Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Хроническая Духовность в Днепропетровске. Отчет об ацком отжыге

Хроническая Духовность в Днепропетровске. Отчет об ацком отжыге

Автор: Симон Молофья и Мясные зайки
   [ принято к публикации 14:09  17-08-2004 | Амиго | Просмотров: 533]
Я проснулся. Первым делом я ощупал челюсти – на месте ли зубы. Все зубы были на месте, хвала Джа. Вечерина удалась. Потом я пошевелил левой рукой, и ощутив привычную тяжесть котлов (без турбийона, гы гы) повеселел еще больше.
Сканирование карманов придало мне еще больше оптимизма – я не проебал не
только корпоративную мабилу, но даже каким – то чудом лопатник с ксивами.
Думаю, о том ,что лопатник был пуст, упоминать не стоит.
Потом я ощупал ебальник. Он конечно был как подушка после того, как на ней
поебались малолетки – измятый и мягкий, однако без побоев.

И я стал припоминать…. Воспоминания всплывали нехотя из мутной воды раздутыми
белыми брюхами вверх….

Дока я встретил на вокзале в семь утра. Он был за каким-то хуем трезв. И я был трезв зачем-то. Нелепица.

Мы пошли неспешно по главному проспекту Днепропетровска, беседуя о своем. Люди дико озирались нам вслед. Потом нам захотелось жрать. Я сказал слово МАКДОНАЛЬДС и пожалел –Доктор Просекос сходу начал дико рыгать прямо на узорчатую тротуарную плитку проспекта. А пожрать по ходу в Днепре негде.
Мы пришли на скоцкий центральный рынок, Док (наивняк!) оставил рюкзачину в
ячейке камеры храненеия, и , конечно, сходу проебал ключ. Мы купили харча и
стали вызволять из плена Доков рюкзак. Рюкзачина по ходу хуй вызволялся. Плюс
охранники оказывали противодействие. Сцуки. Я по ходу собираюсь подать жалобу в ООН. Омбудсмену, йопта. Я уж хотел залупнуться с гопнического вида охранником, но тут Просекос нашел в кармане ключ, и я, даже не плюнув охраннику на штиблету, отвалил.

Потом мы добрались до офиса корпорации ЛОГОС, где я и служу. Просекос все время орал с моего родного города – российским киевлянам такие туманные ланшафты режут глаз, как бритва. Док кашлял, вытирал слезящиеся глаза и говорил, что это не город а газенваген и куда смотрит экологическая милицыя.

На фирме я выволок в сад офисный стол и кресла с отломаными колесиками
(ломаются, сцуки, постоянно). Док эквилибрировал, наливая себе кофий, стараясь не наебнуццо. В саду было славно – трава была зелена и курчавый виноград нашопывал нам что-то. Мы чинно сидели за офисным столом, застеленным свежим номером ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБОЗРЕНИЯ (хуле, служба стратегического маркетинга как-никак), кушали красную рыбку, и свежий сыр, и соусы, и зелень и всякие овощи. Док рассказывал про своё редакторское жытье-бытье всякия поучительныя и моральныя истории. За решетками окон офиса маячили любопытствующие личины сотрудникоф. Однако потрапезничать с нами запуганные корпоративные девочки отказались.

Мы не пили, клянусь собаками. У нас впереди было выступление. Я пил монастырский квас, док пил минералку.
Потом принесли десерт – торт и кофий. Потом док пошел в корпоративную душевую ополоснуться перед тяжким путешествием по Днепропетровску.

Явление ополоснувшегося Просекоса в голом торсе, с полотенцем через плечо и туфлях на босу ногу в коридоре офиса вызвало фурор среди офисменеджеров и прочих андроидов. Они выпучивали глаза и давились кофием.

В общем, ополоснутый Док с сорванной со стены моего офиса картой упиздил любоваться видами Днепра, я же зафтыкал. Я не знаю, где носило Просекоса пока я фтыкал, но он феноменально успел нарыть в Днепре несколько осетинских точек - док по ходу осетин, и, как он мне признался,собирается валить в Осетию стрингером.

За это время Просекос успел побывать в неимоверно чудесном Краеведческом музее (не знаю как он,у него видать крепкие нервы, а я вот когда туда попадаю, мне всю дорогу охота спиздить какую-нить историческую байду). А вот в Диораму форсирования Днепра его не пустили старушки вахтерши. И даже со скандалом выгнали. Потому что Просекос в Украине инкогнито. По российскому загранпаспорту. А с такими документами в Диораму не попасть.
Тем временем для вечернего выступления я пошел печатать постеры: Один фирменный литпромовский с логотипом ресурса и возгласом «ЗА ЧИСТОТУ КАСТЫ», второй «НЕ ОРИ РАБОТАЮТ ЛЮДИ», третий «БРАТИШКА! У НАС НЕ МАТЕРЯЦЦО» и еще спецом для менеджеров среднего звена, которые там тусят в том гламурном кабаке по вечерам – «ЭНЕРДЖАЙЗИКИ! ПОД ЗНАМЕНЕМ АХТУНГА – К ПОБЕДЕ!»
В печатне им. И. Федорова мы с ходу друг другу не понравились. Мне не понравилось что они медленно и через хуй всё делают, им не понравились картинки на моих замечательных постерах. Завязалась перепалка. Я в конце концов послал их на три веселых буквы и посулил чёрта. Они стали кричать охрана. Я напоследок ткнул им всем фак и сыбался, то шо охрана уже шла.

Постеры я напечатал в ближайшем минимаркете. Это Днепропетровск-стайл – рядом за столиками распивают гнилую водку метростроевцы в резиновых сапогах и оранжевых касках, и тут же тебе печатают полноцвет формата А3 в абалденном качестве.

Потом я вернулся на фирму. Чуть погодя, отстранив охранника, на фирму ворвался Доктор Просекос. Ему я обрадовался. Ибо работать мне было в западло. И мы стали есть неведомо откуда нарытые доком в Днепропетровске осетинские пироги фиджин и жрать водку. Док рассказывал леденящие душу истории об осетинской войне, я слушал и мне было не по себе. Потом нас заебало сидеть и мы пошли в СРЕДУ – ниибаццо богемный кабак, где 100 грамм абсенту стоят 10 баксов. Для Днепра это цена пиздец.

Так мы с доком и шли – я прихлебывал пивко, а док поражался хаотической и беспорядочной застройке центра города. Потом его внимание привлек маленький ортодокс. Ортодокс был прыщав, очкаст, с оттопыренными ушами, в пейсах и белой ермолке. Просекос умилился и остаток дорогои мы рассуждали о колонизации восточной Украины евреями.

В СРЕДЕ нас уже ждали. Пока я развешивал постеры, организаторы Хорсев и Ива 220 сходу накачали Просекоса пакетным портвейном. Где взяли не знаю, ибо даже из застрявшего в разъезженной колее времени Днепропетровска он исчез еще в 98.

Появился как всегда хитро ухмыляющийся Явас. За стеклами его очков царили сумерки, и я так и не понял, пьян он или трезв. Явас был в своей фуфайке ХУЙ ЗАБЕЙ, и я усомнился – может это и не фуфайка, а искусно сделанная наколка? Ибо в другой одежде я его не видел.

В общем, СРЕДА забилась потихоньку медиа-агентством ТЕСТЕД, агентством 908, мытэцькою агенциею АРТ_ВЕРТЕП, их девочками, парой маститых литераторов (эти дяди нажрались раньше, чем хотели, поэтому припасенные ими гнилые помидоры и тухлые яйца так в ход и не пошли.)кроме того было несколько идиотов, заплативших по два бакса за вход, и два арабских гомосексуалиста, которые там постоянные посетители. На нашем литературном вечере им было скучнее всех – они по-русски не понимали.

И вот началось. Вышел Явас. Схватился за микрофон. И выпалил : «Двадцать лет под кроватью».
И понеслась. В рассказе Яваса широкими жывописными мазками было описано, как все ебутся со всеми, заскорузлые тампоны и окаменевшие гандоны, труп генерала в парадном мундире, заколотый дилдой, три самотыка – оловянный , стеклянный, деревянный, покрашенные в горошек, потоки слизи из песды развратной старухи, стекающий по ляжкам понос, и прочие живописные ахтунги.
На второй минуте у меня началась истерика – я глядел на лица собравшихся и меня разрывало. Конечно. Почтеннейшая публика думала, что я накурился.
Вот дядя отложил вилку и с омерзением отодвинул пиццу. Вот сидит побелевшая девочка и не донеся до рта стакан с пивом, не может поверить своим ушам.
Такого хард-кора не ждал и я. Количество ахтунгов на квадратный миллиметр рассказа было беспрецедентным. Явас стоял боком к залу и приплясывал.
После фразы «Тут мне на голову полилось что-то тягуче-зеленое, и я стал ловить струйку ртом, это была сифилисная слизь из старухиной сморщенной пизды» Какая-то почтенная дама, зажимая рот обеими руками и сшибая столики, ломанулась к выходу. Девушки расцветали пылающими пунцовыми бутонами. Их кавалеры мрачно играли желваками. Организаторы переглянулись таинственно и саданули с горя по сто водки. Обстановка накалалась. Всё больше людей с перекошенными лицами ломилось в туалет или на воздух. Кто-то набирал скорую.
«И как будет здорово, когда Колька найдет меня здесь, под кроватью, и выебет меня в жопу!!!» задорно разрывался Явас. Я понял, что наверное афтара будут бить.
Я вас громогласно закончил рассказ. Повисла мертвенная тишина. Кто-то опрометчиво хлопнул. И тут раздались загробные рыдания – это меня разорвало снова. Я катался по столику и не мог остановиться. Это как-то разрядило обстановку. Я решил, что Яваса стоит эвакуировать подальше от суда Линча – публика была не готова к такому брутальному хардкору.

Утирая слёзы, я подошел к микрофону. Публика настороженно вытянула шеи. Кто-то горестно выдохнул : “Еще один.»
Я поставил бокал с пивом на пол. Я сел на табуретку. Листы с текстом в руках дубасило крупной дрожью. Было страшно. Я уже видел, как улюлюкающая толпа с факелами тащит вниз по проспекту на веревках наши обгорелые трупы с отрезанными гениталиями. Я отодвинул от лица микрофон, зажмурился и проорал в зал название рассказа: «МЕДВЕДКА».
Медведку приняли хорошо. Люди смеялись и хлопали. Статус-кво был восстановлен. С постера светил в зал горящими глазами-фарами зубастый солдат с окровавленной саперной лопатой в руках. За чистоту касты бля.

Потом читал Просекос. Подпитый старина Просекос выступил по-мистически загробно. Читал трудную вещь – Звуки Хураммабада. Про войну, смерть и кровь. Про места,где живые подобны мертвым а мертвые остаются стоять и не падают.
Больше всего это походило на заупокойную молитву. На камлание шамана над умершим. На ритуал Вуду по воскрешению зомби. Монотонно. На одной ноте. Почти без модуляций. Кошмарные картины и могильный мрак сами втекали в мозг. Люди в зале затихли и остекленели. Маленькая девушка плакала. Кто-то за моим столиком тяжко бычковал окурок в стеклянной пепельнице. Жуткая жуть. Путешествие в загробный мир.

С этого момента я начал накачиваться пивом.

Гости понемногу нажирались.

Дальше читать было невозможно. Приглашенные музыканты сыграли и спели.

Потом повыступали мы со стишками, после чего Явасу хозяин кабака сказал : Не читай больше. Явас обиделся.

Доктор Просекос зачитал педагогический стишок. Люди в зале нажирались всё сильнее. Два раза начиналась драка, но быстро гасла.

Под конец вечера явас нарушил эмбарго и вышел читать опять. Публика в зале стала до него доёбываться. Получился скандал и диспут – Явас скакал по столам и орал «Хуле ж вы пришли если вы такие гламурные» а публика орала «нахуй нам твое говоно у нас есть своё». Потом началось ваще какое-то состязание роботов-гитаристов. Явас и какой-то олдовый письменник встали друг против друга. И по очереди, кто кого переорет, стали орать в лицо друг другу – явас свои брутальные стихи, а олд – трактористские комбайнерские частушки.

Пиво меня уже не брало. С горя я саданул за стойкой двести водки и запил портвейном.

Проснулся я дома…

P.S. …Эффект вакуумной бомбы был достигнут. Слово ЛИТПРОМ обрело в Днепропетровске жуткую черно-красную махновскую окраску. Фирменные постеры с логотипом висят в арт-баре СРЕДА до сих пор. Снимать их не стали.

P.P.S. Яваса мы отправили на следующий день в Москву – подальше от ярости масс. Явас уезжал в развязанных шнурках, вывернутых карманах и с девучкой под мышкой. Так он по вашей МСК щас и шорхается. Так он и на Патрики придет.
Не поите его сильно, если встретите.
С Просекосом мы побродили по Днепропетровку под ливнем, потом в изысканной кофейне в арт-галерее он пил кофе, а я - пиво и мы беседовали о непростых отношениях российского политикума с российской журналистикой.

Съев напоследок осетинского пирога и выпив стакан водки в забегаловке, где когда-то тусили днепропетровские рокеры, Просекос отбыл в столицу независимой Украины город-герой Киев.

Я же нажрался вновь – остановился на Привокзальной послушать, как афганцы поют Розенбаума…


Теги:





0


Комментарии

#0 16:45  17-08-2004Комісар    
Моща!Все как на духу! Ржал как последняя собака!А при воспоминаниях о явасовском хардкоре даже у Просекоса до сих пор волосы дыбом встают.
#1 16:46  17-08-2004Stanislav    
Более подробный отчет об этом мероприятии можно прочитать на удаве. Там про педерастов и про то, как они старались ебать Яваса. Это же жидовский зализаный гламур - чтоб не били нагами.

Наябывают православных.

#2 16:46  17-08-2004Практолог    
Хороший отчёт, порадовал, эх бля...
#3 16:57  17-08-2004кот    
usususususu

малацца

#4 17:29  17-08-2004Рыкъ    
спасибо, автор, порадовал старика. Спасибо.
#5 17:35  17-08-2004ХуемПоСтолу    
Заебцом. Мощщ. Смиялсо, сцуки.
#6 17:49  17-08-2004Семен    
А заебись отожгли!
#7 18:03  17-08-2004Доктор Просекос    
Стрингер - тот, кто с девок снимает стринги.
#8 19:23  17-08-2004Иванов-Пихто    
Блять!!! Песдец, ржу до сих пор! Компенсацыя за два недели хуйни. Афтор малацца!
#9 20:19  17-08-2004МУБЫШЪ_ЖЫХЫШЪ    
ой. зря меня не было. попсовая пьянка получилась. про смог тема раскрыта.
#10 23:55  17-08-2004Femina    
А что вы еще хотели? Все по накатанному сценарию...
#11 09:44  18-08-2004Сэмо    
ржал
#12 11:30  18-08-2004я бля    
Сэмо.

где все? где отчет? жив ли Влупердяев?

#13 11:33  18-08-2004Сэмо    
я бля

отчот я уже закинул на Литпром.

Влупердяев тока седня заснул. он с субботы до вторника бухал. я с ним только был до утра понедельника. счас он отписался, чтожиффф

а отчот, скоро админы должны разместить

#14 11:44  18-08-2004Явас    
Да, отожгли. Просекос даже по роже схватил от разгневанных слушателей.


Пидарасы, не поняли наших устремлений. Ну и хуй с ними. По-другому быть не могло. Я рад, что порвал их с самого начала.

#15 11:48  18-08-2004я бля    
да, а рассказ отличный.

и сама по себе выходка хороша. культуру - в массы

#16 11:55  18-08-2004Гюльнара Мамава    
очень приятно и леХко читаецца!
#17 15:33  19-08-2004Лузер    
в незалежной их было всего трое(без Мубыша). но они сражались за всех.

Слава героям литпромовцам Украины!

#18 18:35  31-08-2004Аmount    
бля.


почему мероприятия проходят без объявлений и рассылки приглашений.


так нам россию не догнать!


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....