Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Посыльный Левкоев

Посыльный Левкоев

Автор: Голем
   [ принято к публикации 04:17  20-02-2012 | я бля | Просмотров: 573]
* * *
Казалось, степь горела под солнцем.
В зените стояло лето, терзая траву, деревья и скот.
Потрёпанная деникинская часть разместилась на окраине забытого Богом хутора. Ратники Ледового похода надеялись избежать окружения и разгрома, терпеливо отыскивая бреши в обороне противника. После двухнедельных боёв убыль в полку была такова, что ротмистр Чердынцев, принявший командование над остатками разбитых частей, оказался вынужден сделать своим помощником по разведке грузинского князя Мдивани — единственного оставшегося в живых офицера в чине штабс-капитана, известного в полку пьяницу, дебошира и бабника. Высунувшись в разбитое окно, Мдивани окликнул Ермолая, своего вестового, которого все в полку звали Дядя-Ярмоха:
– Левкоева ко мне… да поживей, шэни дэда!

Дядя-Ярмоха – пожилой, нескладный кубанец, которого полковник Дергачёв, погибший комполка, выгнал когда-то из строя со словами: чтоб я это пугало больше не видел! расстреляю к чертям свинячьим! – искренне обрадовался поручению. Подойдя к умывальнику, вестовой не спеша ополоснул лицо и ладони. Утерся рушником, припасённым в тороках, и зашагал к подкове холма, на котором раскинулся хуторок. Внизу, в небольшой лощине, поблёскивал свинцовой гладью омут с бившими на дне родниками. Там, у истоков жизни, Ярмоха и рассчитывал найти своего приятеля, посыльного Митю Левкоева.

Сошлись они на почве отверженности.
Полгода назад, после одной из кровопролитных атак, двадцатилетнего Левкоева обнаружили на дне окопа. Несчастный Митя, корчась от удушья и рыданий, стоял на коленях над трупом красноармейца, порубанного бедовой казацкой шашкой. Оказалось, что рвавшийся в бой Левкоев – гимназист-недоучка, ставший приказчиком модной лавки в центре Ростова – органически не переносит вида крови! При виде кровоточащей ранки у него начинался приступ ужаса, напоминающий по симптомам грудную жабу. От греха подальше Митю перевели в посыльные. Надо сказать, к новым обязанностям он относился столь же ревностно, как и раньше к званию пехотного юнкера.

Митя кивнул подошедшему Ярмохе, уныло рассматривая отставшую от сапога подошву. Ярмоха остановился, с шумом перевёл дух. Оглянувшись, сунул вечно голодному Мите краюху хлеба, посыпанную крупной серой солью.
Взял из Митиных рук сапог и сказал: ничего, ступай-ка к Мдивани… чуток поправлю! Несмотря на крайне нескладный вид, Ярмоха имел в полку репутацию мастера на все руки.
Осчастливленный, Митя хлопнул Ярмоху по плечу и отправился в мазанку к князю. Где и получил приказание: немедля седлать Сутягу, лучшего жеребца из остатков полковой конюшни, и провести в одиночку, аллюром, скрытую разведку береговой линии. Верстах в трех от хутора протекала неширокая, но бурливая река Омуга. Узнай, втолковывал князь, существует ли на подходах к реке сплошная линия обороны или только разрозненные дозоры?
С чего это вдруг посыльного — и в разведку?
Мдивани жаль было отправлять под пули кого-то более расторопного.
Не ровён час, налетят красные… какими силами прикажете отбиваться?
Каждый человек на счету.
А Митю, если и пропадёт, не жалко.

Проходя через сени, Митя невольно обратил внимание на коллекцию княжеских кинжалов, приготовленную Ярмохой для заточки и чистки.
Свою коллекцию Мдивани всячески оберегал и очень ею гордился перед многочисленными приятелями. Остановившись, Митя полюбовался изящными лезвиями, мерцавшими в полумраке. Затем, не понимая, откуда взялось столько дерзости, позабыв о приличиях, да и о судьбе приятеля, которому явно не поздоровится, Левкоев схватил узкий обоюдоострый стилет и воровато сунул его в рукав. На войне, как на войне!
В драке, да и в ближнем бою, нож будет надёжней нагана.

Правым берегом Омуге служил край огромного песчаного оврага.
По весне, небось, паводком его заливает, подумал Митя. Рассмотрев издали берег и ничего подозрительного не обнаружив, Левкоев решил подъехать поближе. Неловко, неумело пришпорил коня. Обозлённый Сутяга ударил задом, вышибив из седла посыльного, и скрылся из виду. Митя сильно ударился головой и локтем о землю. Затем скатился, подняв тучи пыли, к самому дну оврага. Здесь было сыро и душно.
Привстав, Митя глянул по сторонам и обнаружил, что вокруг, даже под ногами – движущаяся в сгустках слизи чёрная, зеленоватая, серая плоть. Свитые в огромные клубки, на дне оврага маслянисто блестели, шевелились, шипели десятки, а может, и сотни ядовитых степных змей.
От страха и отвращения Левкоев завопил каким-то не своим, придушенным голосом. Даже залаял по-собачьи: ай! ай! ай!
Волосы на голове его поднялись дыбом.
Глаза вылезли из орбит.
Желая стать незаметнее, Митя опустился на четвереньки и пополз к отвесной стене оврага. Добравшись и приникнув всем телом, он принялся карабкаться наверх, незаметно для себя тоненько подвывая, но расчётливо цепляясь за каждую трещину. Внезапно из-под ног его обрушился целый град мелких камней. Мите показалось, что камни с чмоканьем влетели в один из клубков, выглядевший особенно ужасающим.
Вздрогнув, Митя утратил равновесие и вновь покатился вниз.
В глазах его совершенно потемнело от ужаса. Через мгновение Митя содрогнулся, ощутив каким-то шестым чувством, что змеи совершают многочисленные броски в его сторону.
И вот она, развязка – два острых укола в голень.

Заорав от ужаса и не заботясь более о последствиях, Митя в несколько мощных рывков выбрался из оврага. Сердце барабанило в ушах пулемётными очередями, и он сжал виски, боясь, что голова вот-вот взорвётся, как граната на дне окопа. Стоило выбраться наверх, как силы окончательно покинули его. Или яд от укусов начал действовать?
Левкоев выпрямился, рухнул на землю и потерял сознание.

Он очнулся, когда почти стемнело.
Голова Мити лежала на руках молоденькой медсестры в белом халате и застиранной косынке с красным крестом. Подошёл, прихрамывая, бородатый казак в погонах, и Митя окончательно успокоился: свои. Оказалось, Левкоева подобрали остатки разбитого белогвардейского обоза, в котором находились полевой лазарет и пара телег со старенькой амуницией.
Измученный доктор, поддёрнув рукава шинели, усеянной кровавыми пятнами, ввёл Левкоеву остатки противостолбнячной сыворотки. Возможно, это и спасло Митю от верной смерти. Теперь из медикаментов в лазарете оставались только стиранные-перестиранные бинты, карболка и немного йода.
Внезапно Левкоев обнаружил, что один из раненых держит перед глазами некий листок и с хохотом читает его вслух остальным, тоже покатывающимся со смеху. К ужасу Мити, оказалось, что раненые читают его письмо к Ларисе, оставшееся недописанным и позабытое в нагрудном кармане! Давно потерянной невесте Митя рисовал себя непоколебимым, рвущимся в бой офицером, чуть ли не гордостью полка.
Красная пелена застлала глаза Левкоева.
Да это же красные, внезапно догадался Митя!
Собираются допрашивать… а может, даже пытать.

Выхватив стилет, Митя одним взмахом развалил трахею чтецу, затем так же поступил с захваченной врасплох парой забинтованных слушателей. Теперь он с упоением разглядывал, как из разорванных вен и артерий, шипя, стекают на землю потоки крови. Затем Митя совсем обезумел. Обернувшись к пискнувшей медсестре, без размаха вогнал ей окровавленное жало стилета в нежную впадинку промеж ключиц.
Медсестра упала, словно овца на бойне.
Не сводя с Левкоева остановившихся глаз, доктор теребил карманы шинели, пытаясь вытащить револьвер. Торжествующе вскрикнув, Митя перерезал доктору горло, от уха до уха. Оглянулся на разноголосый вопль: позабросив верёвочные кнуты, летели в степь ездовые.

Обойдя телеги, Митя мимоходом скользнул взглядом по невесть откуда взявшемуся самовару. С металлической рыжины на него смотрел совершенно незнакомый человек лет сорока, худой, с седой шевелюрой и осунувшимся лицом. Глаза в чёрных подкружьях, казалось, были присыпаны сажей. Холодный и собранный, Митя вытащил из кармана докторской шинели пистолет, снял с пальца узенькое обручальное кольцо и забрал документы. То же самое сделал и с остальными, кроме медсестры.
Вид её вызывал у Мити крайнее отвращение.
Закончив обыск, Левкоев вдруг завыл прерывисто, словно пёс по покойнику.
Коротко пролаял: ай! ай! ай! — и зашагал в сторону заходящего солнца.
Шепча на ходу: не выйдет… ничего здесь больше не выйдет!

* * *

Вместо эпилога – отрывок из дневниковой записи Ларисы Шагаловой:
«Стамбул, 4-ое октября.
Сегодня m-me Лаудон, экономка князей Урусовых, рассказывала страшную вещь. Оказывается, в одном из портовых притонов задушили шёлковым шнурком русского офицера, зарезавшего двух турецких проституток. А сегодня его хоронили. Народу совсем не было.
Я подошла поближе – и узнала нашего соседа по Ростову, Митеньку Левкоева… неужели это он? Митя много знал из Тютчева и Баратынского, на Рождество очень забавно представлял городового Онучко. Мы даже в шутку считались женихом и невестой… Боже, Боже! какое жестокое время!»


Теги:





1


Комментарии

#0 11:00  20-02-2012Чёрный Куб.    
Голем стабилен — лепит тексты по чужим схемам из чужих словосочетаний. Прям воняет плагиатом, но ввиду тщательной разбодяженности уличить конкретно адресно не представляется возможным.
#1 11:01  20-02-2012Чёрный Куб.    
Смех в том, что автор, вероятно, искренне полагает, что пишет свои тексты сам.
#2 12:18  20-02-2012Голем    
ЧК, будь, наконец, мужчиной: или предъявляй, или не песди
иди карочи фхуй со своими версиями
#3 12:36  20-02-2012Чёрный Куб.    
«наконец» бля — это твоё место.
чо тут предъявлять, текст сам за себя говорит, с первых предложений —

«Казалось, степь горела под солнцем.
В зените стояло лето, терзая траву, деревья и скот.
Потрёпанная деникинская часть разместилась на окраине забытого Богом хутора»
оно даже разбору не подлежит — сплошной штамп.
хз, как не видеть очевидного.

«десятки, а может, и сотни» — торжество тупости бп. ну да, где-то 30, или даже 700. приблизительно бля.

и всё такое.
#4 13:04  20-02-2012Голем    
каг баба худая, «наконец твоё место»?
ты по русски чото можешь испольнить?
я тебе умную вещь скажу, опстрактный жывописуй по прозвищу Чёрный Куб: писать непохоже на других вовсе не претполагает калякать хуйню вроде твоей поеботы фстолбек
у меня есть сопсный стиль, и есть желание поразвлечься в чужой стихии
не нравиццо не ешь, песдуй к своим потеющим льдом запястьям блять
#5 13:28  20-02-2012тихийфон    
ЫЫЫЫЫыы
кубик атакуэ…
ты, Голем, опасайся его, он воплощение Неновести, настоящий Графоман, без подмесу.
#6 13:40  20-02-2012Чёрный Куб.    
Слышь ты пидар. Я не позволял себе личностных оскорблений в твой адрес, говно ты говорящее. Воздержись и ты впредь, кусок тупорылой хуйни. Недоносок ты хуесосущий.
Всё правильно, таков твой стиль, я именно это и сказал.
#7 13:42  20-02-2012Чёрный Куб.    
Это Голему было. Фон и так всё знает. Гг
#8 13:44  20-02-2012Чёрный Куб.    
Кстати, ни в одном моём высере нет слова «запястья».
Голем, жри говно.
#9 13:46  20-02-2012тихийфон    
куб, я третьего дня посылал тебе луч добра и свежести, ты как там? не отдуплился еще в Долину Предков?
#10 13:49  20-02-2012Чёрный Куб.    
Твоими молитвами, фон.
#11 13:50  20-02-2012Голем    
я же говорю, с русским у кубека низачот
ну льдом то всио жэ потеет, ггг
даже срачист ис тебя хуйовенький, и удивляццо тут нечему
убогий ты какойта мерзляев (цы)
#12 13:57  20-02-2012Чёрный Куб.    
Да, срачист из меня вопще никакой. Это скорее твоя прерогатива, равно как и говно — твоя ипостась.
#13 14:12  20-02-2012Чёрный Куб.    
Кстати, ни в одном моём высере нет «потеет льдом». Учи матчасть, тля, дабы не показывать свою пиздабольскую сучность столь явно.
#14 17:24  20-02-2012Евгений Морызев    
ЧК, браза, я вот не понимаю — от чего ты говном исходишь под креосами?

Ну не понравился текст, высказал свое мнение, пошел читать другой. Тебя обидел кто по жизни? или ты Голема по предварительному преступному сговору решил в СКК затащить ггг

Больше половины постов под текстом твои, «не срачист» блять.

Давай ты сперва голову из Хуеты покажешь, а потом станешь тут устраивать свою неистовую «школу креатива».
#15 17:27  20-02-2012Евгений Морызев    
Слышь ты пидар. Я не позволял себе личностных оскорблений в твой адрес, говно ты говорящее. (с) ржу пиздец
#16 17:39  20-02-2012Чёрный Куб.    
Ты к чему это? Типа «знай своё место» что ли? Непоследовательно, Евгений. Тем более в связи с рубриками.
Тут из камментов и так всё видно — в ответ на критику автор сыплет бессвязной бранью.
#17 20:07  20-02-2012Ирма    
Хорошая стилизация.
Голем экспериментирует.
Не фильмом каким-нибудь навеяно, не?
#18 21:43  20-02-2012Голем    
Ирма, навеяно ранними Шолоховым и Алексеем Толстым
пасип
#19 14:14  21-02-2012Шева    
Если откуда-то не позаимствовано, змеи и вспышка гнева в санитарном обозе неубедительны. А так конечно, парафраз на тему /брат Митька помирает, ушицы просит/(с) Изложено хорошо.
#20 15:59  21-02-2012Рыцарь Третьего Уровня    
думаю, что резать горло колющим оружием весьма сложно.
а вообще рассказ интересный, свою планку автор держит
#21 16:43  21-02-2012Файк    
Горела степь и выл ковыль.
Я не ошибся, выл собакой.
Шумел камыш, летела пыль
Из-под копыт там швали всякой.

Где, у истоков бытия,
Сошлись два хуя в поединке,
Зачем, казалось бы, с хуя
Им раскрывать свои ширинки?

Они, так став, по ветру ссут,
Попасть стараясь в глаз друг другу,
Один из них зовется Брут,
Второму мстит он за супругу.

Второй же, Мишка-ловелас,
С супругой первого на жале:
Она на Мишку повелась
И вместе с ним они лежали

Когда застал их этот Брут,
Случайно мимо проходивши.
И вот они теперь все тут,
Супругу жалом прохудивши,

Муж орогаченный из сил,
Из всех своих мощей и мочи
Струей мочи в зеницы бил,
В глаза бесстыжие, и в очи!

А результат каков же тут?
А он не тот, какого ждали,
Пал жертвой рогоносец Брут,
И вновь он женится едва ли.
#22 17:03  28-02-2012bald    
Чего приебались к мужику, спизжено, не спизжено. Тема-то интересная, есть над чем подумать. Можно и докторскую написать. Всего два укуса в ногу и крыша поехала. Ха-ха.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [5] [За жизнь]
Дай мне сил до суши догрести,
не суди пока излишне строго,
отдали мой час ещё немного.
Умоляю Господи, прости.

На Суде потом за всё спроси,
за грехи, неверие и слабость,
а сейчас свою яви мне жалость
и пока живой, прошу, спаси....
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [59] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....