Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Причастие

Причастие

Автор: Зипун
   [ принято к публикации 02:12  29-10-2010 | бырь | Просмотров: 504]
Познакомились на премии Кандинского. Видок тот ещё, но чертовски красивая. Я стоял рядом с какой-то непонятной, невъебенной хуйнёй, именуемой диким словом – инсталляция, стоял и ахуевал от фантазии автора.
-Легион падших ангелов. Сибур Смолов. Он задвигал мне раз в неделю, всё остальное время ваял. Последний раз пришёл, выебал, оставил на холодильнике конверт и сиганул в окно на площадке. Двадцать этажей, словно вдоль по питерской… Простите. Я потом нашла несколько его зубов, при визите к маме сунула их в цветочный горшок… Я иногда приносила ему пообедать, всё-таки быть музой это не только трясти пиздой. Простите, я думала вам скучно.
-А что было в конверте? – мне нравился её запах, я думаю, тут дело не столько в парфюме, сколько в вопросе секреции. Проследила мой взгляд.
-Завещание! Меня зовут Ирма.

Лысый, как залупа портье выбежал из своего закутка, расшаркался перед Ирмой, подобострастно приложился к ручке в перчатке. Выйдя из лифта я невольно бросил взгляд в сторону окна.
-Сибур всегда был романтиком.

Некоторые двери внушают почтение и трепет яиц. Мы зашли. Тут же в коридоре она отдала должное моим. Когда она поняла, что я близок к выстрелу, сунула под себя руку, чуть повернула голову
-В висок, в висок! Убей меня, убей, аааа, оооо, чёртов подонок!

Блестел в полумраке паркет. Из мебели только огромная кровать у панорамы окна. Углы потолка мрели красной подсветкой. Попробовав принесённый ей херес, я утвердился в мысли, что Сибур был не столько романтиком, сколько долбоёбом. После второго бокала, я испытывал к Сибуру чувство глубокой благодарности… Минет оказался лишь прелюдией. Пизда была её фабулой, грот-мачтой! Было так хорошо, будто я уже умер. Она хрипела, тряслась и грызла мне ухо… По-видимому, я заснул с блаженной улыбкой на залупе.

Утром мы мыли друг друга в огромной ванне.
-Я буду твоей музой.

Неожиданный поворот. Прежде чем я успел ей что-либо возразить, принялась сосать мне пальцы ног.

-Мне не нужна муза!
-Не говори так, муза нужна всем, неужели у тебя нет мечты? – и снова принялась за пальцы.
-Я хотел бы ничего не делать, быть сытым, много спать, пить такой херес как у тебя… и иногда посылать маме с бабушкой орехи и конфеты. Они любят грецкие орехи, у них кроме меня никого нет.

К концу моего монолога она оказалась на мне верхом, задрала голову и захрипела…

-Пока я буду варить кофе, посиди у окна, я не люблю, когда смотрят. Заварка кофе так же интимна, как молитва или суходрочка. Ступай!

Мы сидели у окна и пили кофе с тонким запахом корицы. Немного шербета, немного помадки. Херес. Сёмга и авокадо.
-Сегодня тридцать первое число!
-Типа тринадцать наоборот?
-Нет! Типа все на баррикады!



Таксист слил нас на Пушке, когда толпа уже кипела, лаял мегафон. Толстый, в гандоне испарины, мусор, тужась, орал в матюгальник и махал рукой.
-Куда прёте, блядины! Ууу, блядюганы! Поворачивай нахуй! Кашалотов, ёб твою мать, поддай!

То тут, то там, живая серая цепь, выкусывала из разношёрстной, махающей плакатами массы, дёргающейся в агонии ненависти и страха, кусочек, прожёвывала и впечатывала его в открытую пасть квадратного дирижабля. Хрустнул фотоаппарат, владелец заблажил «Мы пресса. Мы пресса.» Но его тут же смял, прожевал строй, швырнул безвольной тряпкой об бок кунга. Крепко стоял строй. Ерошился мой затылок от его лютой отстранённости. Ирма раскрыла свою изящную сумочку, достала помаду, подвела губы. Тут же извлекла из сумки стальной шарик и рогатку. Посмотрела на меня, улыбнулась зло.

-Если муза никому не нужна, всё что ты любил когда-то, ветром унесёт!

И замедлилось время. Стальной шарик приковал мой взгляд. Неудержимый, пролетел он над мусорскими стеклопакетами, над дирижаблем, над растоптанной «прессой» и смачно вошёл в лоб всплеснувшего руками толстяка с мегафоном. Грохнулся мегафон к ногам Пушкина, ахнула и та и другая стороны. Миг тишины, миг давящей тишины, миг удивления, растерянности, только миг… Она всех обманула. Когда серая цепь дрогнула, масса попятилась назад, Ирма стояла между массой и цепью, между смертью и тленьем, смертельно красивая, зыбко-зыбко живая… Было так тихо, когда её разорвали. Народ растёкся, побросав плакаты, милиция испарилась. И пока не сняли боковое оцепление, в пропасти, между мной и Пушкиным, лежала мёртвая муза и второпях забытый мегафон.


Теги:





0


Комментарии

#0 21:37  29-10-2010Шизоff    
горбатенько на сей раз. и ругаешься много не по делу.
#1 21:52  29-10-2010дважды Гумберт    
вот. хароший расказ, хоть и не читал. зипун, ну ты давай даль ше
#2 00:06  30-10-2010Зипун    
да, хуйня вышла.
#3 03:30  30-10-2010Лев Рыжков    
Тот самый случай, когда высрано мастеровито, а читать тяжело.
Автор — молодец, что так предложения свои вылизывал и сокращал. Каждое предложение — новая информация. А старая упоминается ровно один раз.
И это, кстате, неправильно. Потому что читать густо информативный текст, где ничего два раза не повторяется, и действие хуйарит вперед со страшной силой, на самом деле тяжело.
Я вот считайу, что читателю надо порой повторять, и разжевывать информацию. Потому что читают-то люди впопыхах, скроллят можно сказать. И надо сделать так, чтобы что-то там, из текста, пусть и повторенное, оседало у читателя в извилинах. Тогда нить чтения не потеряется.
А вот с густо нафаршированных информацией текстов, читатель очень быстро соскакивает. Стоит, допустим, отвлечься, и нить повествования упущена. А перечитывать — в лом.
И стилистические выебоны — тоже зло. Вот в тексте про секс у афтыря «преют углы». Чувствуется, что афтырь угорал от того, как он про преющие углы придумал. Но когда люди ебутся — зачем нам преющие углы?
#4 15:06  30-10-2010Ромка Кактус    
да не, славно написано, несмотря на шероховатости. такое интересно читать
#5 15:10  30-10-2010Ромка Кактус    
и углы мреют, а не преют, блять, это охуительное набоковское слово гораздо лучше всякой ебли, которой и в дешёвой порнухе хватает. Лев на какое-то быдло ориентируетсо
#6 15:11  30-10-2010Зипун    
Лёва
я не морочился по поводу углов
там так всё есть
надеюсь, тебя назначат редаком к новому году
может кто забеременеет и место освободится
#7 16:46  30-10-2010Лев Рыжков    
Ромка Кактус
«Мреют», конечно. Попутал. Но, как ни странно, сути это ни в малейшей мере не меняет. «Мреют» — это спотыкач, колдобина ниибацца, лежачий полицейский текста. Вот ты читаешь, читаешь. Мысль авторскую уловил, сценой проникаешься. И тут — хуйак! — со всей дури в мреющие углы врезаешся. Начинаешь думать: а чо это за хуйня такая? Зачем оно здесь мреет, блять? Может, насрал кто и замрело? Никто почти Набокова не спомнит, уверяйу.
А что до быдла, так его, по-моему, и не существует вовсе. Есле человек что читает, он уже не быдло. Но, с другой стороны, случалось мне встречаться с читателями, которые работали на заводе ЖБИ, грузчиками, сантехниками, водилами. И доводилось встречать членов союза писателей, которые вообще нихуя ничего и никогда не читают. Внимание — вопрос. Кто из них быдло?
Зипун
Спасибо, конечно. Йа и не претендую. Не надо никому беременеть.
#8 17:39  30-10-2010Ромка Кактус    
щас Набокова много издают, Лев, хуйово, надо сказать, с ошибками и косякаме, но издают, а значит не только йа его читаю.

мреет — хз, но мне по вкусу такие фишки, это как у Берроуза фразы типо «человеческая задница пердит светом»

а все эти люди, которых ты назвал, это бесы, быдло, гопота, йобань и срань господня. гопота с корочкаме СП самая страшнайа, но это не каждый поймёт. невежественныйе, неразвитыйе суки, паразитируйущие на гос дотациях. мразь, дрочащайа на свои семинары или чо там у них.
конечно, просветлённый грузчик, понимайущий аскезу и в перерывах почитывайущий Розанова — им не чета

социальность на самом деле мало имеет значения. самое смешное, что информация ни для кого не закрыта, было бы желание
#9 17:51  30-10-2010Ромка Кактус    
ну чо там СП — кто из этих людей станет классиком? нобелевский лоуреат прилепин бвахаха. это же гос заказ, существует для галочки «государство поддерживает культуру». угу. глупые, удобные людишки с любовью к вязаным свитерам и классике 19ого века

для литературы это сор. пережиток совка
#10 17:58  30-10-2010Лев Рыжков    
Да сор, конечно. Не стану уж спорить. Как-то и не вспомню, кого из союзписательских хренов можно с удовольствием читать. Хотя и Набоков, по-моему, тоже — совсем не удовольствие. «Лолита» разве, на подрочить сойдет, раза на два.
#11 23:16  30-10-2010Зипун    
Уважаемый, Лёва
пожалуйста, давайте не будем под моим текстом писать всякую дичь
я Вас очень прошу, не старайтесь казаться глупее
#12 23:19  30-10-2010Шизоff    
Зипун, а вот это зря. Лаврайтер может слепить хуйню(с твоей точки зрения), или даже объективную хуйню(никто не застрахован), но это один из самых умных литераторов в здешних ебенях. Глупость свою выставил именно ты, и я бы на твоём месте призналсо, что попутал. лучше будешь выглядеть.
#13 00:56  31-10-2010Зипун    
слушай, Шизоф
пошёл как ты на хуй
вместе с Лёвой
#14 01:28  31-10-2010Шизоff    
Кусни захуй, долбонавт. Отсоси не нагибаясь под своим текстом, да и пиздуй по холодку, остынь губами.
#15 01:31  31-10-2010Весёлый такой    
хуясе, афтар реский как чакнорис

ну то што углы мрели, а не прели канешна в корне меняет дело. хотя, чота самневаюс што афтар использует это слово в повседневном лексиконе. типа, дарагая, пасматри, што это у нас там мреет в углу, светлячок, иле наша кошка абасралась?

а раскас оставил неоднозначное впечатление. очень понравились некоторые кусочки, а вцелом чота ниочень. как лоскутное одеяло. много симпатичных лоскутов нашитых на какуюта, блять, дерюгу. и непонятно, кстати, кто и с какого хуя разорвал эту Ирму. Менты? несогласные? иле она сама пёрнула и разарвалась нахуй?

но, вопщем, канешна, чувствуеца што автор может. я вот чота раньше его не четал, поскольку спутал с какимта другим автором. тот, другой, хуйню какуюта писал пра пидарасов
#16 02:10  31-10-2010korova    
Забавный срачь.
Антон, а ведь ифправду — неисповедимы пути.
При всем уважении к Лаврайтеру — севодня он нечяянно примерил на себя Алу, а Зипун сацвецтвенно примерил самово Леву...
Мы долгое эхо друг друга(с)...
Без тени злорацтва есличо — мы и сами ебонутые. просто сразу вспомнилось.
#17 02:15  31-10-2010Зипун    
Шизоф
я признался что хуйня вышла
а если Лёва не в тему критикует
то и нехуй за него вписываться
#18 02:42  31-10-2010Лев Рыжков    
бригада
Да будет вам, ребятке. Никого я не примерял. Хотел с афтырем парадоксально заспорить за литературу. Несколько провокативных парадоксов запустил. Можно ситуацию сравнить с детским садиком, когда один ребенок, кропотливо раскладывает настольную игру, а другой — тупо опрокидывает стол.
Афтырь может быть либо:
1) нормальным поцоном, только слишком нервным;
или же
2) тупым мудаком.
Хотелось бы надеяться на первое.
А для срача у меня слишком хорошее настроение. Я даже скажу, шта если придется выбирать: Зипун или Набоков, я, положа руку на мыслительный орган, выберу Зипуна. Потому шта Набоков — совсем уж унылое гавно.
Ну, и пару слов о Набокове. Он был вовсе не единственный златоуст той поры. Некоторые писали и лучше, и складнее. Посмотрим, например, на Андрея Белого. Есть у него ахуительнейший роман «Петербург». И его почти никто не помнит. Зато помнят Набокова, чьи прописи в литературном потоке того времени проходили по разряду «Графоманский высер». Казалось бы, странно. Ан нет.
На самом деле вся его слава и все почести — пролоббированы высокопоставленными американскими и европейскими педофилами. Они осознавали и осознают свою социальную ущербность. Они хотят, чтобы им разрешали ебать детей. И как нельзя кстати — «Лолита». Высокохудожественное произведение. В педофилическом культурном базисе (который они копят в целях грядущего лигалайза) еще и Льюис Кэрролл. И фотограф Джок Сторджесс. И ещо некоторые другие.
Та же хуйня и с упоминавшимся классиком гей-литературы Уильямом Берроузом, папаша которого, на минуточку, был большим чиновником в Вашингтоне. Местаме парень ваял реальное ГиХШП. Но его поддерживало реальное лобби. На сей раз педерастическое.
Ну, и есть еще отечественные интеллектуалы, которым показали на книжные полки с унылым говном и сказали, что это — очень круто. И претенденты на интеллект читают, через силу восторгаются. Некоторые — подражают. Такая вот хуйня невеселая.
#19 02:18  31-10-2010Зипун    
Я думаю, Лёва, ты в залупе на Набокова, потому что он ФМ зачмырил,
другой причины я не нахожу. Если ты не ловишь кайф в его мозаике слов, в этом ахуенном лингвистическом сплетении букв, то понятно, что для тебя главное не литература как таковая, а беллетристика. Лично для меня Лолита — величайшее произведение первой половины 20 века.
#20 08:30  31-10-2010Швейк ™    
Пожалуй, да. Между Зипуном и Набоковым я бы не колебался ни одного мгновения
#21 09:16  31-10-2010Марычев    
читалЪ
#22 10:37  31-10-2010Шизоff    
Лёва, где у тибя мыслительный орган? (мне для пьесы)
#23 11:27  31-10-2010Глокая Куздра    
Понравилось.
Срачъ не читала.
#24 11:28  31-10-2010Глокая Куздра    
Да, забыла сказать: Набоков — гений и уникум, и ниибет.
#25 11:54  31-10-2010Медвежуть    
Не понравилось.
Срачъ читал.
Между Зипуном и Набоковым я бы не колебался.
#26 11:55  31-10-2010Медвежуть    
Да, забыл сказать: Лаврайтер- гений и уникум.
#27 23:43  31-10-2010Чёрный Куб.    
возможно, 02:42 31-10-2010,
но Набоков очень хорошо знал русскую словесность.
#28 00:05  01-11-2010Девочка Корь    
я, наверно, не эстет и просто не очень далёкая (даже очень не)… но во всём написанном я поняла только суть срача. в креос не въехала. кто на ком стоял?
это типа текст под настроение (автора)? рубрика, конечно, но не моё, не прониклась

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:27  04-12-2016
: [9] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....