Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Последняя работа Радова

Последняя работа Радова

Автор: Безнадёгин
   [ принято к публикации 23:34  20-05-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 664]
— Знаешь, детка, сколько людей растворилось в этом беспросветном мае, сколько их исчезло в вечном русском холоде, за пеленой обложных дождей, сколько сгорело как китайская гирлянда на облезшей новогодней елке? Сколько сошло на полпути? А я все еду и еду, мчусь в этом разбитом фанатами вагончике сошедшей с маршрута электрички. Куда я еду, где моя остановка, долго ли еще трястись, или я проехал ее, поздно рвать стоп-кран, или пора? Как думаешь, детка?
Детка ничего не отвечала. Детки не было. Никого не было. Сергей налил себе еще один стакан коньяка, повернулся к монитору, из которого в гаденькую комнату врывался образ одной из моделей фотографа и продолжил
- детка, мне сорок семь, понимаешь, я устал от этой тряски, почему я? почему мне нужно бежать от этих небольших станций, где можно найти приют, теплое пиво и любовь кассирши? Почему я? я устал, детка, я очень, очень устал, прости.
Сергей оглядел комнату. На полу было несколько пустых бутылок, валялись осколки разбитых объективов, на столе в тарелке из-под чайной чашки, как красный флаг борьбы догорали ошметки маринованных помидоров. Нетрезво прошел фотограф по битому стеклу на полу, дошел до телефона, набрал номер. Телефон абонента выключен.
« Что ж, наверное, я просто ее доебал, ну а как иначе мне почти пятьдесят, ей почти двадцать, тридцать лет разницы, за эти тридцать лет я успел жениться, развестись, зачать, поднять сына, а теперь? Теперь я выкинут, выброшен, опустошен как бутылка этой дешевой дряни, никого, нет больше попутчиков, нет больше людей»- Сергей поднял с пола полупустой «Командирский» и выплеснул его в глотку. От теплого коньяка тошнило, от прожженой жизни становилось еще невыносимей.
Совсем недавно Сергей Николаевич Радов был преуспевающим фотографом. Если в его городе существовало такое понятие- преуспевать. Да и нужно он ему было- преуспевание? Жил и так неплохо, не жаловался, в маленькую студию свою приводил богатых, красивых, глупых, молодых сук, некоторых заставлял раздеваться, похотливо смотрел на лоснящиеся тела, щелкал затвором, часами копался в фотошопе, убирал, подрезал, ретушировал. За то и получал деньги. Потом пил.
Обычная история. Обычная жизнь, как у людей, или даже немного лучше.
Не хватало Сергею только искренней красивой ебли. Модели ему не давали, да и не покушался он на них, слишком много пафоса и дерьма помещалось в юных красивых головках. Для сексуальных утех Радов использовал других женщин- парикмахерш, ПТУшниц, продавщиц. Обычно фотограф предлагал им посниматься для него, ну а после пары кадров и бутылочки вина, оставались увядшие музы на пару ночей и в увядающей жизни художника. Но с ними было не то, с ними было нормально, обыкновенно, все равно, как с бывшей женой.
А потом Радов встретил Ирину, студентку какого-то там университета. И опять ничего нового. Истертый сюжет. Последняя любовь. Заигрывания, печальный финал. Сергей долго и нудно пытался добиться ее, звал на показы, на фотосеты, выделял ее на фоне остальных участниц провинциального модельного агентства. Ненавязчиво дарил цветы, якобы для красок в кадре. Один раз по-пьяни чуть не признался, да пронесло, не угораздило.
Но однажды, после распития подаренной бутылочки виски, Радов сделал автопортрет, специально хотел послать своей единственной сигнал о том безбрежном и бесконечном что в нем было. Фотограф пьяно встал напротив стены, увешанной ее фото, разделся по пояс, напряг мышцы, которые были еще на что-то годны, и фотоаппарат на автозадержке сделал свое дело. Радов быстренько обработал фотку и запилил ее на аватар в социальной сети.
Первый лайк не заставил себя ждать. Это была она. Сергей восторженно кружил по комнате, метался в поисках штопора для вина. Это была его победа. Потом, налив вина, обновил страницу. Под фото был комментарий. Ее комментарий: «Сергей Николаевич какой Вы молодец, вроде старичок, а тело-то какое для ваших лет».
«Старичок, старичок, старичок»- все остальное было уже не важно. Он проиграл, как обычно, как всегда, как так и надо.
Бокалом старик не закончил. Не закончил и бутылкой. Он просто выпил все что было в квартирке, вышел в магазин набрал пойла- боезапаса на неделю-две, вернулся и больше не вышел. После третьей бутылки Сергей перебил объективы. После четвертой с утра удалил номера, после пятой восстановил из смс номер Иры. Пытался звонить. Говорил бессвязно и глупо. Лгал. Плакал. Умирал после каждого слова, как расстрелянный из пневматики щенок. Пил и не выходил из дома. Просто не хотелось. Не хотелось тогда. А сейчас к выходу в свет все было приготовлено.
Сергей допил последний коньяк, сполоснул все Арсенальным, настроил старый Поларойд, подошел к окну, спокойно открыл его. Сфотографировался на прощанье и вышел в люди. Через 3 секунды тело фотографа разбилось об асфальт майского города. Еще через три секунды в метре от тела приземлилась последняя работа Радова. На город двигалась гроза. Снимок оказался засвечен.


Теги:





0


Комментарии

#0 00:15  21-05-2012дважды Гумберт    
ты молодец, автор. пишеш о таких вещах на серьезных щщах.
#1 00:17  21-05-2012дважды Гумберт    
я хотел бы сказать что типа фестивальная чернуха. но все прекрасно сделано
#2 00:17  21-05-2012Rust    
неплохо
#3 00:26  21-05-2012Бабанин    
«засвеченная» жизнь и 25-й кадр — в окно! Круто!
#4 00:30  21-05-2012Поэт Пупкин    
хорошо написано!
#5 02:23  21-05-2012Лев Рыжков    
Та и хуй с ним. Не жалко чота героя. Написано-то с понятием о процессе, но через минуту я печальную судьбу героя забуду. Почему так?
#6 03:29  21-05-2012Чёрный Куб.    
хорошо
#7 09:40  21-05-2012Безнадёгин    
лаврайтер, да вот сам не понимаю почему. перечитываю и понимаю что слил тему, а на чем не ясно.
#8 09:45  21-05-2012Лев Рыжков    
Эээ… Думаю, эмоций мало. Не страдал герой. В вавках душевных не ковырялся. Может, поэтому.
#9 18:00  21-05-2012Ирма    
Вроде и хорошо, но мужик ненатурально страдает.
#10 19:39  21-05-2012Бабанин    
Очень жизненно и натуралистично, без надрыва и пафоса. Чем-то напомнило «Рыбку-бананку» Селлинджера. Скажем надежее «нет!», Бенадегин!
#11 19:54  21-05-2012Шева    
Чувств, переживаний ГГ не хватает. Описано, что делал ГГ /из-за/, а самого /из-за/ то и нет.
#12 01:26  22-05-2012goos    
царство небесное.
трогательная притча
#13 23:16  11-11-2012vaxmurka    
zalko ego...,Eeexxxma !!!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:03  23-05-2017
: [0] [За жизнь]
Уехать в деревню, не сложная тема
Смотреть, как колышется летняя рожь
Кормить двух собак, сок березовый делать
Да ждать, когда грядки зальет новый дождь.

Когда подустанешь - ты щучкой на сено
И думаешь жизнь многогранна под час
Как Пушкин ты в ссылке, а лучше Есенин
В зубах две соломки, да мягкий матрас....
12:06  20-05-2017
: [11] [За жизнь]

Я не схожу с ума, всё это ложь -
Поклёпы, наваждения, неправда
Но только лезет, гадко лезет, всё ж
С очков упавших чёрная оправа

Простой пример: Я стал настолько плут,
Настолько, что в упор не замечаю..
Я ссу на пол, на стены, ссу я флуд
А годы жизни калом отмечаю

Не видно дна в зеркальной пустоте
В него гляжусь, и смыслом наполняю
Но чую тянут, тянутся ко мне -
С железным звуком, страшные трамваи

Я не схожу с ума - вхожу в режим
А что не интересно,...
18:46  19-05-2017
: [29] [За жизнь]
Я плавил лед в московских лужах,
И горьких слез искал в дожде.
Мне не нужны. И я не нужен.
Здесь все не то и все не те.

Я растворялся в шуме ветра,
Мне скрипка пела в темноте.
Я был, желающий Деметру,
Крестьянин, спящий на траве....
08:06  19-05-2017
: [56] [За жизнь]
Снова отлив.
Берег вскроется бритвами глаз,
Серый хрусталик на дне станет зрячим на час,
Окаменеет отвергнутый небом калым,
Белого моря хрусталь переплавится в дым.

На́ берег спустятся из облаков чужаки
Драить песками до блеска свои котелки,
Гранками вымерших книг подберут и сожгут -
Белый от соли плавник и крошащийся трут....
01:16  15-05-2017
: [12] [За жизнь]
Лежит на дорогах трупозная слякоть...
Война это хроника. Даже не проза.
Поэзия жмется, не в силах заплакать,
Россия живет в ожиданьи мороза.

История врет земноводным в угоду,
И воры застыли в объятьях народа,
Забывшего ад сорок первого года,
Поющего гимны победы и оды....