Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Вирулентность (часть 2)

Вирулентность (часть 2)

Автор: не жрет животных, падаль
   [ принято к публикации 08:57  07-10-2010 | я бля | Просмотров: 534]
начало тут:

… После того, как я произношу свою реплику в сценарии, наступает ее очередь действовать. По замыслу постановки, следующая фраза в диалоге должна принадлежать ей. Моя слабость, бледность, обнаруженные ею с утра, трудности в координации и движениях, неуверенность походки, из-за которых она вынуждена была тащить меня до аэропорта – симптом за симптомом, должны в один момент выстроится в ее голове в стройную линию. Туда же, в эту линию, должны попасть моя странная отстраненность и неэмоциональность. Во мне сегодняшнем почти невозможно узнать меня вчерашнего. То, что с момента пробуждения до настоящей минуты я не проронил не слова, должно стать последней опорной точкой в линии доказательств. Доказательств того, что ближайшие десять часов полета ей предстоит провести рядом с человеком, страдающим от приступа ретроградной амнезии, вызванной острым отравлением алкоголем, смешанным с сильнодействующими транквилизаторами. Ей предстоит понять, что все, рассказанное мною вчера, сейчас полностью стерто и существует только в ее голове. Заперто в ней. Колотится в пространстве между ее висками. Выпустить или забыть – ее выбор. Ей придется взвесить все «за» и «против» и принять решение: помочь мне или сделать вид, что она видит меня впервые. Сделать все то, что делал до этого только я. Самое время воздать хвалу господу, подарившему людям способность сопереживать и давшему мне время вспомнить о том, как все это началось, и почему с того, момента как наш самолет оторвется от земли, она станет моей матерью.

Золотая карта авиакомпании позволяет ее держателю проходить регистрацию на рейс у стойки пассажиров бизнес-класса независимо от класса бронирования. Она открывает ее владельцу доступ в зал ожидания повышенной комфортности. Обладатель такой карты может выбирать место в салоне уже на этапе заказа билетов. Однако такая карта не поможет вам начать новую жизнь. Для того, чтобы исполнить такой фокус, необходимо, наоборот, отказаться от большинства привилегий, гарантированных золотым членством в клубе авиаперевозчика.

У каждого опытного игрока делающего ставки есть своя стратегия, которой он руководствуется при прогнозировании исходов скачек. Моя строится на соблюдении простейших правил. Во-первых, необходимо быть у стойки регистрации на рейс первым. Так у вас появляется возможность увидеть и оценить всех пассажиров, от первого до последнего. Во-вторых, вам не следует обращаться к стойке пассажиров бизнес-класса. Тем самым, вы сами сужаете себе пространство выбора. Вас интересует очередь в «эконом» – она значительно больше, а значит, вероятность того, что именно в ней стоит тот, кто вам нужен, гораздо выше. В-третьих, вам необходимо наблюдать только за теми, кто стоит в очереди последним. У вас не так много времени до того момента, как подойдут и встанут в конец очереди новые пассажиры. На место, которое при удачном стечении обстоятельств должно быть вашим и только вашим. Действовать нужно быстро. Трансконтинентальные рейсы обычно выполняют большие самолеты, вмещающие более двух сотен пассажиров. При таком перегруженном пассажиропотоке времени на оценку каждого кандидата очень мало: новые прибывают каждую минуту. В-четвертых, вас интересуют только те, кто летят в одиночку, не в составе группы, ни, тем более, семейные пары. В-пятых, выбор лучше всего останавливать на первых пассажирах регистрирующихся тогда, когда свободных мест в салоне еще много. Так, встав в очереди за потенциальным попутчиком, у вас больше шансов занять место рядом. В-шестых, если вы мужчина, лучшим попутчиком для вас станет незамужняя женщина. Лучше всего, если она не обладает яркой привлекательной внешностью, но ее багаж сложен в дорогие чемоданы и сумки. Может оказаться полезной и информация о том, какой журнал, газету или книгу она держит в руках. Так, вы уже на раннем этапе сможете наметить приблизительный круг тем для будущего разговора.

Следуя этим простым правилам и своей интуиции, вы выбираете нужного вам человека и, воспользовавшись своей золотой картой, занимаете место рядом с ним. После этого просто наблюдаете за будущим спутником, ищите в его поведении и внешнем виде мелочи, которые подскажут вам, как строить диалог. Как и в любом деле, со временем учишься минимизировать риски и избегать ошибок. Учишься по первому взгляду определять, возвращается ли пассажир назад или, наоборот, только начинает путешествие. Это также важно, потому что вас интересует, прежде всего, тот человек, который летит домой. По внешнему виду, вы даже можете делать выводы о том, где именно находится этот дом и совпадает ли это направление с вашим маршрутом. Занимая свое место в самолете, у вас уже достаточно базовой информации о попутчике и уже готов сценарий вашего разговора.

Ты контролируешь движение до тех пор, пока прибавляешь газ. Ты не контролируешь ничего, когда она вдруг задает тебе вопрос о золотой карте авиакомпании. Дальше все происходит само собой. Еще несколько минут назад ты следовал избранной стратегии ведения разговора. Приложенные усилия должны были создать для нее изощренную иллюзию праздного интереса к ней. Твоей задачей было внушить ей мысль о том, что ваша ненавязчивая беседа не более чем способ, которым вы оба скоротаете ближайшие десять часов полета. Каждая твоя тщательно подобранная и сконструированная специально для нее реплика попадала в цель, но для окончательного успеха не хватало какой-то незначительной мелочи. После каждого своего обращения к ней ты нарочно оставлял минуту тишины. Минуту, которой она при желании могла бы воспользоваться и не просто ответить на твой вопрос, а задать собственный. Ты взвешивал «за» и «против», подбирал новые темы для разговора, и снова пробовал, вежливо оставляя минуту для ее вопроса. А сейчас, когда что-то щелкнуло в пространстве между вами, и она, наконец, спрашивает о том, зачем тебе мильная карта, ты – уже даже не наблюдатель. Ты – максимально вирулентный вирус, запущенный в здоровую клетку. Твой инкубационный период не должен превысить десять часов полета. За это время ты должен успеть колонизировать организм «хозяина» и научить свою будущую мать обращаться с ее будущим ребенком. Тобой. И, наверное, ты даже рад этому. Или будешь рад. Или был.

И я начинаю врать. В числе факторов вирулентности вируса есть способность вырабатывать токсины, разрушающие ткани тела зараженного и инвазивность – способность вируса, самому пробивать себе дорогу к здоровым клеткам, раскалывая их мембраны и системы защиты. Как и в любом деле, со временем учишься минимизировать риски и избегать ошибок: моя ложь все больше похожа на правду, и каждое мое слово пробивает брешь в сомнениях. Все, что я говорю, принимается на веру, маскируется под чистую правду и, преодолевая барьер недоверия, когтями впивается в сознание попутчику. Если бы я был вирусом, я бы убил человечество за несколько дней. Для нее достаточно и десяти часов полета.

Я прошу стюардессу принести мне еще несколько бутылочек виски, и продолжаю врать своей случайной попутчице, специально отобранной мной у стоек для регистрации. Рассказываю ей все то, что завтра, проснувшись в гостинице у аэропорта, она будет помнить. Все то, что завтра на стыковочном рейсе она будет рассказывать уже мне.

Моя задача – сформировать у нее как можно более полное представление о самом себе. Максимум деталей, любые мелочи – все идет в ход: любые штрихи к портрету. Проблема только в одном: картина, которую я вырисовываю своей ложью, не должна иметь ни единого сходства со мной настоящим. Я описываю свою сегодняшнюю ролевую модель, и при выборе красок не гнушаюсь даже цветом «я еду на могилу бывшей жены», «на новую работу» или «попрощаться с умирающим отцом». Жена, которой у меня никогда не было, работа, которая мне не нужна, и отец, дату смерти которого я уже даже не помню. Неважно. Главное, чтобы выбранные краски были как можно более долговечными. Или казались такими. Чем ярче палитра, тем проще ей будет запомнить каждый мазок. Тем проще ей будет завтра пересказать мне все услышанное сегодня. А мне завтра будет проще поверить. Простые правила.

Если задуматься, то контролировать движение ты можешь только в самом его начале. В тот момент, когда ты только собираешься нажать на педаль газа. В этом мгновении ты еще имеешь возможность наблюдать все картину целиком. Используя терминологию ставок и коэффициентов, в этот момент жизни ты видишь всю «роспись линии». Стоит тебе стартовать, придать первый импульс ускорения, и зрение твое тотчас же сузится до масштабов одного текущего участка пути. Одного отрезка. Ты уже наблюдаешь за прямой трансляцией скачек. Но пока педаль акселератора еще отжата, ты можешь разглядеть все полотно, каждый его уголок.

Обычно, сразу за этим мгновением следует конец света. Если вы спросите меня каким я представляю себе конец света сейчас, в эту минуту, я все равно не сумею ответить определенно. Даже несмотря на то, что апокалипсис – это то, что я пережил уже много раз. Единственное, что я знаю наверняка это то, что гибель мира вокруг не происходит за одно мгновение. Волна уничтожения зарождается на востоке и проносится по планете, меридиан за меридианом, за то время, пока вы не опишите свою орбиту над землей. У меня на это уходит от трех до четырех суток. Двое из них – в воздухе. На борту самолета. Рядом с попутчиком.

Интуиция опытного игрока на ставках, поможет вам и в такой ситуации: она укажет вам на признаки надвигающейся катастрофы. Вы почувствуете беду, однажды проснувшись под утро, подойдя к окну и взглянув на чудовищно незнакомый вам дом через дорогу.

Многоквартирный квадрат прямо за дорогой выглядит как идущий ко дну трехпалубный лайнер. Корабль, море под которым внезапно иссохло и оставило его одного, ржаветь и рассыпаться посреди безжизненной равнины. Его тяжелая бетонная обшивка, растягиваясь под собственным весом, трещит по швам. Заклепки выстреливают из сдавленных линий стен сотнями ружей. Жертвы каменной шрапнели с выпущенными наружу кишками продолжают послушно выгуливать своих псов, шаркая по мостовым все медленнее и медленнее. Этот ритм, пульсирующий в парковых аллеях, отсчитывает мгновения до того, как верхняя палуба утонет в кронах деревьев. Каждое окно с зажженным светом – иллюминатор в трюм. Лупоглазые стекла в несколько раз увеличивают отражения мечущихся в агонии крыс, делая их одного размера с людьми. Или искажают пропорции занятых рутиной жильцов, уменьшая их до масштаба грызуна.

Я наблюдаю за тем, как асфальтовая пыль ползет за ватерлинию, а осадка кормы проваливается ниже горизонта, из дома напротив, крысы в подвалах которого тоже уже начинают чуять приближение беды. Холодная сырость, пропитанная влажным страхом с их взъерошенных спин, ползет по трубам наверх, сблевывая бурой жижей из открытых в квартирах кранов. Бурлит в кипящих чайниках, скоблит несчищаемой ржавчиной глотки и методично травит экипаж. Каждый вечер на расчерченном клетками окон борту становится на одно темное пятно больше и на одно освещенное окно меньше.

Квартал, с перерезанным автострадами горлом, гниет изнутри. По опустевшим ночью магистралям гнойными нарывами лопаются мигающие светофоры. Вспышки желтого света выхватывают в предрассветной мгле яркое пятно рекламного щита, изуродованное неумелым граффити. Реклама авиакомпании. Миловидное лицо стюардессы и взмывающий в безоблачное небо лайнер перечеркнуты корявыми черными буквами. Корпоративный слоган «Откройте для себя новую жизнь с нами» исправлен на «Верните нам нашу жизнь». Неаккуратные грубые швы на голубой лазури.

В эту минуту я вижу всю картину целиком. Я больше не контролирую движение. Ни на одном отрезке, ни, выражаясь терминами спортивных тотализаторов, «на дистанции». Следуя требованиям ультиматума на рекламном щите, мне возвращают мою жизнь. Память и опыт, накопленные не в этих кварталах. Эти окраины никогда не продолжались в моей голове, не накладывали сетку районов на рисунок моих вен. Пейзаж за окном лопается, как слой краски, положенный поверх старого. Из раскрывшихся щелей и трещин выползает наружу совсем другая картина. На ней я вру попутчице, убеждаю, что родился здесь. Может быть, даже в доме напротив. В том, который сейчас зарывается килем в асфальт за дорогой. Может быть, в этом городе тоже похоронена моя «несуществующая бывшая жена» или «умирает отец»? На этой картине я вру, забываю, а потом верю в собственную ложь, пересказанную мне на следующем рейсе после стыковки. Моей попутчицей. Сколько бы не длилась эта картина: неделю, месяц даже полгода — сейчас она горит. Этот мир гибнет, пока организм моего «носителя» спит, а я стою у окна, проснувшись этим утром так рано.

В эту минуту я снова нажимаю на газ, чтобы вернуть себе контроль над движением. Неиспользованные мили бесплатных полетов на карте моей авиакомпании вытягиваются в новый маршрут. От одного носителя к другому. Я уезжаю из «родительского» дома, предаю одну мать ради поисков другой. Как звали эту? Ту, что я оставляю в доме, напротив которого я, по моим словам, «родился». И как будут звать следующую, ту другую? Ту, к которой я начинаю движение через города и аэропорты, гостиницы, стойки регистраций. Неважно. Важно то, что я снова найду здоровый организм, готовый для колонизации. Я снова ставлю весь банк на «экспресс». Экспресс к новому «хозяину». Экспресс, конечной остановкой которого станет клочок кладбищенской земли, поросший травой. Потому что этой, новой, которую еще только собираюсь инфицировать, я совру про бывшую жену. И перед надгробием с женским именем и подходящими датами, она спросит:

- Наверное, тебе нужно побыть одному?

Я не отпущу ее руку, сжавшую мою ладонь. Не отпущу до тех пор, пока конец света не погубит еще одну мою жизнь. И мне снова не понадобится моя мильная карта, о которой она спрашивала в самом начале.

Я снова описал свою орбиту. Я снова в начале. И пока я еще контролирую движение.

____________________________________________
не жрите животных — они вас тоже не любят


Теги:





-1


Комментарии

#0 09:45  07-10-2010Шизоff    
плотноштопесдец
автор один из тех, кого губит ум
#1 09:45  07-10-2010не жрет животных, падаль    
блять сцуко-сцылка на начяло похерилась. у меня очень прямые рукке. если што, то начяло тут: www.litprom.ru/thread37412.html
#2 09:47  07-10-2010Шизоff    
Время истекало. Связей, что магистральными столбами со¬держали расширяющийся в себя мир, становилось все больше и больше, но многие из них так и не были завершены.
Как каждая соломинка, очертания окон, пропорциональность частей, перспектива — все это вместе только и делало красоту пагоды совершенной, — так и единство целого было немыслимо без гармонии сочленения — всех! — частей.
Последние же непрестанно расширяли зону своего влияния и ежечасно грозили преступить черту — как частицы, так и сами связи становились день ото дня непредсказуемей, новей, а то и уродливей.

До воскресенья было далеко, снова стоял понедельник, нужно было отвечать на реликтовые вызовы, а значит, творитьтворитьисноватворить.
Апология континуума нуждалась в целостности, единстве и замкнутости, которые — уж так получилось, иначе предсказуемость и скука — в свою очередь были невозможны без очередной жертвы. Свободной жертвы, суть которой состояла в сознательном. И всегда новом: тварное можно преодолеть только тварным.
Так разматывался бесконечный клубок, вязь которого и удерживала большее, чем весь, потому что и так бесконечный, мир: еще одно новое существо должно было уничтожить еще… Или все переставало быть по¬великому совершенным и безусловно свободным.

Понятия разного рода не могут взаимодействовать и не должны пересекаться, только несовершенное может соприкасаться с несовершенным — это было одним из главных принципов Творения. Или гармонии приходил парадокс. Понять который можно было лишь изнутри — с улыбкой прикрыв глаза самого парадокса. Имя которому — еще не было произнесено. Но ждать оставалось совсем немного.
Миг… и стрела эманации вывернула внутреннее пространство, взбугрив один из участков чемто потенциальным — похожим на гной, грязь и свободную волю одновременно.
#3 09:49  07-10-2010Шизоff    
(с) разумееццо
напомнило
#4 09:58  07-10-2010Шева    
Крео не понравилось. Но очень понравилось, КАК написано.
#5 10:05  07-10-2010Joy Molino    
все так.
очень понравилось.
#6 12:36  07-10-2010Лев Рыжков    
С удовольствием прочитал. Сюжета немного, но эмоций — через край (притом небанальных).
#7 12:44  07-10-2010Нови    
Мне кажется, напрасно герой воображает себя вирусом, мне кажется, ему просто скучно.
Текст хороший, но ужасно многословный.
#8 13:42  07-10-2010Нови    
Ты должен убедить себя в том, что мир продолжает существовать даже тогда, когда ты перестаешь. Когда ты лежишь в отключке, накачавшись препаратами, когда ты спишь сном совсем непохожим на сон, но столь глубоким, что он похож на что-то совсем-совсем другое, когда твоя память сочится сквозь пальцы, оставляя в ладонях лишь негодный мусор — мокрый песок, осколки бутылочного стекла, обрывки исписанной бумаги, — ты должен продолжать верить в реальность.
Каждый день ты просыпаешься и заново собираешь себя по частям. Ты смотришь в зеркало, и привычное отражение успокаивает тебя — «я все еще здесь, я такой-же как вчера, ничего не изменилось». Что ж, мы все нуждаемся в зеркалах, и ты не исключение. Оттого ты не можешь остаться один — ты окружаешь себя людьми и, всякий раз рассказывая им историю своей жизни, превращаешь их в зеркала. В зеркала, в которых можно запечатлеть кусок себя, кусок своей жизни — запечатлеть и закрыть на замок, как маленькую шкатулку с памятными мелочами — билет в кино «в тот самый день, когда мы… ты помнишь?», потерявшая пару кожаная перчатка, полупустой флакон духов. Каждый человек становится для тебя альбомом со старыми фотографиями: «Вот ты маленький… А это мы на даче… Ты помнишь?»
Что с того, что ты начинаешь врать? Ты столько раз рассказывал свою историю, что просто не можешь удержаться. Ты приукрашиваешь, ты разбавляешь свое серое чужими тропическими красками. Что с того?
Только будь осторожен. Помни, что зеркало кривое ровно настолько, насколько неправилен ты. Ровно настолько, насколько ты сам исказил себя. Прежде, чем ты возьмешь молоток и начнешь эту дикую пляску в лабиринте кривых зеркал, прежде, чем молоток опустится на гладкую поверхность и стекло осыпется осколками тебе под ноги, помни, что каждое зеркало — это человек, которого ты впустил в свою, пускай и придуманную, но жизнь.
Потому опусти молоток, милый, не смотри на меня так страшно, не приближайся, не надо…
#9 14:32  07-10-2010Арлекин    
да
#10 15:38  07-10-2010не жрет животных, падаль    
нови, это было круто.
думаю, это весело собирать себя по частям из частей, которые ты сам себе наврал. вирусом герой является только потому, что для этого процесса ему нужен другой организм. носитель. для его фокуса нужен переносчик. жалко что жить придуманной жизнью, даже если в результате нехитрых манипуляций тебе самому удалось повертить в ее реальность, нельзя вечно.
#11 16:09  07-10-2010niki-show    
Фкайф!
#12 21:34  07-10-2010VETERATOR    
Токсины в основном бактериальные, вирусы же внутриклеточные, они клетку на себя работать заставляют и хуячат всяку дрянь, штоб тормознуть иммунную атаку.
#13 22:05  07-10-2010Az esm    
Америкосы бы фильм из этого сняли…
#14 23:38  07-10-2010дервиш махмуд    
мне так и понравилось, хотя очень долго читал. несколько часов. в перерыве посмотрел чужие-4.
#15 14:53  11-10-2010не жрет животных, падаль    
всем прочитавшим спасибо.
#16 14:43  18-10-2010[B_O_T]anik    
Как сей выдающийся автор мог повесить такую соплю на свою шелковую манишку:
«Занимая свое место в самолете, у вас уже достаточно базовой информации о попутчике и уже готов сценарий вашего разговора»
#17 09:58  19-10-2010не жрет животных, падаль    
да. согласен. хуйня-с вышла-с
#18 23:20  23-10-2010Alexandr CHoo    
Замечательный рассказ.
Чтение, как просмотр фильма.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....