Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Горький кипяток

Горький кипяток

Автор: Дикс
   [ принято к публикации 11:10  24-11-2010 | я бля | Просмотров: 461]
«А что это у тебя глаза такие маленькие, да красные?»
Главные Герои




Худой кент в тельняшке и затертых голубых джинсах отложил пластиковую бутылку в сторону и развалился на кровати.
В затылок твёрдой обложкой ткнулась книжка.
Достав из-за головы, он открыл её и начал читать вслух:

- Это была тесная, душноватая хата в маленькой сибирской деревне. Потолок белёный, на старой печке с закопчённым поддувалом немытые кастрюли. Даже коты брезговали заходить в эту хибару. Два мужика сидели за столом, накрытым свежими газетами и..

Кент поднял глаза на приятеля:
- Слышь. Тут че, про нас пишут?

Его друган, здоровяк, лет сорока в кожаной телогрейке, мехом внутрь, подавился дымом и закашлялся.
- Ага, бля. Читай дальше, судьбу свою узнаешь.

- Всё что у них было — пластиковая двушка из-под пива с прожженной у основания дыркой и кусочек фольги.
- Чёта страшно мне дальше читать. Какого хрена там всё как здесь?

- Да кончай выебываться. — толстяк почесал затылок. — за лоха ведёного меня держишь? — и заржал.
Кент продолжал тупить.

- Да за какого лоха, ты сам почитай.
- Ну да, гыгы. Я че, совсем ёбнулся, учебник по геометрии перечитывать. Тебе проспаться надо.

Глаза кента медленно округлились. Он перевернул книгу и с ужасом отметил тот факт, что на обложке действительно имел место быть заголовок «Геометрия. 9-11 классы».

- Ну нахуй.
Он отложил книжку в сторону.

- Дай коробок.
Толстяк подал ему коробок, кент взял бутылку, приладил кусок фольги к дырке и насыпал в неё содержимое коробка — тёмно-зелёные комочки сушеной травы.

Зажёг зажигалку, поднес к траве и пару раз втянул воздух из бутылки через горлышко. Емкость наполнилась густым белым дымом и кент с чувством, толком и расстановкой втянул её в себя. Продержавшись с десяток секунд — выдохнул, отложил бутылку в сторону и снова с интересом принялся изучать лежащую рядом книжку.

- Принцесса Леордокла хотела иметь детей, но не имела мужа. Мужа имел царь соседней горы — Евлампий. Имел в том плане, что это был его сын, практически родной.

Кент читал медленно, с выражением, периодически обращая взор на сидящего рядом с ним толстяка.
Через некоторое время тому стало неуютно — он периодически косил глаза и в итоге, на всякий случай, отодвинулся подальше к противоположному концу стола.

- Древляне отправились на выборы, чтобы выбрать там того, кого они выбирали в тот день. Все отправились чтобы заполнить бланки. Бланки выдавались специальными людьми, которые выдавали бланки.

Наконец, кент оторвался от текста и встряхнул редковолосой башкой.
- Чёта, нихера не понимаю я в этой канители! Надо же было так сюжет запутать!

Толстяк горестно опустил взгляд на стол и со шлепком закрыл лицо ладонью.

- Ыы, блядь. Принцесса Леордокла.
Кент задумался. Затем принялся рассуждать вслух:
- Леордокла, это наверное баба-леопард. Точнее у неё ебало должно быть как у леопарда, маленькое такое, с прижатыми ушками и… усатое. гыы… Это ж анька, ебать! Помнишь? Реально леопард блядь недоношенный ахахахахах!!

Толстяк мучительно искал повод прервать его обкуренный бред и наконец нашёл.
- Слушай!

Кент замер, то ли полулёжа, то ли полусидя на прогнувшейся панцирной кровати.

- Вот мы с тобой неформалы, да?
- Че-е?
- Ну мыслим неформально, то есть не так как все люди. А потому именно нам подвластен прогресс.

Толстый, сам того не хотя, начал гнать, да такую пургу, что лицо кента округлилось от удивления.

- Я помню то определение вектора, как направленной прямой, что было изложено в учебнике по математике выпуска пятьдесят четвертого года. А щас… Щас… О! Я тебе щас зачитаю эту херню, мой мелкий как раз это изучает.

Толстяк с удивительной легкостью сорвался и убежал в соседнюю комнату.
Вернувшись оттуда с желтой книжкой по алгебре, он сел рядом с кентом и принялся её листать, периодически слюнявя палец.

- Вот! Вот! Нашел. Слушай. Вектором или параллельным переносом, определяемым парой А и Бэ несовпадающих точек, называется преобразование пространства, при котором каждая точка эМ отображается на такую точку эМ1, что луч эМэМ1 сонаправлен с лучом АБэ и расстояние эМэМ1 равно расстоянию АБэ, взятому по модулю.

Выпалив это безумное определение на одном дыхании, толстяк посмотрел на другана и они оба повалились на кровать, не переставая ржать ни на секунду. Это была безумная истерия, совпровождаемая потоками слёз и спазмами в области пресса, а когда им наконец удалось немного отдышаться, толстяк вырвал лист с определением из учебника, засунул в холодную, нетопленую печь и показательно сжёг.

- Выкурим же трубку мира брат — сказал он отсыпая кропаля на колотую фольгу из коробка — за то, чтобы ком в горле и хуй в жопе колом вставали у тех, кто пишет такую срань!

- Выкурим, гы — подтвердил товарищ и они по очереди приложились к ёмкости с густым белым дымом.


****


- Папа, папочка, я карлика сейчас видел!
- Чё блядь, какого в пизду ещё нахуй карлика?

Маленький пацаненок забежал в дом с мороза. Валенки облеплены квадратными льдышками, штаны затвердели от подтаявшего и смёрзшегося снега.

- Папа! Там карлик был! Такой, в чёрных сапожках и кожаном плаще!
- Заткнись нахуй, ты блядь заебал впизду, гавно нахуй! Не бывает ебаных карлеков, нахуй, ты меня понял? А?
- Да, папа.

Его отец — пожилой профессор, списанный в утиль из университета и теперь преподающий физику в местном ПТУ.
Покладистая белая бородка, круглые очки, важные залысины, небольшое брюшко под вязаным свитером.
Он сидит с прямой спиной в своём любимом кресле за письменным столом перед грудой бумаги. Мемуары в процессе создания растут небольшими стопками белого листа. Профессор взирает на подрастающего отрока с уважением и любовью. Но факты, конечно, весьма сомнительные. Карлеки, плащи кожаные… Не то время пошло.

- Слыш, сукаблянахуй, воды мне принёси. Я кому блядь сказал, скотина беспизды, ты ещо тут? Живо мне сученок принёс попить блядь, нахуй гавно всем в рот!

- Да, папа.

Паренек, спотыкаясь о рассохшиеся половицы скачет на кухню, набирает мутной ржавой воды из-под крана в алюминиевую кружку и приносит отцу.

- Спасибо, гавноблядь.

Профессор не торопясь отпивает треть.
- Сюда слушай капец пиздец. Завтра я гавно блядь в пизду еду в командировку нахуй на ёбаный юг на две недели. Тушёнки в холодильнике и на улице на лавке дохуя, руби топором гавно в пизду и жарь на кострах. Понял, ебёна в корень нахуй блядь?!

- Да, папа.

Профессор поглаживает бороду. Мал ещё малец, но хорошо освоился в мире развитОго капитализма. Понимает.
- Гавно нахуй, уезжаю, вернусь, понял блядь? Учись, сука нахуй, хорошо в пизду.

- Да, папа.


****


- Похоже я сжёг себе желудок, нажравшись соды.
- Ты пил горький кипяток?
- Пил, не помогло.
- Отвар из лесных волчьих ягод? Настойку из мёртвой баранины?
- Да пил, хуйня всё это, блевня, блядь! Ты не видишь что я бледный как трупич, не видишь мои впавшие глаза и черные круги под ними?! Я превращаюсь в зомби!

- Подожди, загляну в энциклопедию.

Пыльные стены книг без стеллажей, раскисший потолок, проклеенный плёнкой, вздувшийся подвешенными лужицами, которые необходимо протыкать, чтобы собрать мутную, затхлую воду в таз.

- Тут пишут что сода может выжечь тебя до состояния скелета. Но, не пойму вот, с какого ты вдруг в зомби-то превращаешься?
- Мне жрать хочется! Людей!
- Так может ты становишься вампиром?
- Да хуй знает! У меня мозг периодически отказывает. Начну воды набирать в кружку и очнусь на полу — полз к двери оказывается с ножом в правой руке. Вот что за хуйня?
- Хуёво. Не знаю. Может тебе в тренак записаться?
- Чего?
- Ну, там много крепких мясистых парней постоянно тусит. Нажрешься, раз уж на то пошло. А там глядишь и выздоровеешь.
- Да, может и нажрусь — фублядь — но где гарантии что меня там не захуярят? Они же качки.
- Верно. Тогда иди в фитнесс, жри жирных коров-неудачниц, которые трясут там целлюлитом.
- Боюсь, даже в бессознательном состоянии, я проблююсь и сдохну страшной собачьей смертью.
- Тоже верно.

Поезд подходит. Пурга за окном, стучит в стекла снежными вихрями, дребезжит расшатанными рамами теплиц, укутывает чёрные колышки забора в белое пушистое одеяло. Рельсы блестят. С грохотом приближается огромный, закопченный паровоз. В составе около тридцати вагонов с бревнами сосен, углём, песком. В кабине машиниста — слепой зомби, которому сожгло лицо топкой.
Паровоз проносится с ужасающим грохотом, не сбавляя хода.

Они смотрели на удаляющийся состав, выйдя на крыльцо. Отравленный свесился через перилы и долго, судорожно блевал зеленоватой желчью, держась за живот. Слёзы текли из глаз.

-Сука-а… — только и вымолвил он, набрав в рот снега и сплюнув его в лужу парящейся блевотины.


****


Отряд карликовых СС-овцев пробрался в здание через подвальное оконце.
Командир, в кожаном плаще и фуражке с блестящим металлическим орлом, восседающим на объёмной свастике, осмотрел помещение и дал отмашку бойцам.

- Объект перед нами. Не тот, что жирный и волосатый, а слева от него, худой и бледный. Отряд, достать орудие!
- Есть, хер Шикльгрубер!



- Ай, блядь! Да ты посмотри!
- Чего?! Ёбтвоюмать, карлеки!

- Эта сука мне шприц в лодыжку воткнула!
- Убежали

- Что в шприце?
- Да откуда я знаю, хуйня какая-то. Вот суки…
- Ты как себя чувствуешь?
- Да вроде также… Голова немного кружится. Блядь.
- Ты приляг, мало ли чего. Ща я дырку заделаю. Нет, блядь, ты видел?! Чисто карликовые солдаты в фуражках и плащах!

- Ты же видел их?
- Видел, видел..
- А то я думаю, проглючило меня может… Вроде и не пил нихуя.

Отравленный падает на пол у кровати и снова начинает судорожно блевать желчью. На этот раз в ней отчётливо просматривается кровь.
Он поднимает голову — лоб в поту, спутавшиеся волосы, помутневшие глаза… — и второй в ужасе отшатывается.

- Слушай, я пока выйду. Давай помогу, ложись на кровать..

Толстый вышел и запер дверь на металлический засов, который был установлен на слабенькую дверь библиотеки две недели назад, после смерти сторожа. Толстяка ощутимо колотил мандраж. Дрожали руки.

Он сел в кресло и взял с журнального столика журнальный журнал. Писали о смещении времени, о буддистах и кашалоте, проглотившем самого себя. Всякую ёбань писали, однако чтение весьма нехило разбавил дикий вопль из закрытой на засов комнаты и грохот падающего тела. Свет в здании потух.


- Ёбаное ЖЭУ — бормотал толстяк себе под нос, зажигая керосиновую лампу и с помощью маленького барашка подкручивая фитиль.
- Нашли же блядь время, суки. Чтоб им самим так охуевать. Ёбаная жизнь.

Поставив керосинку на тумбочку у запертой двери, он прислушался. В комнате была тишина.
Тихонько позвал: — Эй! Ты живой там?
В ответ тишина.

Наконец, крепко сжимая в левой руке бывший автобусный поручень от ЛиАЗа, с вкрученным в него, заточенным остриём, он решился открыть дверь. И стоило ему её открыть — в доме, во всех комнатах вдруг вновь вспыхнул свет, отозвавшись из дальнего угла недовольно забурчавшим холодильником.

Отравленный лежал на животе, посреди комнаты. А от него, во все стороны разбегались ёбаные карликовые СС-овцы.
- Ах вы суки! — свирепо заорал толстяк и кинулся с самодельной пикой за ними. Толстые уродцы в маленьких плащах прыгали в мышиные норы и с кряхтеньем пролазили внутрь, блестя в свете тусклой лампы начищенными чёрными сапожками.

- Стой сука! — толстяк занёс пику и рывком воткнул её в нору, прямо перед носом кудрявого коротыша, с которого на бегу слетела фуражка.
Пинком отправив карлика в нокаут, он кинулся было и за другими, но их уже и след простыл.

Около кровати остались лишь два старых стекло-металлических шприца и пузырёк с бесцветной жидкостью.

Взяв пойманного золдатена за шкирку, как дохлого кота, он усадил его на стул и крепко привязал бельевой веревкой.
Затем, кряхтя, затащил отравленного обратно на кровать. Постоял рядом, вглядываясь в его грубые черты лица, в посиневшие губы.
Однако, отметил некоторое порозовение щёк и от того на душе стало немного спокойнее.

Толстяк вернулся в комнату к плененному карлику, набрал в рот воды из граненого стакана и прыснул тому в лицо.
Застонав, карлик с трудом разлепил набухшие от удара веки.



*****



- Ты че за нахуй?
Толстяк вопросительно смотрел в глаза немецкому карлику в форме, привязанному к стулу.
Тот выёбисто молчал.

- А, значит ты сам не пойдешь на диалог, да? Не пойдешь?
Тишина.
- Ну, ну… Значит устроим показательные пытки.

Толстяк ненадолго вышел из комнаты и вернулся с пассатижами.
- Сука, че с пальцев начнем? С пальцев?!!

Карликовый ССовец побледнел и затряс башкой так, что фуражка слетела на пол.
- ММММ!!

- Чего МММ?! — передразнил его толстый. — че ты мычишь?
Затем, подумав, вытащил кляп изо рта карлика и откинул в сторону.

- Только не вздумай плеваться! Сразу нахуй убью. А то вдруг ты там ядовитый, или хуй тебя знает..

Карлик поник головой.
- Вер бист ду? Вас Зи фон мир воллен?
- Чего?!

- Ихь вайс нихьт ире Шпрехе..
- Понял. — толстяк выставил ладонь. — понял, ты меня дурить вздумал, нанаец сраный. Щас мы тебе ебало-то подрихтуем.
И со всей дури приложил карлику по лицу кулаком.

Из носа-картошки хлынула кровь. Карлик заныл.
- Чё сука, научишься по-русски говорить или продолжать будем?

ССовец взглянул на него жалостливым взглядом побитой собаки, но когда толстяк вновь занес кулак для удара — тут же решительно закивал курчавой головой.

- Будьем, будьем. Я немношко знать рузский язык!

- Отлично.
Толстяк поставил стул перед карликом, спинкой вперёд, и сел, сложив руки на ней.

- Што вам от мэнья нушно?

- Здесь я задаю вопросы! Как тебя зовут?
- Генрих. Генрих Гогенцоллерн.

- Отлично, Генри, для начала скажи, какого хера вам надо было от моего друга.
- Он есть рузский носитель инфекция, мы лечить его!
- Лечить? Что это за болезнь?
- Я немного знать.

Вздохнув, толстый встал, отодвинул стул и так оглушительно приложил карлику в висок, что у того зазвенело в ушах.
- Тэ-вирус, тэ-вирус… — забормотал он.

- Какой ещё вирус?
- Вирус прэврашьения в зомби.
- Чего бля?!

- В зомби. Отпустьтите мэнья и я обэшьяю што помогу вылэчьить вашего друга.

- Да, уже отпустил. Много вас тут?
- Йа не знать точно. Мой отряд высадить около вашей дерэвушка для излеченья зараженных.
- А сами-то сдохнуть не боитесь?

- Мы проводить детоксикацию, мёртвые будет вставать без нашэй прививка.

- Пиздец блядь, что за фильм ужасов. Ты мне Обитель Зла пересказываешь? Чё ты тут городишь?
- Кльянусь, это чистая правта. Посмотрите на друга, всье симптомы налитсо. Он умирать, патом начинаться раслошение плоти, патом моск мутировать в моск зомби и он вставать. И нам всьем капут.

Толстяк снова встал, но лишь для того, чтобы заглянуть в соседнюю комнату.
Кент лежал на животе, уткнувшись лицом в подушку и не подавал никаких признаков жизни. Со свесившейся на пол желтойт подушки капала блевотина.

- Атпустите мэнья… — захныкал карлик, скрипя своими кожаными сапогами. — Если он вставать мы всье погибнуть..


Поднатужившись, толстяк притащил тело Отравленного к карлику и усадил на стул, после чего достал из шкафа бутылку водки и пистолет.
- Ждать будем! Понял? Если встанет — твоя правда, отвяжу. Не встанет за полчаса — продолжу тебя прессовать, сделаю из тебя сука кучу макулатуры и сдам её пионерам.

Глаза карлика округлились от ужаса.



****



Заседания Четвёртого Рейха проходили в узких коридорах подземного института Бактериального оружия.
Потолки высотой в метр, отсутствие окон, массивные квадратные колонны из дерева, поддерживающие низкие своды каменных потолков.
Богатые, ядовито-красные ковры устилают полы ромбовидных залов, символика Четвёртого рейха — всё тот же неизменный металлический орёл, сидящий на свастике.

Рейхсканцлер Ансельм Шикльгрубер сидел за столом из красного дуба, оббитого свиной кожей. Плечи его облачал чёрный кожаный плащ.
Двери распахнулись и в помещение быстрым шагом вошёл плешивый солдат. Внешностью — обычный анальный карлик, нашивками — приближенный возглавляющего. Губы его дрожали.

- Сэр, разрешите доложить сэр!
- Разрешаю
- Операция «Горький кипяток» закончена, материал собран в достаточном количестве, но ситуация… вышла из-под контроля..
- Вышла из под контроля?
- Искусственное заражение покинуло пределы посёлка.
- Отлично. Кто виноват?
- Сэр, этого нельзя было предусмотреть, профессор выехал..
- Подожди. Кто виноват?
- Сэр…
- Всегда есть виноватый. Данный случай не исключение. Так кто же он?
Возможно он хочет продолжить выполнение основной миссии и собрать генетический материал со всего населения Западной Сибири?
Понятное дело, что нам это не требуется, да и хранить такой объём материала негде.
Но исполнитель отличился, возможно он хотел поразить нас своей исполнительностью, на это нельзя закрывать глаза!

- Сэр..
- Что сэр? Как говорится, нахуй меня послать хотел?
- Сэр, никак нет сэр. Миссия была провалена по причине..
- Проваливай.



****


Отравленный открыл глаза. Нервно осмотрелся и поймав взглядом толстого — уставился на него, замерев и не дыша. Губы его беззвучно шевелились. Казалось он хочет чтобы кому-то что-то показалось, но ничего толком разобрать было нельзя.

- Что? Бля
Толстяк, было задремавший, сжал покрепче пистолет и наклонился к отравленному. — Что? Ты не можешь говорить что-ли?
Карлик бешено завизжал и принялся извиваться на табуретке, пытаясь вырваться из пут.

Из уголка губ отравленного юркнула вниз оранжевая полоска какой-то дряни. Стеклянные глаза смотрели невидящим взглядом, сквозь толстяка, в сторону кровати, на которой лежал учебник алгебры и бутылка с дыркой.

Повернувшись в визжащему карлику, толстяк было открыл рот со словами «Да чё ты бля орешь», но тут же сам заорал от резко возникшей боли в правом ухе.
Волына выпала из разжавшегося кулака, отравленный подмял его под себя и повалил на пол, не переставая вгрызаться зубами в плоть уха и шеи. Толстяк визжал как свинья, получившая смертельную рану. Визжал и ползал по грязному полу, заливая его кровью из прокушенных артерий и вен. А отравленный продолжал его грызть.

Наконец карлику удалось рухнуть набок вместе со стулом, путы ослабли и он пополз по полу к спасительной крысиной норе, волоча за собой запутавшийся в ногах моток веревки. Пробравшись в подземный ход, вытер пот, перевернулся на спину и принялся распутывать конечности.
Но тут неведомая сила рывком выдернула его обратно на свет.

Отравленный держал веревку в правой руке, намотав конец на кисть и безумно весело улыбался.



Дикс
22.11.2010


Теги:





1


Комментарии

#0 11:55  25-11-2010Яблочный Спас    
пиздецблядьнахуй
#1 14:55  25-11-2010дважды Гумберт    
ёбаные пидарасы камунальщики, врот ебать эту зиму, эти шапки, свитера и рейтузы. медведям то заибись, они суки сожрут пару человек, нырк в норку и красивые сны видят
#2 01:30  26-11-2010хуй владошкин    
я теперь понял, в ком все зло. в карликах ебаных! в них все зло! фашистах
#3 13:09  26-11-2010Дикс    
в карликах-коммунальщиках
#4 13:13  26-11-2010Яблочный Спас    
Я бы их сука перехуярил бы всех на хуй ебыных уродов.
#5 20:31  26-11-2010Дикс    
они вёрткие сцуки
не каждому удастся отловить здорового взрослого самца-карлика голыми руками
#6 22:17  26-11-2010Лев Рыжков    
А хорошо наворотил. Затейливо так. Только мата много лишнего.
#7 20:15  27-11-2010Дикс    
сука — 11 раз
блядь — 22 раза

но конечно виноват папаша-профессор, это неотъемлимая часть его речи

можно было бы уменьшить кол-во матов у других персонажей, чтобы он на их фоне выглядел жестче


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....
11:48  25-10-2017
: [7] [Здоровье дороже]
После полутарелки манной или рисовой каши и чашки кефира, что ему давали на завтрак, он обычно взбирался на высокий алюминиевый барный стульчик, стоявший в углу лоджии, устраивался там поудобнее, опираясь спиной на стену, или, наоборот, локтями на широкий подоконник, и приступал к процессу ежеутреннего осмотра своих владений....