Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Человек с запада

Человек с запада

Автор: Нови
   [ принято к публикации 14:42  17-05-2010 | Бывалый | Просмотров: 476]
/вторая попытка с божьей помощью и прочее спасибо/

«На золотом крыльце сидели царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной. Кто ты будешь такой?», – поют маленькие дети. Лица детей напряжены. В них нет никакого очарования юности – оно живет лишь в замутненных воспоминаниях тех, кто давно растерял свою молодость. На маленьких угрюмых лицах застыли гримасы сосредоточенности, физической почти боли. Маленькие дети не осознают своей бесконечной обособленности, невыносимого одиночества от необходимости существовать внутри своего тела, но и одновременно являться частью большего организма. Организма, похожего на чудовище под кроватью – многоголового, многорукого монстра из страшных снов. Монстра, готового удушить во множественных своих объятиях, в то время как пасти его извергают языки пламени, дышат гарью и серой в лицо. Маленький Жан-Поль назвал чудовище Адом. Все дети знают, кого он имел в виду.

В детской считалочке нет ничего легкомысленного – произнесенная громким, четким ритмом продиктованным голосом, считалочка превращается в приказ, и ребенку необходимо сделать выбор – решить однажды и навсегда «кто он будет такой».

Раньше все было иначе. Проснувшись, человек мог выбирать сегодняшнюю свою сущность в зависимости от настроения или погоды. Совсем как теперь люди выбирают желтую или синюю униформу по утрам. Когда-то человек мог быть ребенком – мальчиком, девочкой, младенцем, мог стать мужчиной или женщиной, мог стать мартовским, только-только поменявшим свою шубку зайчиком. Мы все были вечно линяющие зайчики, ежедневно меняющие кожу змеи. Отчего не задумывались мы тогда о кроликах и удавах? Отчего?

Сами того не замечая, мы множили в себе сущности – каждый являлся Красной Шапочкой, Злым Волком, Добрым Дровосеком, Бабушкой, Темным Лесом, Пирожком внутри Бабушки и Бабушкой внутри Волка. Малыш Хорхе-Луис считал подобное существование отвратительным. Мы смеялись над ним, называя слепцом. Однако наши маленькие головы не выдерживали напряжения – в головах становилось тесно. Каждая сущность требовала голоса, облика, характера, и, конечно же, ежедневно они устраивали чаепития в тесном уюте маленьких черепных коробок: «Познакомься, Алиса, это пудинг! Ку-ку!».

Когда-то наш алфавит состоял из танцующих человечков – человечки плясали, иногда брались за руки и водили головокружительные хороводы. Из-за постоянной неугомонности танцующих человечков, количество вечно изменяющихся букв и их сочетаний не поддавалось подсчету. Поэтому первой буквой была «алеф» — человечек, чьи высоко поднятые руки указывают в небо, а широко расставленные ноги в землю. Вот так:



Говорят, что тем самым Алеф намекал на тождественность низа и верха, на бесконечность отражения и повторения всего во всем. Иногда человечек ходил колесом, и верх менялся местами с низом. Оттого его звали «эйн-соф» — бесконечность. Но люди слишком долго крутились на чертовом колесе бесконечности, они устали, у них закружились головы. Потому однажды Алеф был повален на бок, руки и ноги его скрутили наручниками. Теперь он лежит на боку неподвижной восьмеркой. Восьмерка вряд ли куда-то укатится, и это наша новая бесконечность.

Анна – мечтательница, а мечтателям и сновидцам приходится нелегко в поваленном на бок, надежно связанном по рукам и ногам мире. В детстве ее пугали шумные игры – оттого она так и не смогла решить, кем ей быть «такой». Анна инертностью своей похожа на растение – бесплодная декоративная виноградная лоза или плющ. Она молчалива, неподвижна и откровенно ленива. Как всякий плющ, Анна в состоянии лишь обвиться вокруг существа более устойчивого и капитального – существа, похожего на дом. Но и в этом случае путь Анны подчиняется чужой архитектуре – карнизы, балконные перила, трещины в кирпичной кладке, – таковы вехи извилистого медленного пути Анны. Однако не стоит забывать, что, проникнув однажды в трещину, пустив свои нежные зеленые побеги, плющ не остановится, но продолжит расти, выискивая и расширяя все новые и новые полости.

«Полости-подлости», — шепчет Анна и ухмыляется зеркалу, умываясь по утрам. Она не в состоянии сделать выбор между синим и желтым комбинезонами, не в состоянии выйти из дома или остаться. Поэтому она усаживается голой на подоконнике, свешивает бледные ноги с карниза на улицу и, не пребывая нигде, наблюдает жизнь за окном.

Взгляд ее устремлен поверх черепичных крыш города, на запад, где море и откуда, верит она, придет человек, который станет ей домом. Человек, вокруг которого можно обвиться, на плечо которого можно положить уставшую голову и, заснув, не думать о моменте неизбежного разрушения.

Возле дома Анны разбит небольшой садик. Там нет деревьев и цветочных клумб, а только присыпанные гравием дорожки и аккуратные могилки. В изголовье каждой могилы установлено надгробие из гладкого белого булыжника. На булыжниках выбиты буквы забытого алфавита – буквы, напоминающие танцующих человечков. Всего могил три, и четвертая – пустая. Иногда Анна спускается со своего подоконника, прогуливается по дорожкам сада, останавливаясь временами у могил. Она стоит так, и легкий западный ветер шевелит ее одежды – он приносит запахи моря: соли, мокрого песка, гниющих водорослей и такой же подгнивающей уже надежды. Анна вздыхает у могил, вспоминая другие времена. Иногда плачет, но слезы ее легки, и кажутся каплями морской, принесенной бризом влаги. В могилах похоронены бывшие любовники Анны.

Спускаясь в сад, прогуливаясь по усыпанным гравием дорожкам и неизменно возвращаясь к своему окну, ежедневный маршрут Анны чертит восьмерку. Такая форма затягивает, таит опасность бесконечного повторения – сама того не замечая, Анна приближается к фальшивой бесконечности. Фальшивой оттого, что в перекрестье восьмерки находится четвертая, пустая могила и, если человек с запада будет продолжать медлить – пустая яма станет могилой самой Анны.

Дни становятся длиннее, тише и удушливей – так в наших краях наступает лето. Летние вечера полны тоски, томления и неподвижности. Анне мнится, что по сгустившемуся воздуху плывут чьи-то глаза – глаза похожи на новорожденных головастиков. Они медленно проплывают по комнатам, увлекая за собой шлейф окровавленных сосудов. Это только глазные яблоки – зеленые, серые и голубые, но из них не приготовишь яблочного мармелада, в них нет сводящей зубы сладости, а одно лишь осуждение. Глаза, полные неодобрения, медленно плывут по струящимся из окна сумеркам. Все они смотрят на Анну, а у тех, что имеют веки, вместо ресниц растут зубы. Временами глаза подплывают совсем близко к лицу Анны и клацают своими мелкими зубками угрожающе. Очевидно, что некоторые из них принадлежат ей самой. В такие вечера ни в коем случае нельзя оставаться в одиночестве.

В такие вечера Анна подходит к молчаливому телефону и кричит в трубку. Она кричит: «А-а-а-а-а…!», она кричит: «О-о-о-о-о…!». Тогда приходит лучшая подруга Лора. Подруга Лора любит щелкать пальцами при разговоре, подталкивая свои застрявшие в густом сиропе наружной жизни мысли. Подруга Лора имеет гордую посадку белокурой головы и крупное, спокойное как пруд тело. Движения Лоры плавны и неспешны. В жизни Анны она наблюдает падение. «Понимаешь, Анна, — медленно, чуть растягивая слова, говорит она, — вечное падение невозможно. Даже, если предположить, что твоя Кроличья нора бездонна – ты станешь падать все быстрей и быстрей, пока не сгоришь от трения о воздух. Тогда от тебя ничего не останется, Анна». «Останется огонь», — думает Анна. И произносит вслух: «Пусть короткое время, но будет огонь и тогда, возможно, мне удастся согреться».

Они разливают по чайным фарфоровым чашечкам огонь домашнего свойства, пьют маленькими глотками горький ром, едят черствые миндальные коржики. Они ставят старые пластинки и под растрескавшийся голос давно умершего мужчины, кружатся по комнате, держась за руки. Тепло Лориных ладоней передается Анне, ненадолго согревая ее рыбью кожу. В телах женщин смеются алкогольные огоньки, и Анна перестает думать о человеке с запада, о фальшивой бесконечности и о могилах в саду. Она думает лишь о светлых прядях, прилипших ко лбу Лоры, о ее раскрасневшихся щеках. Анна убирает влажные локоны, она целует высокий чистый лоб. Она думает о покойности и теплоте укрытого желтым комбинезоном тела. Потом, утомленная, в сладком бездумии Анна засыпает на круглых коленях Лоры, пока та ласково, подобно морскому бризу, гладит ее волосы. Она крепко спит до утра, чтобы, проснувшись, вновь обнаружить пустую комнату, бесконечные городские крыши в окне и сад четырех могил.

Люди с запада совсем не похожи на нас – они не носят желтые и синие комбинезоны, они не выбирают себе занятия, подчинившись императиву глупой детской считалочки. Они кочевники и охотники, на их телах растет шерсть, а лица скрыты изображающими морды животных масками.

Человек, что стучится в двери угрюмого дома Анны, приземист и крепок. Тело его покрыто шерстью, а на лице маска слона. Фарфоровые чашечки лопаются в его крепких пальцах, мертвый голос из граммофона задыхается и еле шепчет свои старые, забытые песни.

Анна и мужчина с запада не могут вести беседу, ведь тот говорит на забытом языке танцующих человечков, а Анна только и может, что кричать в телефонную трубку, вздыхать и плакать морской солью. Оттого им остаются занятия любовью – для человека с запада сплетение с напряженным, но мягким и податливым телом Анны – это манифестация силы, победное трубление из слоновьего хобота. В то время как та цепляется за крепкое тело, обвивает его побегами своих ног и рук, пытаясь прикрепиться, пустить ростки. Потому ее ногти запускаются глубоко в спину человека с запада, оставляя красные болезненные лунки, потому белеют костяшки пальцев, потому становится трудно дышать. Анне хочется поглядеть в глаза мужчины, хочется содрать защитную шерсть с его тела. Потому, лежа без сна, она сторожит дыхание мужчины, отмеряя вдохи и выдохи метрономом своего нетерпения.

Осторожно она приподнимает уголок слоновьей маски с лица спящего мужчина, но обнаруживает лишь серую шерстку мартовского зайца. Анна кричит: «А-а-а-а…!», Анна кричит: «О-о-о-о…!»

Босоногая, поспешно спускается в сад. Погружает маску слона в подготовленную четвертую могилу, аккуратно присыпает землей и тихо возвращается в постель. Утром мужчина не спросит, от чего ноги Анны в грязи, он не заметит исчезновения своей маски, а просто покинет дом и продолжит свой путь дальше – на восток.

Раньше наш алфавит состоял из танцующих веселых человечков, теперь же буквы похожи на жирных ленивых насекомых. Наши буквы – жучки, наши буквы – червячки, наши буквы – послушные черные муравьи. Анна разрывает могилы бывших любовников, ломая ногти, пальцами разгребает слежавшиеся пласты тучной земли. Она черпает полные горсти напитанных мертвой плотью букв-насекомых. Раскрывает ладони, позволяя насекомым падать сквозь пальцы на подставленный лист бумаги. Насекомые шевелятся, наползают друг на друга. Затем, послушные пальцам Анны выстраиваются в стройные ряды-строчки.

Вот так она пишет эти истории.



Теги:





0


Комментарии

#0 15:19  17-05-2010Joy Molino    
мне кажется, что тексты Нови становятся с каждым разом все более бездушными. все прекраснее и все мертвее. как-то так.
#1 16:16  17-05-2010SAD    
дочитала до восьмерки… нет! восьмерка – это моя бесконечность, ей не нужно никуда катиться – она постоянна и неизменна: вчера, сегодня и во веки веков, она просто есмь и никто ее не столкнет с этого пьедестала ибо нет того кто возвел, она взошла сама и упокоилась там с миром, который стал вокруг нее, приняв ее за опору своему существованию, трепетно надеясь уподобиться и быть вечно…
#2 16:18  17-05-2010Шева    
Хорошо сказано. Вынужден согласиться.
#3 16:22  17-05-2010Шева    
Относится к каменту Joy Molino 15:19
#4 16:33  17-05-2010Упитанный атлет    
Прибыл на обед. Где мой креос про Сантехника, блять? Или убирайте этот фуфел голимый про «ничего у нас не пропадает», или ищите мой креос про Сантехника, пока я обедаю. Ебанаврот, шевелитесь. Автор, твой текст не четал, но верю што недурственный.
#5 16:43  17-05-2010Alexandr CHoo    
Нови прэлэстна.
Текст прочитаю на ночь, как сказку на ночь.
#6 17:19  17-05-2010Евгений Морызев    
Славно
#7 17:46  17-05-2010херр Римас    
Ира, ну очен душевно.После слов «Ево взгляд был обращон на запад, к морю...»
ну чтото таг сразу вспомнил засланные тобой фотки пприкраснова местечка где ты обитаеш.Все уття там в парядке то?
#8 22:20  17-05-2010Нови    
Сами вы бездушные. Хорошо вам между глаз метрономом запустить.
Римантасс, нет.
Сэд, что за кликушество про восьмерки? Зачем тут это?
#9 22:36  17-05-2010херр Римас    
Ир, даг выхади туда то, поговорим еслечо.смори там сама.
#10 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#11 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#12 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#13 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#14 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#15 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#16 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#17 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#18 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#19 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#20 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#21 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#22 23:18  17-05-2010архангел Гавриил    
Буууэээээээээээээээээээээээээ
#23 09:22  18-05-2010Арлекин    
нови действительно умирает. синтетика берёт своё, определённо. тексты, реплики, прочее — застыло-не оближешь. есть в этом своеобразная притягательность, сексуальность, но ебать труп — это, простите, на любителя. нови, оживи, а? съешь мороженое, что ли
#24 12:48  18-05-2010SAD    
мне не понравилась ни сама идея, ни ее воплощение
#25 12:49  18-05-2010Нови    
Господи… да расколдуйте уже Архангела. Предсмертная просьба.
#26 12:50  18-05-2010Нови    
А в чем идея, Сэд?
#27 12:51  18-05-2010Нови    
И, Стасик, спасибо милый.
#28 12:59  18-05-2010SAD    
что жизнь -бесконечный спуск на бесконечное дно и Анна просто еще одно поколение идущее по этому спуску… как то так…
#29 13:28  18-05-2010Нови    
Нет, Сэд. Жизнь это веселый желтенький автобус, набитый плюшевыми мишками, надувными шарами, леденцами на палочке и детьми, требующими «особого воспитания». Но и об этом в тексте ничего нет, моя дорогая индуктивная читательница.
#30 14:54  18-05-2010SAD    
*мечтательно подняв глаза к потолку*
я бы не прочь прочесть твой рассказ о жёлтеньком автобусе с детишками, живущими в режиме «особого воспитания»…
#31 14:55  18-05-2010HЕФЕРТИТИ    
Прочла, понравилось про слона и зайца.
#32 15:12  18-05-2010Нови    
Сэд, смотри Shortbus: www.youtube.com/watch

#33 15:14  18-05-2010Нови    
Рада видеть дорогую Н.
#34 16:10  18-05-2010SAD    
эх, Нови, я уж размечталась откусить кусочек твоего сознания, а ты хрясь половником по моим грезам и налила чего-то совсем другого

#35 16:18  18-05-2010Нови    
А что? Нормальный фильм.
#36 16:29  18-05-2010Ted    
Воздушно. Полупрозрачно. Поэтично.
Грустно и хорошо.
#37 09:08  19-05-2010Ульяна Владимировна    
Дом и плющ — очень яркие образы. Мне понравилось.
#38 09:10  19-05-2010белорусский жидофашист    
здраствуйте Ульяна
#39 22:35  20-05-2010Лев Рыжков    
Мне понравилось. Красивости вообще не люблю. Но для такого уровня изложения все гармонично.
#40 17:33  21-05-2010Нови    
Я люблю БОЛЬШИЕ комментарии.
#41 14:16  22-05-2010Даниламастер    
любишь говоришь, хе-хе, ну так получай тогда!
.
критик из меня неважный, объективный анализ могу ещё с горем пополам дать столбику, а прозу вообще редко критиковал в своей жизни, поэтому просто на уровне эмоций выскажусь. уж извиняй если ждала от меня другого, но вот как умею так и скажу. камент пишу по мере прочтения текста, чужие каменты не читал, потом будет забавно поглядеть чё там и как. поехали:
.
с первых строк неожиданно вспомнилась считалочка из пиндостанского ужастика про дядю Федю с улицы Вязов. забавно.
задержался на «назвал чудовище Адом» — если считать что имя в именительном падеже, а не в творительном и ударение поставить на второй слог, то будет похоже на некого демона по имени АдОм, почти как Адам или Содом. тоже прикололо.
про униформу не понял почему именно эти цвета и что вообще за униформа.
«Пирожок внутри Бабушки» улыбнул. Борхеса к сожалению не читал, не знаю. Кэррола зато читал, про чаепитие тоже понравилась аллюзия или как её там.
про бесконечность интересно, версия канает, зачот.
а вот с этой строки «Взгляд ее устремлен поверх черепичных крыш города, на запад, где море и откуда, верит она, придет человек, который станет ей домом.» вспомнился кто? ну конешно же старый добрый Александр Степанович и его Ассоль. Анна-Ассоль. дааааа… хорошо. да-да-да… точно… «легкий западный ветер шевелит ее одежды – он приносит запахи моря»… блджад!!! могилы любовников просто убили, неожиданно, щас оправлюсь от шока и будет даже улыбательно. про глаза вот трэшак пошёл нехилый, люблю такое.
про подругу(друга)-философа некий штамп имхо, но тут Лора в принципе ничего не портит особо. пусть себе будет.
про неопределённость времени тоже забавный ход, сразу переносишься в прошлое мыслями, то ли в палеолит то ли во времена викингов с появлением в тексте человека с запада. исчо раз блджад!!! и опять Алиса. «вон оно чё, Михалыч» (с) — имеем уже Анну-Ассоль-Алису на фоне Адома и Алефа. здорово! просто полное «А-а-а-а-а…!» (с)
подозреваю, что не все «А» увидел в тексте, возможно есть ещё кроме названных.
.
в целом интересно, правда вот не всё понял, целостной картинки у меня не сформировалось, но отдельные фрагменты фрески порадовали, особенно переходы от одних настроений к совершенно другим, вплетения трэш-элементов в частности, что на мой взгляд и компенсировало некую неспешность и задумчивость в изложении, привнесло некое подобие драйва, что есть элемент необходимый для произведения. не будет драйва — читатель заснёт. я не заснул, хоть и очень склонен от текстов объёмом более страницы клевать носом. поэтому вывод: зачот, не полный восторг, но понравилось.
#42 14:21  22-05-2010Арлекин    
донило премеряйэт касцюм мэтра на литпромточькору
#43 14:33  22-05-2010Нови    
И у Данилы хорошо получилось. Спасибо, Данила. Кстати, адОм — это красный — красный, как буква «А», но это случайно вышло.
Цвета комбинезонов произвольны — сам факт наличия униформы — это маленький трибьют незабываемому 1984-му. Лора с ее огнем — Дэвиду Линчу, без которого никак.
#44 14:37  22-05-2010Нови    
Вот все и объяснила.
А те, кто вместо того, чтоб возрадоваться возвращению автора после долгой и продолжительной болезни, кричат, что принцесса мертвая (или сошласума), ужасно меня огорчили.
#45 14:43  22-05-2010Арлекин    
ты выздоровела?? тогда здравствуй
#46 15:09  22-05-2010tarantula    
Мне как всегда нравится.
#47 15:20  22-05-2010Даниламастер    
Арлекин, а чё я, чё я, это самое, я жеж не нарошно, да, меня ж это, попросили своё мнение высказать я и высказал, хуле там, а кратко не умею, есть такой недостаток, вот и вышла рецка такая, дык а чё уж тут, на здоровье. а до мэтров куда уж мне, конкретики мало у меня в стихах, всё больше воблакахлетания, а с прозой ваще напряг. мне б нишу свою занять и сидеть в ней уютно и радовать чем могу читателя, а слава и почёт возлагают ответственность на афтара большую, а я этого не полюбляю, потому и не стремлюсь.
Нови, я и не знал, что заболемши была ты, ну слава Богу сейчас всё в порядке, правда ж ведь. мне даже почему-то не похуй, хоть я с тобой почти не знаком. хороший ты наверное человек, я это только так могу объяснить. 1984 и Линч вызвал у меня новые вопросы, ну да ладно, это проблемы моей эрудиции, сам буду выяснять. ещё раз спасибо за доверие.
#48 15:23  22-05-2010Арлекин    
да всё нормально, чо ты распереживалсо? выпей
#49 15:23  22-05-2010Арлекин    
воледолу
#50 15:30  22-05-2010херр Римас    
ничиво не ссы Нови, лично всигда рад за тибя
#51 15:34  22-05-2010Даниламастер    
Арлекин, бггг, пю уже, всё ништяк, попустило.
#52 15:46  22-05-2010castingbyme*    
Очень понравилось, Данила молодец. Прежних креосов авторши пока не читала, но судя по этому — оригинальный и нестандартный автор. Во всяком случе, узнала для себя много нового, и, конечно, разработка известных произведений в своеобразном ключе хорошо вкраплена.
#53 15:51  22-05-2010дервиш махмуд    
мне про глаза с зубами понравилось, раз уж на то пошло.
#54 16:03  22-05-2010Даниламастер    
бггг, вспомнилось такое даже http://www.ex.ua/view/230472
слава Богу есть фильмы, а есть реальная жизнь и как хорошо бывает если они не пересекаютса.
#55 16:33  22-05-2010Нови    
А еще была золотая-золотая девочка, что жила за городом на холме как дурак. Жила в высокой-высокой башне, а люди приходили, кусали золотые бока, и от этого у них крошились зубы. Люди плевались и говорили: «Да она ненастоящая!». А у девочки чаинки плавали в тигриных болотных глазах, но голова была как яйцо всмятку, из-за которого война приключилась – с острого ли конца разбивать или с тупого? А девочке не до этого – у нее Марс атакует, и скачут эскадроны морских коней, и «а-а-а-а-а!», и «у-у-у-у!», а эти всё колотят и колотят своими крокетными молоточками – да по голове! И кусаются-кусаются!
А ей бы, чтобы прекрасные дамы обмахивались веерами, и вздыхали, и молчали, и взгляд чтоб устремлялся в никуда или в камин, или в микроволновую печку – наблюдать микроприбой. И чтобы кавалеры в усах и надетой на голое тело жирной пресыщенности зевали украдкой и на вопросы не отвечали. И чтобы узкие платья и тонкие бокалы, и плетеные кресла, и файв-оклок, и фонтаны-фонтаны-фонтаны… И чтобы говорить «о...», «отнюдь» и «соблаговолите». И чтобы виньетки, визитные карточки, шифон, шифоньерки, восточные экспрессы и «убийцей оказался дворецкий!», и захлопывать серебряные портсигары, и пить смешанные убийцей-дворецким коктейли, и пожимать плечами. И чтобы томно всё так. Томно и грациозно как в аквариуме.
.
В общем, да. Выздоровела. Всем — мерси.
#56 16:39  22-05-2010херр Римас    
чтото похожее тоже про Марс и Океан с рыбами-птицами, ветром было у миня кагда завязал с алкаголем.Гдето недели две-три.
#57 16:58  22-05-2010Даниламастер    
ыыыыы, дадчек снобизьма зошкалело нах, но бля красиво
#58 17:01  22-05-2010Даниламастер    
вот сёдня знакомой в аське строканул, чёто захотелось тут поделицца, текст коряв, привожу как есть:
и такая стоишь в лучах заката на вершине Фудзиямы с румянцем на щеках не то от гордости не то от стыда и ветер играет в твоих волосах приманеный видом великолепной девичьей груди которая вздымаетса гордо и неспешно при каждом вдохе прекрасной амазонки играющей с маленьким солнышком, божьей коровкой для которой её пальчик такая же Фудзияма только красная она от природы и веснушки её семью точками не исчезнут осенью, исчезнет она сама, но об этом она ещё не знает и несёт деткам котлетки и до облака так далеко, да ещё и ветер…
#59 17:03  22-05-2010ДекаданZZZ    
да зойебале вы со своими Фудзиямаме, что, блять, Пик Коммунизма уже не канает?
#60 17:21  22-05-2010Даниламастер    
Пик Коммунизма — это особая романтика для особых случаев, а я ж говорю — знакомой выдал, а она замужем, далеко и не даст полюбому. и Фудзияма сгодитса.
#61 09:18  23-05-2010Joy Molino    
оч. рада и возвращению и выздоровлению

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....