Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Шантаж антиквара Кройцмана

Шантаж антиквара Кройцмана

Автор: Голем
   [ принято к публикации 12:05  26-09-2011 | Лютый ОКБА | Просмотров: 550]
* * *
В прежнее время не продохнуть было Ришельевке от антикваров.
Почистить обувь места не сыщешь. Много ли держали лавок? Боже ж мой, и даже в избытке! Вот, скажем, свернули вы с Дерибасовской. Закурили сигарету «Ира». Хочете иметь на полке подлинность под старину?
Стойте здесь, смотрите сюда!
Ось туточки Тоцкий и Марусевич, через дорогу Свентопольский. Не хочете Свентопольского, идёте дальше, в «Борьзя и сыновья». Справа спит на завалинке старообрядец Мокеев, так от Мокеева вы тем же разом попадаете к старому, с позолотой и фонарями Трохыму, в его «Порселан и Бронза – Еронимъ Грушковецъ»… ещё хотите за антикваров? Так сигарету можете не докуривать. Отдайте бычок местному пацану: за маму-папу он вам с любого лавочника сбрехнёт!

Так было.
Но к юбилейной, пятнадцатой дате нашей Революции и Свободы – чтоб они обе были здоровы, и детям их не хворать! – меж антикваров стало просторно, как в Оперном театре после гражданской панихиды. Тут-то и понесло к нам всяческого инородца: Прокофий Бякин, «Вомбат, Роценя и Камуфлон», какой-то невнятный Гродек-Лыцарский… и даже этот тип из Бобруйска, сын марцифаль-биндюжника! То есть я хочу сказать, Беня Кройцман. Что я имею сказать за Беню… нет-нет, вы наливайте и закусывайте.
Свадьба длинная! Пусть они там поют.
Беня был богач, шустряк и зануда.
Он явился на свет седьмым по счету среди сыновей и дочек Хеси-повитухи и биндюжника Кройцмана. Весь в волосах, рыжий, с двумя нетронутыми зубами. И весело скалился, даже повитуха-мама над ним смеялась!
Без юмора эти рыжие весельчаки и до покакать сидя не доживают.

Но выдать хохму, отправив мужа к бениной маме, как это сделала супруга, так это стоило родиться дважды! Представьте, эта Рузанна, довольно-таки нелепая мещанка, и замужем-то была — не то, что вы думаете, а целых четыре года — так вот, она придумала удрать с херсонским провизором, да ещё и по фамилии Мейерхольд! Мозольный салон, я вам скажу. для комнатных собачек… Не думайте плохо: девочка, сбежав в расстроенных чувствах, захватила с собой и парочку лучших колец – ровно тех, с брильянтами и платиной напополам из рубинов! На добрую память и всякий случай Рузанна прихватила заодно и перину из гусячьего пуха. Жаль было расставаться с приданым. Какой в перине был пух…
Гуси с радостью вернули бы всё обратно!

Провизор – по слухам, очень видный мужчина – прельстил Рузанну мускулистым, поджарым задом и бараньими глазками, долгими и навыкате, словно люля-кебаб. Так уверяла мою маму близкая родня Рузанны, её природная тётя Сима. Эта тётя Сима живёт на Фонтанах – а люди на Фонтанах знают, что говорят! И говорят, что знают. Слышно было, что бросил провизор Рузанну с вещами где-то на проезжем шляхе. Вернуться домой ей, слава Богу, и в голову не пришло.
Сказывают, осталась жить у путевого обходчика… брешут, наверно.

Заскучал без женской ерундовины Кройцман – ну просто будьте любезны!
Развестись не с кем, хотя можно бы и заочно. Жениться без развода тоже не по-людски…
В общем, решил Беня взять себе экономку. Объявление дал в газете – пошла экономка, как скумбрия в Балаклаву! Но видит Бенчик, что кандидатки всё про сезонный график талдычат – слепому ясно, что летом никому работать не хочется. Про нелады с мужьями женщины объясняют, про детей, свекровей и членство в профсоюзе.
Так что выпадает Бенчику пирожок ни с чем.

Приуныл антиквар, отозвал газетный фантик про экономку.
Но кто-то умный, как цадик Авессалом, предложил Бене выискать хорошую сваху. Сводницы в ту пору сидели на бобах, поэтому на встречу с Бенчиком пришли неразлучно вдвоём, как прикуп. Скажем без сантиментов: сам Беня так подстроил. Каждая сваха, не отрывая задок от стула, в течение трех-четырёх часов расхваливала свою кандидатку.

Первая гостья, Зося Казимировна, была и сама, как герцогиня на выданье. Козырная дама – полька… нет, не полька, а менуэт! – на Молдованке многие её хотели, но что-то никто, мне говорили, так и не смог… гм-гм. Была пани Зося пышной и хлопотливой. Такая, знаете ли, с розовым личиком и в кудерьках, словно бешеная болонка. Славилась она самомнением, какого у болонок отродясь не бывало, и огромным, несоразмерным бюстом.

Зося в тот день представляла интересы Кати Суржак, приходящей судомойки из приличной семьи. У Кати, как узнал заранее Бенчик, имелись три достоинства: широкие бёдра, коса до арбузной попы и полное отсутствие интеллекта. Оспаривала Зосю вторая сваха, повитуха Нехама, которую все её клиенты, от родителей до приёмышей, звали «тётей Хаей». Кем она хвасталась, я сейчас расскажу. Скажите лучше, песню слышали: «с добрым утром, тётя Хая»? Говорят, это про Нехаму. Правда ли? Не знаю. У меня об этом пока что не спрашивали.

Так вот, тётя Хая торговала Бенчику буйной поросль из рода Лейбы Хемницера. Не понимаете, о ком речь? О смуглокожей Рахиль! Нетронутой, послушной и образованной, как расписание поездов. Шустрый был поцык Беня Кройцман! Весь такой из себя агицер-паровоз, и про вторую невесту всё заранее вызнал. Рахиль была черна и дурновата собой. Зато, заметьте, хорошо считала до ста, вышивала крестиком и между делом больше помалкивала.
Уважительные невесты случаются только в еврейских семьях…
– Матка бозка! Да Катя просто сложена из достоинств! – настаивала пани Зося, допивая вторую пузатую чашку чая, украшенную алыми персидскими маками, и чинно отставляя мизинчик. – Она уже разочек была замужем. Стало быть, навык имеет! Уважение к мужчине… и всё такое.
– Бросьте вы этих глупостей! – ворчала тётя Хая, плюясь и фыркая рафинадом. – Когда вы говорите, пани Зося, хочется, чтоб вы уже плакали! Рахиль – это пишный цветок, пары эфира, а не какой-то там-тарарам с Хацепетовки… Солидный мужчина, как вы, мосье Кройцман, можете вить с Рахили что только хочется – любые вировки! А вы суёте мне вашу Катю?!

Торг продолжался. Барышни горячились.
Кройцман, посмеиваясь, утирал платком потную лысину, усыпанную звездопадом веснушек. Наконец, антиквар смигнул самому себе и заметил:
– Хозяин я безобидный. Ходики мои, прошу прощения, смотрят давно на юг, да ещё и забот – целый дом плюс несгораемый ящик. Стоит ли вить какие-то верёвки?
При этом Беня, словно невзначай, упёрся игривым взглядом в Зосино декольте. Лысина его вновь покрылась бисеринками пота.
– Зачем же говорить обидное, Веньямин? – надула губы старая повитуха. – Не надо делать пошлых намёков! Мужчины, как молоко и мёд: согреешь им лысину, просочатся сквозь пальцы. Можете забирать себе эту шиксу и делайте всё, что хочете, если кому-то нравится нырять головой в навоз. Только я не вижу причины! Дайте мне причину, и я ухожу с Рахилью…

Тут Беня Кройцман окончательно сделал выбор.
Привстав со стула, он торжественно произнёс:
– Тётя Хая! Я вам признателен больше, чем Одесса дюку, только уносите вашу Рахиль обратно к папа и мама, век им горя не ведать! А вас, пани Зося, покорно попрошу подняться в фонды. Мне привезли старинную католическую икону, и… и я не знаю, выставлять ли её в салон?
Польщённая пани Зося вспорхнула со стула и пискнула что-то, пытаясь оставаться невозмутимой.
Она внутренне торжествовала, уверовав в успех своей миссии.
Тётя Хая, дохлебав остатки заварки и вежливо рыгнув, перевернула чашку вверх дном – в знак признательности – и чинно откланялась.
Сваха не должна быть настырной, за нею ещё придут.

Поднявшись наверх, Беня привлёк к себе пани Зосю и, потянув одну из многочисленных ленточек на её груди, пустил на волю пышное декольте. Вцепившись зубами в тёмный Зосин сосок, он принялся сосать его и причмокивать, словно дитя без няньки.
Пани Зося поначалу терпела, полагая, что Кройцману нелегко перейти к делу и он пытается держаться непринуждённо. Но события явно принимали критический оборот. Не выпуская зубами сосок, Беня решительно увлёк даму в складки пышного балдахина в своём будуаре.

Оправившись от изумления, полька оттолкнула нахала, и он с грохотом рухнул на хрупкий журнальный столик с чугунным подсвечником. Коварное литьё умудрилось найти антикваровы яйца и нанести довольно чувствительный урон. Больно было даже думать об этом… Кройцман вскрикнул и ухватился, лёжа на полу, за пострадавшее место.

Пани Зося спохватилась, что навсегда утратит клиента – к тому же пыл антиквара, видно, пробудил какие-то ответные чувства. Сваха помогла Бене встать и бережно усадила его на край кровати. Затем недрогнувшей рукой спустила ему штаны вместе с трусами и так нежно погладила мохнатые, отнюдь не фабержовые яйца с торчащим по инерции членом, что у Бенчика заблестели на щеках слёзы признательности и боли… Он обнял Зосю, и она больше не противилась.
Однако в опочивальню, гадюка, влазить всё же не пожелала.

Пообещав, что в случае Зосиного отказа приступ женской нежности станет в городе притчей во языцех, а заодно подкрепив аргументацию парочкой драгоценных побрякушек, прохвост-Беня в итоге добился от новой экономки согласия на переезд.

Между тем отвергнутый Зосей стекольщик Кадуцкий к вечеру после помолвки напился до синевы и грёбаной богоматери. Всю субботу Кадуцкий бузил под окнами Кройцмана, пока не разбил единственную витрину. Но в понедельник, бормоча извинения, он вставил новую – дороже прежней, потому что новая витрина стала зеркальной! Целых шесть лет Беня с Зосей жили за ней душа в душу, пока железная рука наркома не смела и эту парочку в бездонный совок с лагерной пылью…


Теги:





0


Комментарии

#0 13:31  26-09-2011Файк    
Лосось мельчал.
А Беня Кройцман в голема креос залетал.
Что там еще? Каков шакал!
Платок узорный — его в жопу,
Затем темнеющий сосок.
Ты вот что: пулею в висок
Себя решительно — и, оппа-
От черепа отвалится кусок,
Останется лишь целой жоппа.
#1 13:33  26-09-2011Файк    
эх! это фсио оттуда…
#2 14:28  26-09-2011Яблочный Спас    
написано хорошо, но перенасыщенность диалектом и искусственное опрощение текста несколько портит впечатление.

Это я к тому, что весь идиш этот одесский разбавлять минимум в три раза нужно. Иначе грозит потеря интереса.
#3 14:33  26-09-2011Ящер Арафат    
ну а чо нормально
#4 14:44  26-09-2011Atlas    
Таки верно вам советуетъ ор легоим и этот гражданин с яблоками — надо знать меру…
#6 15:35  26-09-2011Голем    
Спас,Atlas: раскас ведётся от первого лица — чем можно разбавить прямую речь?
B_O_Tanik
вот жэж, а я думал, что всё прибрали… недолго похулиганил.
уцелело, видно, по недосмотру.
.
Уважаемая редакция! хуйсними с рубреками, даже хуйсним с ответом на письмо (по поводу сноса ребрендинговой папки), но оч прошу, сохраняйте пробелы и абзатсы — то, что я вижу здесь, даже без идиша нечитаемо.
спасибо.
#7 15:47  26-09-2011Atlas    
Попутал ты, браза, чойто… Прямая речь здесь — диалоги, остальное авторская, вот в ней чичерка и перебор.
#8 20:16  26-09-2011Шура Балаганоff    
Да он жэ еврэй!!!
#9 20:57  26-09-2011Горец    
Хороший исторический экскурс.
#10 05:38  27-09-2011СИБ    
я адский подъёбщик, гыгыгы
#11 02:16  06-11-2011Лев Рыжков    
Утомили чота эти одесские витиеватости.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....