Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Врач, студент и грибник

Врач, студент и грибник

Автор: Миша Розовский
   [ принято к публикации 08:09  11-12-2011 | Х | Просмотров: 1520]
Дождливый Октябрь выдался в 1905 году. В городке Ушицы N-ского уезда, что в ста с чем-то верстах от Санкт-Петербурга будет, размыло тракт и, волею случая, застигнутая в дороге холодным вечером пара проезжих коротала время в уютной гостиной трактира Епифания Волкова в ожидании кружечки обжигающего чая и ещё чего покрепче. Двое сидели напротив друг друга разделённые чистым деревянным столом.

Первый мужчина был довольно хорошо одетым джентльменом лет сорока — пепельного цвета аккуратная бородка, пенсне в золотой оправе, золотая же часовая цепочка пересекала атласный жилет и скрывалась в маленьком кармашке на круглом животике. Другой путешественник выглядел не менее представительно, но явно выигрывал в возрасте — молодой человек яркой наружности — в лице его, скорее всего незнавшим пока бритвы, проступала некая пиратская, хищная красота, делая его более волевым и мужественным.

-- Ну что, молодой человек, задала нам непогода? — с улыбкой обратился к молодому более зрелый, — как вас звать величать?
-- Разрешите представиться, — молодой привстал, — Нежин, Александр, студент. А вы кем будете ?
-- Сергеев, Василий Аркадьевич, — приветливо улыбнулся господин с золотой цепочкой, — врач, возвращаюсь в земскую больницу, непростую ампутацию проводил, и вот такая оказия, — он развёл пухлыми ладошками, — а вы, позвольте спросить, по какой надобности, да в такую пору ?
-- А я назад, как говорится в alma mater, в университет, — весело ответил Александр, лицо его оказалось совсем не хищным, а очень даже приятным, стоило ему улыбнуться, — родителей навещал. Отец у меня по купеческому делу, а я вот решил пополнить плеяду адвокатов. Он против, конечно, но я настоял.
-- Ну что же, это дело интересное, я думаю вам будет где там развернуться, — доктор Сергеев обернулся на дверь кухни откуда показалась прислуга с большим подносом незамысловатой деревенской снеди.

Следующий час прошёл в относительном молчании — знакомцы по неволе утоляли голод, а за едой какая уж беседа, так баловство одно.
После еды, сытые и согревшиеся, они сели поближе к печке, чтобы насладиться кто вечерней сигарой а кто папиросой. Василий Аркадьевич с аппетитом закурил и повернулся к молодому человеку.

-- Вам, как будущему адвокату, будет небезинтресно услышать одну историю, которая так или иначе перекликается с вашим ремеслом, — врач выпустил струйку дыма под потолок, — ведь успех в вашем деле напрямую зависит от дара убеждения; насколько я понимаю вы не собираетесь быть обычным поверенным, а нацеливаетесь идти по следам господина Плевако? Рассказать ?
-- Сделайте милость, — ответил студент, будущий господин Плевако, и приготовился слушать.
-- Было это, по-моему, под Тобольском, года два — три назад. Мне один коллега рассказывал. Природа там дивная, люди работящие, малопьющие, да и вообще живут в тех краях неплохо. Так и жила своей жизнью небольшая зажиточная деревня Малые Воды. Не знаю почему она так называлась, но располагалось сиё место на берегу широкого и глубокого озера. Рыбалка в тех местах была сказочная. Да, что рыбалка, охота, ягоды… всё было замечательно. И вот однажды пришёл в ту деревню старец. А может и не старец. Вообщем бедный и оборванный блаженный человек, коих на Руси испокон веков почитали за приближённых к богу. Был странник высок и худ, но силён, а в очах его горел огонь сумасшествия, что так легко спутать с огнём божьим, особенно людям свято верующим. Шёл он с пустыми руками если не считать торбы полной сушёных грибов.

Ходил старец из дома в дом, где молока выпьет, а где и чарку водки в пасть заросшую нечёсаной бородой опрокинет. Собаки, его учуяв, смирные становились, это было удивительно, а так — самый обычный на вид бродяга. И вот ходит он по деревне и речи говорит о спасении души, да и божьей милости, а иногда кусками из писания чешет… И складно так у него выходит, что, против воли и то, заслушаешься. И прошла так неделя, от силы полторы, но стал таинственный пришелец людей вместе собирать, проповеди вести, даже отца Иеремию что в Малых Водах батюшкой служил убедил ему амвон уступить, да при молебнах прислуживать. А молебны его тоже были необычны, перед речью своей он из котомки грибы свои сушёные вынимал и по щепотке в рот каждому вкладывал. Говорили святые грибы у него.

И вот, в одно летнее утро, когда солнце только-только показалось над кромкой озера, часов так около пяти, потянулась к озеру вся деревня. Старухи и девки, молодые мужики, старики и дети, больные и немощные — все. В то утро над озером висел туман, птицы пели свои утренние песни, а люди молча шли и шли к озеру, где их поджидал новоявленный священник. И как подошли все начал он на них крёстные знамения класть. Да не как надо по православной вере а по зеркальному — левой рукой и с левого плеча...«Во имя Тьмы, и Сына Тьмы и Святого Духа Тьмы», — еле слышно шептали губы, а лицо его приобрело при этом торжественно-благоговейное выражение.

И стали люди молча, с детьми да со стариками немощными на руках, в воду заходить и идти прямо к середине. Только недолго они шли — озеро в сажени от берега уже поболее двух аршин в глубину будет. И вот так — один за другим входили они в воду да и оставались там, ясное дело. И спокойно так, без слов и без молитв, дети только малые плачут, так им матеря своими руками рты закрывают. По тихому… идут, идут, идут и скрываются. Так и ушли все. Только круги по воде.

Доктор закончил свой рассказ и посмотрел на замершего студента.
Тот встряхнул головой, словно отгоняя неприятную картину, и задумался.

-- Но подождите, Василий Аркадьевич, если все погибли, то откуда же ваш знакомый узнал эту историю и куда делся сам проповедник, всё это неправдоподобно, разыгрываете вы меня, — на щеках Александра Нежина заалели бутоны обиды.
-- А вот и нет, — доктор выпустил огромное кольцо дыма и оно стало медленно подниматься под закопчённый потолок, — приятель мой как раз в ту пору останавливался в той деревне и свидетелем сего случая был. Да только кто он против такого оппонента. Он им всё доказать пытался, что грех это великий — жизни себя лишать, какое… чуть его на куски не разорвали, да на вилы не подняли. Люди-то тёмные.
-- Хм, — задумался собеседник врача, — а почему же если и ваш, этот, ну товарищ сам всё слышал, почему он не утопился? Значит не такой уж и сильный дар был у вашего старца?
-- Да нет, — улыбнулся Сергеев, — просто он по просвещённости своей никогда на проповедях не был и в обрядах не участвовал. А следы этого господина, пророка сибирского, ещё проявились в одном месте… Рассказать ?
-- Обязательно расскажите, — попросил студент и уставился на рассказчика. Тот неторопливо посмотрел на часы, решил что время ещё раннее и стал рассказывать.
-- Спустя тому год объявился некий бродяга совсем в другой стороне, под Казанью, в селе Крепово. Не известно был ли это тот же самый мужчина или другой, но по описанию сильно похоже выходит — высокий, длиннобородый, длинноволосый, нечёсаный и с глазами бесовскими. А в руках опять же котомка в которой грибы сушёные.

И всё по той же схеме — ходит, присматривается, доверие людское завоёвывает; а у простых людей это не сложно ежели умеючи.
А в ту весну, так получилось, ни одна баба у них не понесла. И стал наш герой им рассказывать о том, что за грехи великие господь их потомства лишил. Вот так, не более и не менее. Ну те переполошились, а так как он уже себе славу соответствующую сыскал, то они к нему и бросились — мол, мил человек, твои молитвы до боженьки быстрей дойдут, путь укажи, помоги нам сирым да убогим. Тот — рад стараться… грибами своими их подкармливает, да заставляет всё молитву читать — «Во имя Тьмы, и Сына Тьмы и Святого Духа Тьмы пошли плодоносие дочерям твоим...», ну и в том же духе.

Через несколько недель исчез из Крепово наш пророк, а женщины начали плодоносить. Да ещё как. У первой, Ольги, через три месяца, аккурат к осени, схватки начались. Думали выкидыш, послали за повитухой. Та только корыто для последа подставила как у Ольги из причинного места яблочко наливное прямо в корыто — бум. За ним ещё одно, потом ещё, и всё быстрее да быстрее. Повитуха креститься, а роженица уж пол корыта яблок насыпала и сознание потеряла. А ребёнка-то у неё никакого внутри и не оказалось — плоды, да не те.

Потом настал черёд других. Кто из них яблоками стал плодоносить, кто грушами а кто помоложе, да и по первому разу — те ягодами — крыжовником и вишней. И вот видишь бывало баба с животом по деревне идёт, а на следующий день уже без живота, зато в доме её варение варят или на зиму чего солят — женщины не только фруктами плодоносили, а и овощами — кабачками, огурцами, репкой — тоже.

Невероятно? Но, факт! Дальше — больше. Как мужья этих несчастных или отцы да братья тех новорожденных овощей или фруктов попробуют, то и они начинают плодоносить! Причём из отверстия по диаметру отнюдь для размеров фруктов и овощей не подходящих. Ну ладно там если огурцами мужик плодоносит, или маленькими яблочками, конюх Аким так кабачками запросто мог, а сын у одной бабы только смородиной сыпал… а вот если как Егор, столяр, тот так арбузом разродиться и не смог. Помер. Да и не он один.

-- Да что вы себе позволяете, — вскочил на ноги Александр Нежин, — я вам не мастеровой неграмотный, а Петербуржский студент и не позволю издеваться надо мной рассказывая чушь! Да я..., — Нежин задохнулся.

В это время широко распахнулась входная дверь и из сырого тумана шагнул внутрь новый человек. Это был косматый высокий мужик. Из под спутанных волос на лбу ярко и пронзительно сверкали сумасшедшие глаза. Широкая, давно нечёсаная, борода мокрой чёрной паклей падала на грудь в тёмном дешёвом кафтане.
Врач со студентом переглянулись.
Вошедший же в это время бросил огромный кожаный мешок на пол и сел за стол. Басом крикнул себе водки с квашенной капустой и пристально уставился на сидевших у печки угрюмым взглядом.

-- Кто будете? — грубо спросил вошедший, — не отведаете ли со мной вина белого?

Те, несмотря на явную грубость и нарушение этикета, согласились; с любопытством подсели за стол к незнакомцу. Выпили по рюмке. Странник, на вид ему было лет за тридцать, но из за бороды казался он сильно старше, тут же налил и опрокинул в глотку ещё рюмку. Зевнул, перекрестил рот — что бы бес не залетел и поднял на колени мешок.

-- Ты, милейший, не коробейник ли часом? — обратился к мужику доктор.
-- Да нет, вот до царя нашего иду, гостинчиков ему несу, — пробасил мужик и высыпал на стол горку сушёных грибов. Причём сушены они были целиком, -специально за ними в одному известный лес ходил...
-- Но ведь это мухоморы, — в один голос воскликнули собеседники мужика. Врач наклонился что бы лучше рассмотреть чёрные кривульки с характерными шляпками.
-- Батенька, ну ты же должен понимать, что яд это, — ласково обратился Василий Аркадьевич к хозяину мешка, — нельзя это употреблять, преставиться можно… Да и как же ты к царю попадешь-то ?

«Батенька» насупился и бросил сердитый взгляд на Сергеева.

-- Как, как… добрый человек архимандрит Феофан сам за меня слово сказать обещал. Епископ Гермоген мои гостинцы нахваливает. Сильно охоч до них. Он то и представит. Я в Петербург между прочим иду, у меня святые грибочки большие люди берут, не брезгуют.

Проговорив такую длинную тираду суровый друг архимандрита и епископа снова закинул в себя полную рюмку водки и прямо руками полез в миску с капустой.
«Ну и дела» — одновременно подумали Нежин и Сергеев, но вопросов более не задавали. Не в себе человек — что с него взять.
Через пол часа, перед тем как идти спать, Нежин обратился к устраивающемуся на лавку мужику. Тот поудобней подкладывал себе под голову похрустывающий мешок.
-- Как тебя звать-то, может в Петербурге свидимся? — весело окликнул студент тёмную фигуру.
-- Григорием звать, — степенно ответил мухоморщик, — Григорий Распутин, по батюшке Ефимович буду. Может и свидимся...
После этих слов Распутин завалился на лавку и захрапел.


Теги:





-1


Комментарии

#0 18:04  11-12-2011megaliner    
Качественно. Зачитался. Без вые… нов. Буду ждать продолжения. Спасибо.
#1 18:52  11-12-2011Мама Стифлера    
Миша, я всегда вас читаю с превеликим удовольствием.
Спасибо.
#2 20:05  11-12-2011vaxmurka    
С первых строчек раскусил
#3 20:35  11-12-2011el gato triste    
Миша доставил.
#4 20:50  11-12-2011Ванчестер    
Очень даже интересно. И фамилии у героев на сей раз простые.
#5 00:08  12-12-2011Ирма    
Ага. Хорошо.
#6 02:48  12-12-2011Лев Рыжков    
Про живородящиеся арбузы — заебца фрагментик.
А что до маскировки героя, достоверности сюжета — то тут провалы и банальности. Так шта полузачот.
#7 03:48  12-12-2011Миша Розовский    
«достоверности сюжета» ????? я не претендую на то, что это быль
#8 04:11  12-12-2011Лев Рыжков    
Вот и хуёво, Миша, что не претендуешь на достоверность-то. По мне, так в любую ахинею, которую излагаешь, надо верить. Какой бы чудовищной она ни была. Не навсегда верить, на время, гг.
Вот ты сразу решил: «А, напишу побасенку, не претендующую на достоверность». Ну, написал. И што в итоге? Два картонненьких героя из XIX века говорят ровные и пустые фразы. И похуй совершенно до них обоих. Как и до старца, харизма которого ну никак не передана.
#9 14:45  12-12-2011Рыцарь Третьего Уровня    
ниче так зарисовочка. Репортаж из села Крепово доставил
#10 16:57  12-12-2011Шева    
Крепко написано.
#11 21:02  12-12-2011проша    
зачитывать Мишу второй раз дома, уже вслух становицца традицией. Маладэцтибе!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....