Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Здравствуй Нюра, прощай Нюра...

Здравствуй Нюра, прощай Нюра...

Автор: скромный классик
   [ принято к публикации 16:35  20-01-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 867]
Здравствуй Нюра, прощай Нюра…

Вор — рецидивист Владимир Олегович Шиш, по всем бумагам и ссылкам проходящий под кличкой Кукиш с маслом, задумчиво стоял посреди внутреннего двора Бутырского замка с большой фанерной лопатой для уборки снега, насаженной на лощенный от сотен рук суковатый, толстый черенок.
В углу, на скамейке, на самом солнышке сидел утомленный вертухай, застенчиво сжимающий плотными ляжками полированный приклад автомата. Бдительный страж, слегка разомлевший под лучами робкого, зимнего солнца, грыз жаренные тыквенные семечки, интеллигентно сплевывая шелуху в кулак, откуда, по мере наполнения последнего, она отправлялась ему под ноги, обутые в добротно прошитые толстой дратвой, белые, мохнатые валенки.
Кукиш с маслом, уже разбросал большую часть тяжелого, липкого снега повдоль темно-бурых, кирпичных стен и теперь с каким-то жгуче-тоскливым взором оглядывал оставшийся островок нетронутого снега.
- Эх! Мать моя женщина!
Неожиданно воскликнул Владимир Олегович, и, отбросив в сторону надо полагать, уже поднадоевшее свое орудие пролетариата, и скинув расплющенные брезентовые рукавицы, с каким-то даже благоговением опустился на колени посреди тюремного двора. Влажный снег под ним тревожно скрипнул, и вертухай, не прекращая грызть семечки, бдительно вперил в согбенную спину уголовника, свой неусыпный и зоркий, чекистский взгляд.
А уголовник в это время тонкими и чуткими, покрасневшими от снега пальцами карманного вора, самозабвенно лепил снежную бабу. Снежный ком, с каждым движением его рук становился все больше и больше, слой, за слоем наматывая на себя липкую снежную массу, с бурыми травинками и невесть откуда залетевшими сюда, за пятиметровые стены прелыми березовыми листочками.
Надсмотрщик, всполошившийся было поначалу, несколько успокоился и вновь погрузился в глубокомысленное поедание тыквенного семени. А снежная баба тем временем росла и хорошела на глазах. Большие выпуклые глаза ее кокетливо глядели на тюремный, жилой бокс, а крючковатый, крупноватый нос, выдавал в скульпторе скрытого, подсознательного семита.
Обойдя вокруг своего творения несколько раз, Шиш решил (видимо, для большего правдоподобия), приделать ей и груди. И не страшно, что вышли они у него несколько разными по объему, и вместо сосков у бабы этой торчали сигаретные окурки — главное, что получилась, как не крути, а все ж таки баба, можно сказать, даже женщина…
Звонок на обед застал Владимира Олеговича за созданием голых женских ступней, торчащих из-под нижнего шара – задницы. Ступней несколько похожих на ласты для подводного плавания, но тем ни менее довольно сексапильных.
- Могешь! — завистливо проговорил вертухай, осмотрев скульптуру вблизи.
- И кто ж такая будет?- в голосе его слышалась откровенное подобострастие бездаря, перед творцом, можно сказать даже скульптором, пусть и заключенным.
- Нюра… — прошептал смущенно Кукиш с маслом и, привычно сцепив руки позади своего тощего зада, пошел в камеру.
Каждое утро, матерый рецидивист Владимир Олегович Шиш, подходил к забранному толстой решеткой окну своей камеры, где по циркуляру от 1897 года о «содержании каторжных людишек», должны находиться не более пятнадцати человек одновременно, но при современных реалиях содержалось отчего-то не менее сорока, и, глядя на стоящую посреди двора снегурку, тихо говорил:
- Здравствуй Нюра.
А вечером, когда заключенные умолкали и погружались в тяжелый, праведный сон, так же тихо прощался с ней:
- Прощай Нюра.
И никто, начиная от авторитетных паханов, и заканчивая последнней уголовной швалью, насильниками и педерастами, не смели пройтись по поводу этого его каждодневного ритуала.
Шли дни, новогодние праздники приближались, но вместо ожидаемого похолодания становилось все теплее и теплее. Ночами шли мелкие дожди, а днем солнце, словно перепутав время года, светило как сумасшедшее.
Нюра худела и спадала с лица на глазах.
Ее, задорно торчащие груди, обвисли, как у многократно рожавшей суки, породистый нос, подтаяв, превратился в пипочку старой казашки, перенесшую на ногах последнюю степень сифилиса, а ступни-ласты — вообще растаяли, уступив место пожухлой, прошлогодней травке.
Теперь «прощай Нюра », звучало все грустнее и грустнее, а'' здравствуй Нюра '', напротив — радостно.
Тридцать первого декабря, к вечеру, на том месте, где совсем еще недавно красовалась грудастая и носатая Нюрка, осталась лишь небольшая лужица воды, которая поспешно, словно в промокашку просачивалась сквозь дерн.
Проглотив сизоватые макароны и плоскую, праздничную котлету, Владимир Олегович безнадежно подошел к своему окну. В бледном, желтом квадрате света из окна, упавшего на место безвременной кончины его рукотворной Нюры, маленьким, янтарным фонариком горел цветок мать и мачехи, раскачивающийся на тонком, чахлом стебельке, совершенно не ко времени пробившимся сквозь слежавшуюся под снегом траву.
- Здравствуй Нюра, — очарованно прошептал Кукиш с маслом и благоговейно прикрыл тонкие, какие-то по-черепашьи округлые веки с выколотой на них фразой: «ОНИ УСТАЛИ».
… Ну а первого января, температура воздуха в Москве опустилась до минус восемнадцати, и повалил крупный, колючий снег...


Теги:





2


Комментарии

#0 22:01  20-01-2013Мурыгин    
да, спасибо)
#1 22:20  20-01-2013allo    
* Бдительный страж, слегка разомлевший под лучами робкого, зимнего солнца, грыз жаренные тыквенные семечки, интеллигентно сплевывая шелуху в кулак, откуда, по мере наполнения последнего, она отправлялась ему под ноги, обутые в добротно прошитые толстой дратвой, белые, мохнатые валенки.*



хуясе..
#2 22:20  20-01-2013Илья ХУ4    
при всём уважении, хуйня.



ни один уважающий себя порядочный, а уж тем более вор никогда не унизит себя тем, чтобы грести снег на бутырке.

Лучше смерть.



это ктото из ХОЗбанды, козлы, короче, шерстюга махровая, а ваще 99% обиженный, может даже пидор.
#3 00:42  21-01-2013Файк    
"суковатый, толстый черенок" доставил.

Суковатый или сучковатый? Далее не читалось.
#4 01:38  21-01-2013Лев Рыжков    
"Лощенный от сотен рук" - во-первых, с ошибкой написано. Во-вторых, по-русски так не говорят. Вытертый сотнями рук?

"Поднадоевшее свое орудие пролетариата" - так свое? Или все-таки пролетариата?))

И такого тут много.

По мне, так вариации на тему песни "Окурочек".
#5 02:06  21-01-2013Жaндaрофф    
Сдaeтся мнe,это былa комeдия (с)
#6 08:58  21-01-2013Дмитрий Перов    
отбросив все вышеуказанные огрехи, скажу: в целом, рассказик понравился
#7 11:32  21-01-2013скромный классик     
Ну я не знаю, ребятки, неужели даже кличка "Кукиш с маслом" вам не подсказала что рассказик это сплошная ирония...И вот это абсолютно здесь лишнее..."ни один уважающий себя порядочный, а уж тем более вор никогда не унизит себя тем, чтобы грести снег на бутырке.

Лучше смерть.



это ктото из ХОЗбанды, козлы, короче, шерстюга махровая, а ваще 99% обиженный, может даже пидор."...К рассказику нужно относиться проще...

#8 13:02  21-01-2013Дмитрий С.     
Глупая история. Читать тебя в этот раз было скушно.
#9 13:20  21-01-2013евгений борзенков    
непомерно выебонистый, преисполненный самолюбования, текст. все эти



"застенчиво сжимающий плотными ляжками полированный приклад автомата" .

"поедание тыквенного семени." и т. д. - уже порядком подзаебали и вызывают раздражение.

к рассказику надо относиться проще? ггг
#10 18:58  21-01-2013Владимир Павлов    
Написано так коряво! После этого чтения мозг долго приходит в себя. Как будто проказливый школьник стучит по роялю и расстраивает инструмент

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:58  25-03-2017
: [8] [За жизнь]


Лежу тихонько на краю
И жду когда умру
Я жду когда меня съедят
Нутром в нутре нутру

Я чую попой и бочком
Что рядом серый волк
Я попадаюсь на крючок
Я в страхе знаю толк

И мне не спится в эту ночь
И не живется днем
Я жду когда меня убьют
Когда мы все умрем

Я не хочу туда один
Пойдемте же со мной
Ты приходи седой волчок
Отец беззубый мой

Я самый главный хулиган
Я это заслужил
Чтоб брат - у стенки
Я себя у края положил

И н...
18:04  21-03-2017
: [19] [За жизнь]
Я проснулся в ту ночь оттого что,
Что как будто чего-то решил
И вскочил, записать чтобы срочно -
По утрам я бываю паршив

Не затем что бы для - между прочим,
А затем чтобы мысль не забыть
У меня ведь талант есть и почерк,
А ещё - колоссальная прыть

Но пока я добрался до места
Чтобы то что решил записать
Вдруг проснулась в постели невеста
И сказала что хочет поссать

Растерявшись от этого звука
Я мгновенно забыл что решил
Прошептал только: Вот же блять, сук...
12:58  21-03-2017
: [30] [За жизнь]
Рыбки дремлют в стекле, пахнет мебель орехом калёным
Бабка съела эклер, запивая вчерашним бульоном
Это просто болезнь, вот расплакалась, что не осталось
Ничего на столе – мозговые явления, старость.
А над миром – река, тонут Ясли в задымленной выси
И в сухих облаках самолёты идут на Тбилиси
Медицинских карет виден бег, огибающий землю,
На Метехской горе огонёк неприкаянный дремлет
Отцветают дворы, чахнут сосны и сохнут перины
И поют комары на своём языке упырином
Бьют куранты п...
22:35  19-03-2017
: [9] [За жизнь]
I

- Мам, честно, я не курил!
Это была ложь.
- Знаешь сынок, мы тебе не так много запрещаем, что бы ты нам с отцом врал.
Родители всегда говорят подобные фразы слишком спокойным тоном. В такие моменты думаешь: «Пусть бы лучше наорали, или всыпали ремня, только бы не говорили так равнодушно»....
15:31  18-03-2017
: [48] [За жизнь]
Снова март безупречный такой,
как поэзия Лифшица.
Весь в томлениях чувств и призывных хоралах котов.
Благодать для писак.
Только мне, как ни странно, не пишется.
А и пишется вдруг, то, увы, однозначно не то

Вроде всё как всегда:
сквозняком занавеска колышется,
И мимоза в стакане, и фетровый с брошью бэрэт
Но ни строчки путём, ни словечка как надо не пишется....