Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Альтернатива

Альтернатива

Автор: Шева
   [ принято к публикации 09:47  19-01-2011 | я бля | Просмотров: 452]
Две черты заметно отличали Ивана Ильича от сослуживцев.
Не в лучшую сторону, надо заметить.
Первая — это какая-то преувеличенная, доходящая до странности и принимающая, иногда, чего греха таить, уродливые формы, нерешительность. Причем усугубленная пустопорожним философствованием на совершенно неожиданные, но, как правило, идиотские темы.
Например: а как ежики ебутся? после которой по счету кружки человеку можно насцать в пиво и он не врубится? автор штуковины «с крылышками» — женщина или мужик?
Чтобы долго не рассусоливать, представьте «в одном флаконе» Новосельцева и Васисуалия Лоханкина. Понятно, да?
Вторая же черта заставляла вспомнить незабвенных героев хоррора, — мистера Джекиля и мистера Хайда. Ибо, как говорится, редко, но метко Иван Ильич мог сорваться и пуститься во все тяжкие по алкогольной стезе с непредсказуемыми последствиями.
Посему народ в конторе относился к Ивану Ильичу с одной стороны, со снисходительной усмешкой, — что с больного на голову возьмешь? С другой стороны – с некоей опаской, — а хрен его знает, какой фортель сей умалишенный может выкинуть? И, на всякий случай, сторонились его.
Чем, в общем-то, Иван Ильич нельзя сказать, чтобы был опечален.
Но иногда, на подсознательном уровне, он ощущал, что общения не хватает.
Тогда становился он грустен и задумчив. Но затем всегда придумывал какой-нибудь, как он называл на манер царя Петра, — кунштюк. То есть нечто исскуственное, но, опять же, как говаривали в те старые времена, — плезирное.
Вот и сегодня, тридцатого декабря, Иван Ильич собирался уже покинуть офис после предпраздничной пьянки. Но отягощенный некоим количеством праздничной огненной воды, он ощущал в душе некоторое смутное беспокойство. Брожение дум, так сказать.
- Может, поехать к блядям? – вдруг нагло и выпукло обозначила себя мысль, которую он последние полчаса настойчиво пытался засунуть себе в одно место.
Под словом «бляди» подразумевались стриптизерши из одного полюбившегося ему последнее время стрип-бара.
- Не-не-не! – возопили остатки разума, — Опять — упивание до поросячьего визга, просирание бабок! Не-не-не! Домой!
Если бы Иван Ильич был двадцатипятилетним или тридцатилетним распиздяем «от кутюр», здесь автор с вероятностью десять к одному легко бы предсказал, какое решение принял бы Иван Ильич.
Но Иван Ильич, несмотря на незавидную должность в конторе, как ни странно, имел представительный вид и презентабельную внешность уверенного в себе сорокалетнего мужчины, крепко держащего Бога за бороду.
Поэтому путем несложного аутотренинга, а именно, — три раза подряд повторив фразу, — Сигизмунд! Не делай этого! — он развернул нос своего корабля, выражаясь высоким штилем, в домашнюю гавань.


…Дома было хорошо.
Как влитые, сели на ноги дамошние тапочки. Теплый махровый халат, как обычно, заставил почувствовать себя патрицием. Кошка, на правах второго человека в доме, довольно мурлыча после поглощения вечерней порции сухого корма, потянувшись передними и задними лапами, огромным пушистым поленом вытянулась у его ног. Кайфуя от такого родного домашнего уюта, Иван Ильич с любовью сервировал перед телевизором журнальный столик.
Маслины, мацарелла, конфеты, мандарины. Поставил только-только початую бытылку Бэйлиса. Сел в кресло.
Налил. Выпил. Забросил в рот две маслинки. Пощелкал каналами. Видеоряд давно приевшихся эстрадных рож, натужно изображающих довольство собой на их празднике жизни, энтузиазма почему-то не вызвал.
Выпил вторую. Закусил двумя дольками мандарина. Потянулся к книжной полке. Взял томик Довлатова. Открыл наугад.
- Мне нельзя, чтоб хоть капля спиртного в рот попала. Я становлюсь как самосвал без тормозов. Останавливаюсь толька в кювете…
Задумался.
Отложил книгу. Налил третью. Закусил сыром.
Погрустнел. Вспомнил. Кого-то. Или что-то.
Налил еще. Выпил, не закусывая. Потянулся, как котяра. Резко поднялся.
И вызвал такси.


…Злачное место встретило Ивана Ильича как всегда. То есть — хорошо. И в ожидании очередных подвигов.
Когда он вошел в зал, девчонки-стриптизерши сидели тесной сплоченной стайкой за одним из столиков, лениво обсуждая то ли вчерашний вечер, то ли перспективы нынешнего. Музыка уже играла, но они еще не танцевали. Или – потому-что было еще рановато, или – потому-что не было клиентов.
Иван Ильич в этот вечер оказался первым. Поэтому и встречен был радостными возгласами. Как нечасто заходящий, но нежлобящийся постоянный клиент.
Заказанные им для девчонок две бутылки шампанского тут же «подняли градус» встречи до киношно-михалковского, — Ой! Да кто же эт к нам приехал?! — Да наш барин дорогой!
Себе Иван Ильич традиционно взял водки.
В ходе дурашливого светского разговора «ни о чем» Ивану Ильичу была представлена рыженькая новенькая, — Анжела. Девчонка была высокая, но не худенькая. «Кобылистая», как он называл. Ему нравился такой типаж.
…Когда в зал зашло еще пару человек, девчонки начали танцевать.
К этому времени Иван Ильич уже приканчивал вторую сотку. Когда к шесту выдвинулась Анжела, Иван Ильич поднялся, подошел ближе и начал смотреть, что же новенькая умеет.
Была у него такая фишка – становится близко у шеста и, как смеялись девчонки, — «строить глазки». Вот и в этот раз, когда Анжела, вращась вокруг руры с широко раздвинутыми в шпагате ногами, сползала по шесту вниз, Иван Ильич сделал даже полшага вперед, чтобы поймать ее взгляд.
Вдруг что-то отвлекло его внимание. И он на миг повернулся лицом к барной стойке.
В этот момент Анжела, довольная, что первый блин, а точнее – первый вечер явно не комом, — вон какой видный мужик на нее запал, томно закрыла глаза.
Продолжая свое вращение в шпагате.
Это была ошибка «молодого бойца». Или – бойцыци. После которой вечер перестал быть томным.
Увесистая туфля стриптизерши на многосантиметровой платформе из прозрачной пластмассы с хорошего замаха ебанула Ивана Ильича аккурат по носу.
Учитывая фактор неожиданности и количество выпитого, Иван Ильич, будто подкошенный, рухнул на пол заведения. Йобнувшись при падении еще и затылком.


…В больничной палате Иван Ильич скучал. После очередной процедуры и перевязки он лежал на спине, пытаясь разгадать потайной смысл желтых разводов на сером потолке.
Вдруг он нахмурился. Взгляд уставился в одну точку. Задумавшись над вопросом явно уровня никак не ниже, чем — Быть – или не быть? или – Что делать? и наморщив лоб, он неожиданно выпалил, обращась непонятно к кому, — Но была ли альтернатива?!
Его философские рассуждения были нарушены шумом в коридоре перед палатой.
- Куда?! Низзя, я сказала! Кому говорю?! Да еще без халатов! Ша! Стоять!
Первый слог последнего слова из уст самой строгой нянечки Зойванны прозвучал еще в коридоре, а вот «ять» — уже по эту сторону двери. Которую, заскочив к ним, Зойванна тут же захлопнула и даже прижалась к ней задом, будто пытаясь защитить обитателей палаты от нашествия неведомых пришельцев.
- Иван Ильич! А это – к вам! Делегация целая!
- Кто? Да быть не может! У меня и нет-то никого! – удивленно возразил Иван Ильич.
Зойванная поджала губы и на слова Ивана Ильича в свою очередь, возразила аргументом, — Там и думала я, что в тихом болоте…Говорят — из профсоюза! Пять штук. И смеются, и зыркают бесстыже. Я им говорю – не бывает таких профсоюзов! А мне их главная, рыжая такая, кобыла! прости Господи, отвечает – а мы — из независимого профсоюза!
Альтернативного!





Теги:





0


Комментарии

#0 11:01  19-01-2011Чёрный Куб.    
читал посмеиваясь.
стабильно хорошо.
#1 11:02  19-01-2011Шизоff    
хорошо, да
#2 11:19  19-01-2011Красная_Литера_А    
хороший текст, забавный, спасиб
#3 11:28  19-01-2011простой    
понравилось
#4 11:29  19-01-2011elkart    
ничего себе кунштюк, плезирный
#5 11:53  19-01-2011Яблочный Спас    
Улыбался. Особенно со сценки с Довлатовым.
#6 11:54  19-01-2011Мистер Блэк    
панравилось
#7 11:57  19-01-2011Астральный Куннилингус    
Поржал… Блядь, вот сам так же обычно — домой приедешь вроде, все ровно, а посидишь, махнешь вискаря пару стопарей и по песде пошел вечер… Точнее по пёздам.
#8 13:34  19-01-2011Иван Гилие    
а вот эти, песпесды, важные если не наиважнейшие вопросы — а как ежики ебутся? после которой по счету кружки человеку можно насцать в пиво и он не врубится? автор штуковины «с крылышками» — женщина или мужик? — аккуратно переписал… заучу… и буду всех на пианках заёбывать…
#9 15:18  19-01-2011штурман Эштерхази    
хороший текст.
#10 17:05  19-01-2011N3X    
бойцыца очень порадовала
смеялась
#11 18:42  19-01-2011Радуга    
хм, не понравилось, местами черезчур напыщеные фразы. Да и весь текст «ни о чем». уж не обессудьте
#12 19:03  19-01-2011Володенька    
Ещё один персонаж получивший по еблу
#13 20:09  19-01-2011Лев Рыжков    
А чо так мало-то? Красивости, конечно, есть, но не напрягают. Читается влет. Но побольше бы…
#14 21:40  19-01-2011castingbyme*    
Про ёжиков спижжено. Я ещё летом задавала этот вопрос, на который мне так и не ответили.
+ к Лёве
#15 22:52  19-01-2011Рыбий Глаз    
Расписано правда хорошо, и бойцица хороша. Но выглядит как пол-истории.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [54] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....