Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Синий покой

Синий покой

Автор: Ромка Кактус
   [ принято к публикации 07:47  01-09-2012 | Инна Ковалец | Просмотров: 793]
1. Пустые руки задают вопрос

Свет померк в саду у подножья холмов. Из глубокой тьмы слова: «Смерть – это стекло». Женский силуэт скользнул в траву. Запах яблок с заброшенного чердака в покинутом доме обезлюдевшего провинциального городка, где ветер, приподняв лампу, долго стоит в луже серебристого ночного южного неба.

В старой кинохронике звёзды накренились и устлали собой изножье постели. Женские ножки в звёздной трухе веером раскинуты в ленивом, праздном ожидании. Женщина – из её матовой глубины доносится сухой нетерпеливый скрип. Усыхают внутренности, на их месте возникает вакуум, который затягивает всё живое. Гравитация женщины растёт, так что однажды её тело начинает поглощать свет. Время перестаёт существовать на поверхности одинокой разочарованной несчастной женщины. На месте её родного городка на всех картах чернильное пятно.

Группа энтузиастов от науки отправляет в покинутый город три исследовательских группы – все люди бесследно исчезают. Уставшие и отчаявшиеся учёные снова набирают команду.

- Общество будущего? Нет, благодарю. Меня устраивает холодное мраморное спокойствие известного прошлого, — претендент нажимает на кнопку и улетает в тысяча девятьсот восемнадцатый, где ему уготована гибель от «испанки».
- Всё напрасно, — говорит Михаил Рвотный. В фильме он играет роль вечного пессимиста, его фамилия вызывает у зрителя естественную неприязнь, помогая последнему определиться, на чьей стороне его симпатии, а страшная и нелепая гибель Михаила в хелицерах астрального мечехвоста расставляет последние точки в вопросе о преимуществе оптимистического мировоззрения над пессимистическим. – У нас ничего не получится.
- Хватит ныть, Миша, — говорит Елена Самгина, доктор биологических наук, купивший свой диплом в переходе московского метро, то есть, самый практичный член команды. – Мы с успехом освоили бюджеты трёх предыдущих экспедиций – освоим и четвёртый! – перебирает в руках пачку денег. – Кажется, я так давно не ела лобстеров, что в пору расстроиться…
- Нам надо торопиться! – говорит Леонид Исаевич Штопор, автор знаменитого научного исследования «Фрактальный компендиум информационных хромофор». – Астральные врата могут закрыться в любой момент, а вера наших меценатов убывает с каждым днём…

Штопор жмёт на педаль акселератора, и команда научных авантюристов начинает набирать ускорение. Мелькают передовицы научных журналов, кадры телевизионных передач, в которых члены команды не оставляют камня на камне от современной науки простой демонстрацией фотографии Земли из космоса – в сложном рисунке облаков им удалось прочитать сделанную по-русски надпись: «НАУКИ НЕТ. БОГ». Команда Штопора тут же получает значительные субсидии от религиозных организаций.

К команде примыкает майор Родион Злотников. Он прошёл горнило двух последних кампаний, оставив в них останки разума и нижние ноги, но обрёл опыт выживания в экстремальных условиях. Вместо ног у него сверхсовременный протез, представляющий собой доску на колёсиках. Орудуя парой чугунных утюгов, Злотников способен развивать крейсерскую скорость и ловко лавировать среди толп на оживлённых тротуарах мегаполиса.

Когда команда собрана и всё готово, профессор Штопор говорит:

- С Богом!
- Бога нет, — говорит пессимист Рвотный. – К тому же, я видел, как вы подделывали фотографию Земли в графическом редакторе…
- Ну, это вам померещилось, Михаил… Всё дело в нервном возбуждении, которое истощило ваши умственные способности и сделало вас невинной жертвой оптической иллюзии. Поехали! – профессор залезает в автобус.
- Что вы делаете, Леонид Исаевич? – спрашивает Елена Самгина. – Неужели вы хотите ехать?
- Да, Леночка!
- Но это абсурдно… и очень опасно! Руководитель не должен рисковать собой!
- Наука требует жертв, дорогая моя! И порой она требует в заклание такую большую жертву, такую светлую голову, как моя!
- Профессор…
- Эта женщина – настоящая Чёрная дыра, и ни одному учёному ещё не удалось проникнуть в её тайну. Я буду первым! И тогда эти жалкие невежды и завистники, называвшие меня шарлатаном, будут посрамлены. Я ещё посею свой картофель на торсионных полях отечественной науки!

В синих искрах и чёрной копоти автобус мчится по трассе. Пустые руки роняют в придорожную канаву фотографию Земли из космоса. На фотографии в рисунке облаков можно прочитать «Камо грядеши?»

2 Ответ из пустой головы

«В структурированной человеческой мыслью капле воды луч света разлагается на Конец света и Начало света, — пишет в своём походном дневнике профессор Штопор. – Конец света – это тепловая смерть Вселенной, Начало – неведомый и непостижимый Синий покой, которого я надеюсь достичь в конечном пункте нашего путешествия».

Автобус въезжает в городок. Пустынные улицы, по которым ветер таскает бумажный мусор. Заметённые песком подъезды, пугающий далёкий вой. Автобус медленно едет по центральной улице, объезжая брошенные автомобили, вой становится громче. Двигаясь на звук, команде исследователей удаётся обнаружить заброшенный, разваливающийся дом, построенный в духе провинциального классицизма. Чудовищная сила затягивает людей в дом.

Огромное разверстое влагалище посреди комнаты засасывает всех с такой скоростью, что мужчины не успевают сбросить портки.

Лёд над морской пучиной Большого Барьерного рифа в один из погожих дней весны 1918 года в руках опытного чучельника после минутного блаженства вдруг чувствует когти хищной птицы. Профессор Штопор видит младенца в колыбели, и его непристойное место в момент эйфории тотчас оказывается пригвождённым к холсту булавкой, профессор становится диковинным экспонатом в коллекции космического зоолога – «моя коллекция педофилов». Пессимист Рвотный встречает астрального мечехвоста. Он хватает обрезок трубы, но, не веря в успех противостояния, выпускает оружие из рук и с обречённо склонённой головой шагает в рот членистоногому. Родион Злотников приручает вселенское зло и играет с ним в золотой песочнице, обучая новым трюкам. В Синем покое каждый обретает желаемое. Белой золой шаман в волчьем камзоле чертит на лицах ужасы смерти. СМЕРТЬ – забытое стёртое слово, развеянное в луже южного неба.


Теги:





0


Комментарии

#0 20:09  01-09-2012SAD    
с чего вы взяли, что бред обязательно должен быть бессвязным и неинтересным?
#1 21:01  01-09-2012Ромка Кактус    
если вопрос ко мне, то йа только что ознакомилсо с этой прелюбопытной гипотезой. и считайу, действительно, настоло время ввести некийе стандарты, может быть даже ГОСТ, на бред во всех государственных и частных психиатрических клиниках и принимать в эти учрежденийа только тех, у кого наблюдаетсо связный и исключительно интересный бред
#2 12:43  02-09-2012Сальвадор Мнацаканов    
Хорошо.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:13  11-11-2017
: [13] [Палата №6]
действие трындылынды..:


Всё та же, да не та же (стены не так черны, через них уже можно увидеть… ВСЁ… всё что только можно увидеть. К тому же каждую из них, по диагонали, режет 13 букв белого (ц/с)вета – : JEDEM DASSEINE) «комнатка»....
12:13  10-11-2017
: [25] [Палата №6]
Там, где бьёт из века в век
В скалы медленный прибой,
Жил обычный человек
С недокрученной Судьбой.

Или шла не по резьбе,
Или ленью - "вся в отца",
Одного витка Судьбе
Не хватало до Конца.

Человек построил дом,
Посадил десяток лип,
Сына сделал....
00:23  04-11-2017
: [20] [Палата №6]


Этот осенний день вырвет любые нервы,
Льёт бесконечный дождь, ветер кусает злей...
Я открываю дверь старой дрянной таверны:
- Эй, целовальник, брат, ну-ка, скорей налей!

Был виночерпий сед, руки держал в карманах,
Дьявольски одноглаз и непомерно зол:
- Шла бы ты, к чёрту, вон из моего шалмана....
00:14  04-11-2017
: [7] [Палата №6]
Монахи православной-греко-католической конфессии дзенбуддистского матриархата мирно обитали в небольшом монастыре, мест на четыреста. Четыреста мест им хватало в самый раз. Да и не влазило туда больше. Сколько ни пытались сунуть - то кто-то из окна выпадет, то какая то гнида жопой ворота разворотит, а потом молится - "Прости Раджапунта грехи мои тяжкие" - ущерб возмещать не хочет....
19:36  18-10-2017
: [11] [Палата №6]
Зелёный стержень, из тебя я вынул
Зелёный стержень, стал теперь не мил мне

В преддверии грядущих катаклизмов -
Зелёный стержень, стал каким-то лишним

Лелеяла в себе ты этот стержень
И я привык к нему, он стал как Брежнев

Как двери в каземате - неизбежен
Зелёный, ядовитый, адский стержень

Поранился я стержнем тем однажды
В том есть твоя вина - и это важно

Сидел он глубоко проклятым жалом
Был выпестован, крепок, моложав он

Но, после незна...