Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - Если вам интересно (на конкурс)

Если вам интересно (на конкурс)

Автор: Голем
   [ принято к публикации 03:01  21-11-2011 | Щикотиллло | Просмотров: 591]
* * *
Медный ангел над воротами палаццо, увитого диким виноградом, с тоской наблюдает, как Меджид-Месхетинец срубает из маузера заносчивый швейцарский замок. Отпихнув Меджида, огромного турка, чьи пальцы двигаются хаотично и ловко, словно клешни омара, медвежатник Парамон Глечик врывается в дом адвоката Лукомского. Следом за Парамоном гулко топают по брусчатке сапоги Меджида и младшего брата Парамона, куафёра Якова Глечика. На лестнице незваных гостей встречает хозяин дома:
– Я на дом дел не беру!!! Или вам без разницы, где вляпаться? Глечик, я сейчас такое устрою…
– Заткнитесь, барышня, – отвечает Парамон. – Мы не Чека и даже не Господь Бог, но таки многое знаем! Видчиняй нам сейф, гони награбленное.
– Экс-про-приация, – роняет Яша. – Нэ журысь, лепила.
Меджид, немногозвучный и косматый, для пущей острастки скалится и хмурит брови.
– Ну, этих я давно знаю, в разлив и навынос! – вздыхает Лукомский, разводя руки в стороны. – Либо их сразу к стенке поставят, либо мне же их защищать придётся… дикость, бардак! Но вы-то, Яша!!! Известный куафёр, любимец публики… кстати, если вам интересно, тут у нас Бадалукка! Представляете, у матушки приступ, так он ей новые локоны к парику…
.
Не дослушав, Яша, тонкий, изящный двадцатисемилетний юноша в костюме в тонкую клетку, с руками пианиста и душой художника, сдвигает Лукомского в сторону и взбирается вверх по лестнице.
Яков Глечик, младший сын кузнеца и горничной, вырос в нищете и стал выдающимся парикмахером. Его цырюльня на Французском бульваре, просуществовавшая до прихода ЧеКа, звалась «Графиня де Монпансье». Томную «Графиню» обожали дамы всех сословий и возрастов, выходившие из Яшиных рук преображёнными и действительно напоминающими в профиль гордый герб заведения – бронзовый гипс любовницы-роялистки.
.
Целыми днями из окон «Графини» доносились визг и оханье барышень, гремели щипцы и щёлкали ножницы, а из окон пахло палёным волосом. Ближе к вечеру подмастерье Глечика, брадобрей Даниил Захов выбивал на мостовую мыльную пену, дёргая себя за ус, и трубно сморкался… было, было. Помимо куаферного мастерства, Глечик-младший славился стройностью фигуры и независимостью характера, великолепными парижскими нарядами и столь же изысканными манерами. Одно только омрачало Яшину жизнь, и это был популярный на Фонтанах куафер Бадалукка, выходец из клана генуэзских контрабандистов.
Череда виселиц в клане Бадалукка затмевала древность любого рода…
Где вы теперь, кто вам целует пальцы…
.
Не обращая внимания на то, что голоса за спиной усилились, донёсся даже звучный вызов пощёчины, Яша толкает хорошо знакомую дверь в опочивальню мадам Лукомской. Когда-то здесь работала в прислугах мать Парамона и Яши… Глечик захлопывает дверь и останавливается, поражённый: некогда красивая, холёная барыня обратилась с годами в высохшую старуху с розовыми висюльками. Ну какая, к чёрту, причёска в эту совсем ещё юную, восемнадцатую весну буйного двадцатого века!
.
В Яшиной памяти мелькает тоненькая книжка-раскраска, подаренная ему на Рождество барыней Лукомской. Эту книжку мать читала по складам, разглядывая вместе с Яшей исчёрканные Аркашкиными цветными карандашами образы древнеримских воинов, философов и сатрапов… губы куафёра, презрительно кривясь в ответ на пьяные выкрики отца и угрозы брата, шепчут врезавшуюся в память фразу императора Августа: Вар, верни мне мои легионы…
Старуха сидит на высоком стуле совершенно неподвижно, с прямой спиной и застывшим взором. Очередной безумный каприз, догадывается Яша.
Возле Лукомской суетится, утирая пот, низенький и смуглый Джакомо Бадалукка, его пальцы-сосиски порхают в старушечьих локонах, не зная усталости. При виде Яши Бадалукка останавливается и даже приседает в ироническом восторге:
– Тю! Откуда ты, прелестное дитя?
Маргарита Лукомская переводит неподвижный взгляд на Яшины кудри каштанового оттенка и, встрепенувшись, кричит старческим дискантом:
– Воцек! Воцек!
Воцеком Маргарита звала своего племянника, Войцеха Шумского, которого очень любила, а после его ранней смерти от тифа совершенно потеряла голову. Яша отрешённо смотрит на Маргариту и поворачивается к низенькому генуэзцу.
– Бадалукка, – запинаясь, бормочет Яша. – Бадалукка, вы совсем очумели? Волос тонкий, скрученный… нельзя прижигать щипцами!
– Воцек, голубчик…
– Э-э, порка-мадонна!!
Два крика, Джакомо и Маргариты, сливаются воедино.
За Яшиной спиной вырастают, как призраки мщения, Месхетинец-Меджид и Парамон Глечик.
.
Сейф, о котором шла речь, расположён на площадке между спальнями Лукомского и его матери. Поняв, что отвертеться не удастся, Лукомский извлекает скрытый в сейфе крохотный дамский браунинг.
– Воцек! – восклицает старуха, по-прежнему адресуясь к Яше. – Что там за шум?
– Мы пришли за драгоценностями, которые Аркадий с его дружками стибрил во время обыска, – терпеливо объясняет куафёр Глечик.
– Но у Аркадия нет и никогда не было драгоценностей! – говорит Маргарита.
– Ты что, Парамон?! – свирепеет Яша. – На понт меня решил разыграть? Зачем мы сюда пришли?
– Не цыкати, малыш. У ляхов добра немерено…– гудит Парамон.
– Да с кем тут цацкаться, матушка! – и, приоткрыв дверь в комнату, Лукомский открывает огонь. Первая пуля ложится Яше в левое предплечье – неловко дёрнувшись, он падает на пол. Вторым и третьим выстрелами Лукомский обменивается с Меджидом. Их души, слившись в благом порыве, спорят, к кому бы податься: к Яхве или к небесным гуриям…
.
Вырвав у турка маузер, Парамон пятится к дверям, не сводя глаз с опадающего вдоль косяка Лукомского. Выбравшись на площадку, медвежатник торопливо скидывает в предусмотрительно захваченный парусиновый саквояж кошельки и коробочки с вензелями, затем бросается к выходу, но вспоминает про Яшу и вопит, как бешеный мул:
– Босота, на выход!!! Сейчас нам выдадут прокламаций…
.
Но Яша, презрев прозу жизни, вдохновенно творит.
Мелькают ножницы, шиньоны, расчёски…
Старая мадам, поджав губы, наблюдает в зеркало, как преображаются её локоны, и охает в полнейшем восхищении:
– Яша – вы просто Бог парикмахеров!!! Но вас, как Бога, нигде не сыскать… и кто это так шумит?
– Профессия такая, – блаженно улыбаясь, тянет Яша. – Парик-махер – значит, делатель париков, сейчас они все в бегах… а шумят, мадам, грехи ваших предков.
Тут в Яшин бред без спросу вламывается Бадалукка:
– Вставай, Яша!!! Сматывайся! Сейчас уже здесь будет Чека…
Яша, очнувшись, подымает с полу взгляд на причёску мадам Лукомской. Удовлетворённо кивает и вновь теряет сознание… на улице, между тем, кроет вовсю пальба: Парамон не склонен сдавать награбленное, и ему таки удаётся отход… однако для Яши с Бадалуккой плен неминуем.
.
– Принёс? Давай.
– Почём на кон ставишь?
– Сейчас… да это же дрянь, стеклярус! Наколоть хочешь?!
И медвежатник Парамон принимает ловкий, незаметный постороннему глазу удар заточки под рёбра правого бока… незатейливое наследство Лукомских обретает новых хозяев.
.
На допросе в ЧеКа Бадалукка заявляет, что был вызван вместе с Яшей для куаферных услуг к старухе Лукомской, и генуэзца отпускают, а Яшу запирают в дровяном сарае до полного выяснения.
В сарае полно мышей, и Яша, страдая от боли в предплечье, страшно нервничает… на рассвете сверху сыплется сено, через прореху в кровле к Яше нисходит скорбное, как луна, лицо Бадалукки:
– Яша, пора бы отсюда… вдруг ветер переменится?
Подпрыгнув, Яша хватает одной рукой Бадалукку за руку, тот пыхтит и отчаянно тащит другой рукой Яшу за шиворот… неимоверными усилиями Яшу удаётся-таки выдернуть на крышу.
– Ночью с греками уйдём в Стамбул, – едва касаясь Яшиного уха, шепчет Бадалукка, пока они пережидают чьи-то шаги. – Я тут сбегал, прихватил кое-что из шкафчика адвоката… вот твоя доля! Локоны вышли – супер!
В ладонь Яши ложится пригоршня цепочек и камушков.
– Теперь у нас отбоя не будет от клиентуры, – шёпотом отвечает Яша, и новоявленные партнёры, сдерживая гмыканье, теряются в череде домов – а может быть, в утреннем сумраке…




Теги:





0


Комментарии

#0 10:14  21-11-2011Яблочный Спас    
Талантливо, красиво и в тему.

Отличный рассказ. Пять баллов однозначно.
#1 12:51  21-11-2011Рыцарь Третьего Уровня    
прочитал с удовольствием.
5
#2 15:11  21-11-2011Renat-c    
Круто!
#3 17:58  21-11-2011дважды Гумберт    
ну, я не смог осилить, хоть и был настроен. опять Глетчики. ну, я уже писал, не идет мне такое. опереточные бандиты. так что автору риспект и 4.
#4 19:41  21-11-2011Олень шило в печень    
пятерка!
#5 19:50  21-11-2011Кристина Ланде    
это 5+!
#6 20:13  21-11-2011Швейк ™    
5
#7 20:16  21-11-2011Renat-c    
5
#8 20:22  21-11-2011Лука Окрошкин    
ну все люди. пять однозначна
#9 20:35  21-11-2011Renat-c    
А вообще, колориту много уж очень.Сериал ликвидация, картина маслом и все такое.
#10 22:00  21-11-2011проша    
с первога абзатса зопутолсо- хто, хде и чо. ебать, йа тупой!
#11 22:27  21-11-2011Олень Всеебущий    
Четыре. Автор переукрашал.
А это вот /месхетинец/ в первом предложении, умноженное на /турка/ в втором — за него и два балла можно было б копытом сбить без всяких угрызений совести.
#12 22:27  21-11-2011Олень Всеебущий    
Проша молодец. Правильно запутался.
#13 22:28  21-11-2011Олень Писдатый    
я тоже запутался. наверное, я тоже- проша.
#14 22:28  21-11-2011Голем    
Олень Всеебущий, месхетинец в данном случае — часть прозвища.
#15 00:09  22-11-2011Олень Вяленый    
ниасилено
#16 18:48  22-11-2011VETERATOR    
невкатило
3
#17 20:57  22-11-2011hemof    
3
#18 00:02  23-11-2011Олень Судныйдень    
хм. ничотак
4
#19 00:10  23-11-2011Мoлчун    
весьма литературно. чуть перегрел, но поставлю 5
#20 01:26  24-11-2011Artur    
хорошо 5
#21 05:05  27-11-2011Лев Рыжков    
5.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:39  05-02-2016
: [7] [Конкурс]
Где-то в бескрайних просторах черной материи, между пространством и временем, спрятавшись в ущелье обворожительного квазара, вели беседу два романтических существа:

… и все же, mon cher, даже принимая во внимание немыслимый уровень энтропии, наблюдаемый в моих системах под действием вашего очарования, позволю себе повторно акцентировать на недостаточной аргументации некоторых доводов вашей позиции....
17:59  21-01-2016
: [9] [Конкурс]
- Господин Президент, в преддверии Почётной Аннигиляции и принимая во внимание Ваши выдающиеся заслуги перед человечеством, Высший Суд предоставляет вам уникальную возможность реализации трёх последних желаний, вместо традиционного одного....
В нашем городке жизнь в трезвом состоянии никогда не существовала. Пили все. Ходили в одинаковых ботах «прощай молодость», одинаковых синтетических скрипучих джемперах, куртках из болоньи и пили. С утра, днем – на единственном заводе по производству стекловаты, в будни после работы, в выходные и праздники....
12:30  18-01-2016
: [3] [Конкурс]

Шапка велика и сползает на глаза, лицо под ватной бородой чешется, по спине, щекоча, стекает капля пота, накладные усы лезут в нос. За что мне это все? Зачем я Дед Мороз?
- Ну, здравствуй, мальчик. Как тебя зовут?
- Митя.
Розовощекий крепыш с интересом рассматривает меня, мой поношенный красный халат с жидкой ватной оторочкой, обмотанный блестящим дождиком облезлый посох и тощий, пыльный мешок....
"Ждёт Литпром Поэта как мессию.
Ждёт чуть больше, чем тринадцать лет.
Кроет бытовая рефлексия
(это как БухБез засравший тред).

Поэтессы где? Харизма, груди,
ноги, жопа... Нету их, отбой.
Из поэтов тоже – только студень,
метящий пространство под собой,

что в горячности больного тифом
нахуярит столбиков три-пять,
смело озалупливая рифмы....