Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Голуби.

Голуби.

Автор: росчерк истерии
   [ принято к публикации 20:01  06-12-2011 | я бля | Просмотров: 364]
Так бывает на городских окраинах, что новостройки соседствуют со старыми кварталами частной застройки. Именно в таком месте и жил дед Афоний. Никто не знал его настоящих имени и отчества. Так и звали – дед Афоний. Ровно через переулок от Ругозерской улицы, заставленной светлыми девятиэтажками, ютилась кривоватая улица Бабушкина, утопающая в зелени. И островками с высоты соседних новостроек светились крыши деревяшек с хозпостройками.

Дед Афоний, получив одним из первых просторную однокомнатную квартиру по Ругозерской, имел, тем не менее, строение и на Бабушкина. Это была голубятня. Самая обычная, из тех, что бывает ещё встречаются на окраинах. Маленький двухэтажный домик, с террасой на крыше, покрытой сеткой-рабицей. Дед Афоний держал с дюжину белых голубей, и каждое утро можно было наблюдать как он неровной старческой походкой направляется в свою голубятню со старой и потрёпанной авоськой в руке, полной банок каши и проса. Иногда казалось, что он таки не удержится на ногах и запрокинется назад, несмотря на то, что всем весом старался он при ходьбе наваливаться на палку. Любая неровность на земле заставляла его опасно спотыкаться и замедлять и без того черепаший шаг. Обитатели, равно как и новостроек, так и замшелых домиков, относились к нему с одинаковым уважением, и даже местная шантрапа накогда не имела в мыслях подшутить или надсмехнуться над дедом Афонием. Он зимой и летом носил одну и ту же засаленную куртку зелёного цвета и, по всей видимости, давно уже не имел ни одной родственной души. По крайней мере, сколько себя помнили соседи деда Афония, никто никогда не приезжал к нему навестить или помочь. Он ковылял к своей голубятне, долго возился с навесным замком, открывал сеточные створки и просиживал на укреплённой подле лавочке до полудня, покуда голуби, налетавшись, не возвращались обратно.

В тот памятный мне день я встретил деда Афония и отчего-то заговорил с ним.
- Ты береги себя, дед. – сказал я ему. — Нужен ты голубям своим.
Афоний залучился морщинами, и я впервые за много лет услышал его голос.
- Ты выпусти потом их. – сказал мне дед. – Воротца не закрывай. Пусть летают, а мир присмотрит за чадами. Не пропадут, дай бог.
- Ты что, дед? – спросил я. – К чему?
- Недолго. – ответил Афоний, и, ещё раз, напоследок улыбнувшись мне всеми своими морщинами, продолжил свой многотрудный путь к голубятне.

Я долго смотрел ему вслед, стоя на пронизывающем осеннем ветру, а через неделю его не стало. По пути к своей голубятне дед Афоний таки не удержался и упал назад, на спину, головой об камень. В авоське остались пара разбившихся банок, одна со свежесваренной кашей, вторая с пшеном. Осколки банок перемешались в авоське и торчали уродливыми кусками. Дед Афоний в падении изогнулся и рука его тянулась раскрытой ладонью к голубятне, а сам он, казалось, стремился в последний раз взглянуть на своих любимцев. Старенький домик, обитый листовым железом и выкрашенный в голубоватый цвет. Створки я раскрыл на следующий день. Принёс упаковку еды для попугаев из зоомагазина. Кашу варить я тогда не умел.


Теги:





0


Комментарии

#0 05:37  08-12-2011Лев Рыжков    
Уныленько, но крайнее снизу предложение мне понравилось.
#1 18:13  08-12-2011Шева    
Концовка неплоха.
#2 20:56  08-12-2011Яблочный Спас    
нормально
но ритм сбоит да и штампов многовато
#3 21:32  08-12-2011Дмитрий Перов    
понравилось
малость недоработано, но хорошо
#4 21:57  08-12-2011Ирма    
Деда Афония сразу так живо представила.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....