Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - Точка отсчета (на конкурс)

Точка отсчета (на конкурс)

Автор: net_pointov
   [ принято к публикации 03:07  11-10-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 1189]
Здравствуйте. Меня зовут Аня Гераскина.
Я жила в Киеве, а затем полгода провела в Индонезии.
Я сбежала? Я уехала? Почему в Индонезию? Что там вообще делать? На эти и некоторые другие вопросы я попробую дать ответ заинтересованным лицам и себе в первую очередь.



Появились в лексиконе слова «экспат», «эмиграция», «Родина» — полезай в кузов. Вернее будь готов, что кому-то это не понравится, кому-то понравится, а кто-то скажет, отмахнувшись свежей газетой с something-happen news, «зажрались там совсем в своей Украине».

Еще год назад я рвала на груди тельняшку, а в моем случае кофточку, и признавалась родной стране в вечной любви. Гордо говорила, что, несмотря на русскоговорящую родню и щи по понедельникам, взяла и самостоятельно выучила украинский, да так хорошо, что песни мною можно петь и на хлеб поверх сала намазывать. Потом, правда, бравада сменилась скепсисом: кровь мне искренне подпортили особо настырные националистично настроенные личности. А первый звоночек прозвенел, когда я, такая востребованная, участвовала в стихийном ток-шоу и выдавливала по словам в микрофон: Почему. Я. Не. Нужна. Своей. Стране. И. Своей. Литературе.? Почему мне все тыкают в лицо то, что я пишу на русском и «пойди, мол, дорогая у своих попроси», а как только у меня что-то начинает получаться, заискивающе говорят — украинская поэтесса, киевская писательница?

Любить страну после этого стало сложнее, но, тем не менее, интересней. Появилась в этом какая-то страдальческая нотка что ли, надрыв, эмоция. Которая неожиданно выплеснулась в такое вот стихотворение, и паззл, впрочем, давно собранный где-то в подсознании, окончательно сложился. Очень надеюсь, что в мою пользу.


В тени украинских черешен я долго не протяну.
Послушай, я слово держу, но оно обжигает кожу.
Хочу разлюбить эту немощную страну,
Чтоб было себе дороже.

Я если люблю, ты же знаешь, я пью с лица.
Без льда, чистоганом, да так что блюю полночи.
Сестра, тут бессмы- и безмысленно отрицать,
Но эта страна совершенно меня не хочет.
Мне кажется, если уйду, то представит счет
За свет и за воду, за номер моей мобилы,
За мальчика,
Дождь во дворе,
За прогулы, черт...
И даже за то, что ее до сих пор любила.


Собственно я и ушла. Прихватив с собой, как оказалось, бутылку вина, пакет трусов и стопку книг (Шишкин, Соколов, Гольдштейн), чем окончательно расставила свои жизненные приоритеты.

Кто я на сегодняшний день? — Широко известный в узких кругах поэт и прозаик, лауреат конкурсов, участник фестивалей. Мне 27 лет. Я была харьковчанкой, была киевлянкой, была геологом, была и рекламистом. Но в какой-то момент, придумав 20 синонимов к слову «инновационный», решила поменять свою жизнь и выбрала точкой отсчета остров Бали, куда переехала с твердым намереньем дописать таки полноценную книгу.

Почему? — На Бали я почувствовала что-то до боли свое, что-то, что нужно именно сейчас и здесь, на конкретном этапе жизни. Удивила даже сама себя, вот не дам соврать. Некоторые называют это легкомыслием. Мне же по душе слово «авантюризм». В любом случае опыт проживания за границей, да еще и в Азии — бесценный. Я учусь рассуждать по-другому, учусь не бояться, и чувствую, кстати, вот прямо физическое сопротивление моего организма таким переменам. Будто пытаешься сесть на шпагат и думаешь — порвусь сейчас по шву, поминайте, как звали.
Родину я люблю. А издалека так особенно. Здесь, в прекрасном далёке, я четко поняла, что значит для меня родной язык. Мало того — не так важно, где писатель живет, важно, чтобы он периодически оттуда уезжал посмотреть со стороны на родные края, покорчиться в воспоминаниях, собрать в копилку новых образов, смахнуть пыль со лба, когда пот уже не смахивается. Самолеты, попутчики, гербарии, контрацептивы, жареная рыба — все в копилку. Дело Плюшкина живо. В принципе для многих литература — это шанс побыть другим человеком, оставаясь при этом самим собой. Поэтому сейчас, когда у многих остро стоит проблема самоидентификации, страна активно ищет героев.

Уехав, понимаешь, что жизнь на Родине — это не весь мир, а кусочек, и может самый важный, но не самый большой. И писать нужно не о жизни в Украине, России, а о жизни в принципе. Вот и перебежчик Акунин сказал, что воздух нашей Родины лишен флюида дисциплины, поэтому придумывается лучше Здесь, а пишется лучше Там. Мое Там — это Убуд, город, где любила Элизабет Гилберт, автор культовой среди разновозрастных девиц книги «Есть. Молиться. Любить.». А еще Убуд — культурная столица «острова богов», которую окрестили местным Питером по количеству дождей и предметов искусства на душу населения. Здесь время течет мед-лен-но, Интернет работает мед-лен-но. И вроде все в воздухе, бери и пользуйся, но многие стопорятся именно на этапе задумок или расслабленного творчества «для друзей». Туристы, «зимовщики», экспаты… Остров, считай, та же подводная лодка, с которой никуда не денешься, здесь все всех знают. Идеальное место для воспоминаний. Городской режим, график здесь практически нереализуемы, а чтобы запустить идею в работу, определенно нужна скорость. Я вот тоже больше заглядывалась на франжипаны, а когда меня спрашивали «Ну как ты там?» отвечала, что ем «панкейки с пайнеплом» (вместо того, чтобы сказать «блины с ананасом»). Мой английский упростился, появились заискивающие индонезийские нотки. Знаете, как на бахасе жареный банан? Писан горенг. Нашим же туристам особо любо слово «сука» — что в переводе означает «нравится».

Сая сука писан горенг.
Сая сука рідна Україна.

Разрыв с любимой страной все равно, что «давай останемся друзьями». И не хочется ведь хаять, хочется вспоминать лучшие моменты, закрывать глаза где-то в открыточной лазури Padang Bai и слышать в щебете балийских торговок гнусавое «семечки-орехи-чурчхела». Да и мало кто может похвастаться — «вот всё, разом и навсегда». Поэтому и не зарекается от возвращения а, как та блудливая девица, ищет, где лучше или, как рыба, где глубже.

Определенно, в этом «чемоданном» состоянии не я первая и не я последняя.
Сколько писателей уже сказало «Я уезжаю»?
Сколько было Здесь, а теперь есть Там. В другой стране. В другой — тоесть не в этой. Сколько их, деятелей искусств хороших и разных, которым, как и мне, по ночам снится (или не снится, что уж греха таить) теплый треснувший помидор прямо с грядки и щербатый советский бидон в горошек.

Сколько и Доколе?
Мне бы очень хотелось знать.




Теги:





0


Комментарии

#0 11:25  11-10-2012Гунарь кидокукольник WASSO    
блеа, апчём сие?!
#1 13:10  11-10-2012niki-show    
Нормальненько так. Ранние мемуары.

Эдакая постпублицистика, как вариант решения освещаемых публицистикой проблем.
#2 14:26  11-10-2012Юнона-на-Авось    
Мне понравилось. Далеко не всё дочитываю до конца, здесь же легко и просто обнаружилось, что вот она,уже последняя строчка)
надеюсь, что охуенную украинскую поэтесу и киевскую писательницу захотели индонезийские мачо. По признанию их женщин, член у индонезийцев маленький красного цвета. Вот ими они ее и отхотели, во все дыры. Теперь пиздуй в зимбабве, там члены черные и большие.
#4 14:30  11-10-2012Григорий Перельман    
а легко написано, маладец Аня
#5 15:49  11-10-2012paranot    
Ага, робкие ростки настоящей публицистики таки пробиваются. Молодец.

Только оправдываться зачем? Наш единственный из живущих публицист(не сатирик, как многие считают) М.Жванецкий - достойный пример того, как можно плакать сквозь смех.
#6 16:11  11-10-2012Бабанин    
Стихи хорошие... Эмигрантов не понимаю - от себя не убежишь. У каждого есть на этой планете Место Силы, все остальное - мерянье письками! Вот. Понравилось!
#7 17:40  11-10-2012Иезуит Батькович    
ностальгические страдания эммигрантов мне не особо понятны. сперва самостоятельно уехать, а потом надрывно разводить сопли в страданиях о родине. существует конечно еще вынужденная эмиграции (например в случае. если ты еврей и живешь в Германии, а на дворе уже ну где-то 1935 год). но тут-то явно не тот случай. а соплей тем не менее полное ведро. и надрыв. надрыв надрыв надрыв и заламывание рук. точнее не так. подвывающие интонации Беллы Ахмадулиной читающей собственное стихотворение. оно конечно наверняка искренне, но сочувствия не вызывает вообще. хотя может я просто чего-то не понимаю.
#8 18:02  11-10-2012Гусар    
Мне всегда было жаль эмигрантов. Когда встречаю их, они начинают описывать свою жизнь, налегая на описание материальных благ. А у самих в глазах тоска какая-то собачья. По-моему, никто так не тоскует по Родине, как русские.

Мне кажется, русский - понятие не столько кровное, сколько территориальное. Человек вполне может быть не русским по крови, но русским по ощущению принадлежности, сопричастности к этой земле. Сколько людей разных национальностей переплавила как в котле русская земля, чтобы потом они с гордостью называли себя русскими? Может, в этой мистической силе нашей земли и есть та самая русская национальная идея?
#9 19:18  11-10-2012Шева    
Аня. Рад. Хотя главного не понял.
#10 23:14  11-10-2012Дымыч    
понравился текстик
#11 00:36  12-10-2012Zhiguli    
Уважаемая net pointov,

я эмигрировал 23 года тому назад.

Вам, наверное, лучше бы перебраться в Баварию, Вену - или Америку (эмигрировать надо в одной широте - профилактика ностальгии. Америка говно, но к нему привыкают. Язык - а это лучшее, что вы можете взять с собой, - теряется там лет за 10).

Но дорога всё равно у каждого своя.

Кланяюсь.

#12 13:25  15-10-2012под мостом как chkalov    
а Питер Кристоферсон тоже в свое время уехал в Тайланд, но к сожалению уже умер. Слыхали бессмертное "Red Birds will Fly Out of the East and Destroy Paris in a Night"?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
17:05  27-06-2017
: [21] [Конкурс]
Оригами

Рвётся сердце на кусочки,
На молекулы и кварки,
Так ждала я этой ночки,
Чтобы весело и жарко.

Мстилось, мнилось и горелось –
Ну и что в сухом остатке?
То не жар – оледенелость
И солёно вместо сладко.

Ты в нирване, кайфе, дрёме –
Упокоился, похоже....
...
Рано утром на кухню врывается взлохмаченный повар,
хватает поваренную книгу и рвёт её на куски,
кричит: «Внутреннее чутьё – это основа,
по рецептам готовят гастрономические слабаки!»

Берёт картошку, чистит, режет на малые дольки,
кидает в кастрюлю, добавляет томатное пюре....
"Жизнь моя. Иль ты приснилась мне?"

Полагаю, что приведенные в этом эссе умозаключения в чем-то родственны вашим. И, возможно, тем они и ценны.
Я очень люблю Юрия Олешу. Начиная с «Зависти» и « Трех толстяков» и, заканчивая, репортажами об открытии стадиона в Одессе....
У маленького Аркадия было три печенюшки. Он их бережно хранил в своем кармане джинс. Но злая Маман узнала про это и решила постирать джинсу. Этот день для Аркаши стал роковым. Когда он взял свои штанишки после стирки он обнаружил в кармане кашу. -Мам, а почему у меня в кармане вместо печенюх, каша?...