие ладошки, растопыренно фалангизируя!

О, влажный блеск святой вагинальной реторты! – мы видим, как члены младенца, выстройняясь и мускулаторно произрастая нам навстречу, покрываются тёмными волосками половозрелости! Ребёнок стремительно увеличивается в размерах, осеняя подвальный сумрак своей светящейся упругой кожей, и самим своим нелинейным ускорением роста постулирует торжество экспериментального зачатия над банальным первобытным промискуитетом! Очаровательное перевоплощение голосовых связок! Щетина, окутавшая его секунду назад округлый младенческий подбородочек! Вытянувшийся и потемневший корнеплод пениса! Мегалопическая копна иисусовых волос! Прекрасный античный торс нашего свежеисторгнутого сына и почва его мощных грудных мышц, дающая кучерявые всходы гипертрихоза! Мы счастливо сингулируем всем коллективом в лучащуюся радостью отцовства точку, а мать голема, эта стахановская вульва, пережившая семимесячную посткоитальную кому, но всё же, по выходе из оной, давшая бешеную жизнь – она скукоживается и корчится на операционном фанерном столе, и обвислый, дряблый мешок её послеродового живота отвратительно гармонирует с обвисающим, дряблеющим мешком всего её тела, о, как мерзко хлюпает хрустящее створожившееся содержимое её нагноившихся бубонов! Здесь и сейчас наука и религия слипаются воедино! Здесь и сейчас! Мы, теоретики и практики интерклиторальных путешествий, изобретатели антиседативных препаратов, жрецы тератогенеза! – мы, учёные умы и светила подвальных опытов, здесь и сейчас становимся богами! Мы – вне времени! Мы свидетельствуем божественную перемотку, и пред нашими небесными очами год проходит в две секунды, а за три минуты вытекает целиком человеческая жизнь в красно-жёлтых сполохах чудесного стробоскопа! Наш сын рычит, потрясая пушистой гривой, и на его широкие плечи осыпаются волоски, первые сигналы старения, неминуемого старения, старения, хахахахахахаааааа, с о с т а р и в а н и я! Научно-экспериментальная божественная супруга катышками праха разлетается по подвалу в зябких потоках сквозняка и струится в мозглом воздушном лабиринте! Наш напряжённый экстаз требует немедленной мастурбативной разрядки, но мы не смеем идти на поводу у плоти, присутствуя на величайшем короткометражном бытии! Вот он, наш седеющий ребёнок со спастически пульсирующим мозгом! Сын богов, дитя пыли, жених смерти.

Практически неуловимая скорость дерматического шелушения, гниение внутренних органов, отмирание слизистых оболочек, повсеместные аппаратные сбои – и это уже на третьей минуте бытия! От нашего зачарованного многоглазого внимания не ускользают ни дрожь в его костлявых коленках, ни вероломная мимикрия наглых раковых клеток, наплевавших на высшую раковую меру сурового капсулирования, ни смегмоидный насморк его сушёных гениталий, ни стыдливая цинга и расслоение бурых ногтевых пластин, ни вихреобразная циркуляция старческих пигментных пятен, образующих карту его страданий – ничто не остаётся вне нашего божественного надзора! Потусторонний стробоскоп! В красной вспышке проявляются его ненатянутые горловые жилы, в жёлтой вспышке проступает его рыхлое пузо, в красной вспышке разлагается его пористая печень, в жёлтой вспышке клокочет его густая, жирная кровь, застрявшая в аорте, в красной вспышке его парализованные ноги, в жёлтой вспышке его анемичное лицо, в красном его последний вздох, в жёлтом, в жёлтом, в ёбаном жёлтом! Вот и всё, ты прожил замечательную, богатую бессобытийностью жизнь, жил, ничего не понимая и умер, как жил, и теперь на твои останки плавно оседает пыль – серая взвесь материнского праха, смешанная с песком, и сухой слюной твоих отцов, и мёртвой кожей теперь уже постороннего тебе тела, луноликий обитатель вонючего подвала! Прекрасный опыт! Божественное открытие! Плод спермовой бомбардировки из всех орудий по единой цели гостеприимной яйцеклетки! Мы, правда, так и пребываем в неподвижном охуении, сбитые с толку твоей быстротой, но всё равно мы очень рады были видеть твои взлёты и падения, мудрёные хитросплетения твоих жизненных ситуаций, и разгадывать твои потаённые мысли о жизни, наш дорогой сын!

Но что это, мы обнаруживаем, что способны видеть свет в конце глубины! Гораздо ниже нашей потакающей своим желаниям жалкой дырки в жопе! Побеждённые, мы уступаем и придвигаемся ближе к самозародившейся пустоте! Мы можем найти здесь комфортную жижу трупных соков, мы можем найти мир в пределах пустоты! О, как ничтожно наше открытие! Это зовёт нас! Это зовёт нас! Это зовёт нас! Это зовёт нас! И в наитемнейший момент эмбрионального плача луна маловаттной запыленной лампочки открывает нам великую тайну! Лампочка под паутинистым потолком, наше доверенное лицо, столь же полное и яркое, как мы, чуждый потусторонний хуев свет! Миллион лёгких сокращений проходит по нам, и мы постигаем великую тайну трёхминутного монолита! Источник жизни ярок и бесконечен! Источник жизни реанимирует безнадежное! Без него мы лишь безжизненные мечтающие сателлиты! И мы вынимаем голову из анальной оклонаучной истерии, навеки избавленные от сомнений, и мы больше не желаем кормить свою самовлюбленность, и мы должны замучить эго прежде, чем грянет катарсическое раскаяние, и просим свет спасти нас, и он изымает нас прежде, чем мы начинаем чахнуть! Прежде, чем мы начинаем чахнуть! Прежде, чем мы начинаем чахнуть! Прежде, чем мы начинаем чахнуть! Мы должны замучить эго прежде, чем грянет катарсическое раскаяние! Оставить позади этот родильный подвал пыток, хохотать, изблёвывая всё то отрицательное, слепое и циничное, что толкало нас на полигамные изуверства, и, наконец, понять, что все мы – единый сперматозоидный разум! Позволить свету лампочки коснуться нас, позволить излиться её огненному раскалению, позволить ему пройти сквозь нас, даря нам надежду новых трёхминутных открытий и причину барахтаться и впредь в этом экзистенциальном говне логически обоснованного безумия! Прежде, чем мы окончательно зачахнем…


Теги:





-1


Комментарии

#0 12:22  07-03-2010Унтер-офицерская вдова    
Как-то читала с большим трудом, гораздо дольше трех минут. подумала: а если это гениально? испугалась
#1 15:47  07-03-2010viper polar red    
перепуганная вдова — хуже сумасшедшего.
#2 16:09  07-03-2010Лев Рыжков    
Очень хорошо, я считаю. Тот случай, когда мат не то, чтобы не красит текст, а даже не встраивается в его структуру. На фоне очень богатого словарного запаса афтыря (поражает, например, деепричастие «фалангизируя», я бы до такого никогда не додумался) простые как мычание(с) слова «пизда», «манда» и т.д — ну, совсем уж чужеродны.
#3 16:41  07-03-2010Унтер-офицерская вдова    
viper polar red
ах, перестаньте! я много лучше сумасшедшего
#4 17:49  07-03-2010Файк    
О, влажный песок вагинальной простаты!
Мы все там бываем, надсадно пролиты:
Простые, не очень, пустоты, легаты -
Кому-то друзья, а кому — сателлиты,
.
И прежде, и присно, и лунново пахнуть,
Источником жизни простейшей без меры -
Постигнувши тайну пред тем, как зачахнуть,
Всегда и везде для себя пионеры.
.
Замучить земное в небесной твердыне -
Чихая-чихая в безумии генном,
Луна-сателлит никогда не остынет,
А пахнет она нам не сыром, а сеном.
#5 19:33  07-03-2010 Умка    
прилагательные — просто конфетка
#6 20:00  07-03-2010Глокая Куздра    
Очень согласна с лаврайтером.
И в целом — наверное, гениально. У Вдовы есть повод бояцо.
#7 20:44  07-03-2010Atlas    
Редко так случается, что не дочитав предложение отводишь глаза. Как будто боишься испачкаться...
Такое впечатление, что обожравшийся грибов Билибин, рисовал на хую завитушки шариковой ручкой. А потом кончил в пароксизме самолюбования. Кончил вот этими липкими, склеенными предложениями читателю в глаза. А если вы попытаетесь их произнести, то и в рот — прямо на язык…
#8 15:31  09-03-2010Нови    
гаф!
#9 15:33  09-03-2010Dеаd Helena    
Подленько как.
От текста — содрогалась. Не понравилось, наверно.
#10 15:36  09-03-2010Dеаd Helena    
«Поленько» — это не о тексте, конечно.
Прости, Стасик. Эмоции.
#11 08:52  10-03-2010Арлекин    
в общем и целом — спасибо, ребята
#12 15:57  11-03-2010Atlas    
А это еще что за невинноубиенная наседка милосердия, содрогается от текста? Хотите перейти на личности — запросто… Но я, все-таки, предпочитаю о текстах. С иудейкой — понятно, она и не скрывает, что прется, когда… в глаза, и на язык… Так вместе с ней и прильните к источнику наслаждения, нечего склонять народ к педерастии.
#13 16:46  11-03-2010Dеаd Helena    
Атлас, ты сошел с ума?
#14 17:09  11-03-2010Atlas    
Потоптался и сошел...
А под пальцами ног, как вам нравится, лопались скользкие комочки плоти, в которых якобы и скрывается сущность, называемая душой.
#15 19:25  11-03-2010Dеаd Helena    
Атлас, ты ничего о нас не знаешь, сукин ты сын излишнего образования.
Тексты читай — пиши понятно комментариИ. Не изгаляйся.
Прости, Стасик. ОПЯТЬ.
#16 19:25  11-03-2010Dеаd Helena    
Ты ведь знаешь, как я к тебе отношусь.
#17 19:57  11-03-2010Atlas    
Вы знакомы с живописным полотном: «Солнечный Лев И Бал Бабочек»
Трогательно, не правда-ли.
Я тоже рыдаю — зачем он так с ними...
За что он их… ну, это — «и бал»?
Кажись они померли и стали Dead Butterfly, легкомысленные и мертвые...
#18 20:01  11-03-2010Шева    
Не устаю восхищаться Кином. Гениально. Единственное, резануло, в первом абзаце — /Ахуй/, а в предпоследнем — /Охуении/. Хотя, может, так и лучше.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:15  30-11-2016
: [61] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....
09:38  21-11-2016
: [10] [Палата №6]
На Юности старуху за пятьдесят
сбила медная копейка,
я как раз пропустил светофор,
задумался над чем-то.

Лук в авоське, коровьи консервы,
хлеб, капуста, свежая бумага зева,
зелень, кетчуп, острая морковь.

Я рифмую кровь — любовь,
и думаю над чем-то....