Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Летел

Летел

Автор: Яблочный Спас
   [ принято к публикации 00:03  13-02-2013 | Na | Просмотров: 2198]
Летел и таял. Снег прошлогодний.
Таял и летел.

У Ванятки с собой узелок со жратвой, трёхлитровый бидон. Удочка – хлыст ореховый, да пачка дедовой «Примы». Если шагать по прямой, через двадцать минут покажется переезд. Сквозь пьянящий дурман креозота, по шпалам, мечтая о неведомых городах.

Мимо маленькой станции, сквозь которую проносятся длинные разноцветные поезда. Неожиданно, из-за поворота покажется сизый горб клёпаного железнодорожного моста. Не доходя до него и десятка метров, узенькая тропинка отвалит от насыпи, как ручеёк. Побежит вправо, скрываясь в кустах, от росы мокрых.
Прольется за шиворот утренний душ холодный. Вымокнут штаны от голенищ до пояса, и вот она – речка.

Дед начал за здравие в сорок четвертом, ловко метнув гранату под танк и немедленно получив медаль за отвагу, а кончил за упокой пять лет назад, не пережевав и шести десятков.

Таял, летел.
Летел, таял.

Можжевеловая щука, весом поболе чем пара пудов, утянула его, поддатого, на коротком речном плече возле пятого омута, а обратно выпустила спустя пару суток. Разбухшего, с червём во рту, мокрого седым жидким волосом. Мёртвая рыбина белела брюхом недалеко, под кустом лозы, и казалось злорадно лыбилась оскаленной пастью: — «Поймал, мол, старик? Нет. Обосрался».
Река деда обмыла, говно сожрала окунёвая поросль.
Ванятка остался с бабкой один.

А через пару дней, нашел на чердаке дедов схрон – ящик водки и сто пачек примы. Неизвестный вкус золотистых табачных крошек долго тревожил розовый детский язык.
Лето, лето – жаркое лето. И нет ни деда, ни бабки, ушедшей в долгий лабазный трип.
Никого. Ничего.

Вокруг деревни хороводом бродили пухлые от дождей тучи. Хотелось им улечься беременным ливнями брюхом на бревенчатые пятистенки, рявкнуть коротко глубоким громом, да изойти водой. Дел- то, вроде.
Но три горушки, три в именительном падеже, будто живые: первая – Гром, вторая – Заборск, третья — Твердь, с кладбищем, укрытым берёзовой рощей, спокон веков хранили деревню от частых дождей. Казалось, они дают тучам проход только когда действительно требовала воды иссушенная июльским зноем сухая земля.

- Детка, они гром да молнию отводят, потому и грОзы нас бОятся, — в душный, пропитанный озоном полдень, шептала бабка, вывинчивая фарфоровые пробки.
А вокруг дома сжималось фиолетовое облачное кольцо, и мелко дрожал огонёк оплывающей свечки под образами в правом углу.

Пышно цвели кувшинки в мелкой протоке, где посаженная на ржавую цепь спала утлая смоленая лодка. Ванятка деловито скрутил ржавые звенья с глубоко вколоченного в торфяную топь железного кола, отыскал заваленные лозой вёсла. Долго скрёб по дощатому дну мятой консервной банкой, добиваясь относительного сушняка, и, зачерпнув в сапоги ледяной проточной воды, запрыгнул в плоскодонку.
Выплыл на середину, а дальше и грести не надо было – река сама донесёт.

Снег летел сквозь ивовые контрэскарпы.
Таял на взбухших ранней весной ветках.
Летел и таял.
Таял.

Рыбу ловили здесь так:
- сперва брали живцов: цинковых окуньков, плотвиц, сверкающих серебряным боком, скользких вьюнов.
- длинную ивовую жердину тесали ножом, чтобы легче входила в прибрежный торфяник.
- чмокая от удовольствия, выбирали мсто. То есть место, где взять должно точно.
- черпая в раскатистые голенищи дедовых сапог ледяные капли, всверливали в береговой торф розоватые комли рогатин.
- ждали, пока завозится в поднятом иле должный быть бойким живец.
- уходили, скрестив пальцы на счастье.

Эх, житуха-бытуха… А ведь коли не словишь, то либо лох, либо посредь своих вора ищи.
Ежели находили – били не щадя. В кость. В ход шли вёсла; лёгкие, острые топоры, пробивавшие корпус встречного челнока на ять; а если успевал уплыть, сволота, то вечером у сельмага городковые биты.
Иногда за килограммовую щучку полночи ярились, уступать не желая.
Впрочем, Ванятку разборки взрослых парняг мало трогали. Если не сказать, не касались совсем. Потому, загрузившись с нехитрым скарбом в узкую лодку, он просто плыл вниз по течению, думая лишь о том, где тормознуться для первой скурки, и как лучше сегодня ставить – окуньков (на ночное), или плотву — для вечора.
Щуки били в омутах тяжёлыми хвостами, окуней гоняли. И было сладко и щёкотно от надежд выловить пудовую дрянь, что повадилась тягать утят в первом затоне под мельницей егеря.
- Бум! Бум! Бум! – Раскатывался над рекой мерный стук хопра, что вбивал сваи нового, трёхрядного моста через реку за километр от старого.
«Ну, и ладно!»
- Бум! Бум! Бум! – В такт колотилось Ваняткино сердце.
Дескать, не сомневайся, Бог ластоногий, возьму её, сволочь окаянную. И сердце вырежу.
Тихо шлёпали вёсла, задевая о плотную зелень кувшинок. Нудно звенели уставшие от зноя слепни. Красота.

Что же сейчас – вздёрнутые нежданным заморозком ветки. Ветхие листья бессильно повисли вялой гирляндой. То ли осень, то ли поспело уже.

Когда проплывал второй поворот, по-над излучиной встало нежданное солнце. Всё в рваных, слоистых, похожих на мамин торт, облаках.
Вставала над горизонтом, проткнутым кольями ёлок заборской горы, малина-ягода. Рвалась сквозь туман вверх, чтоб ослепить к полудню.
Хватит ли нам твоего света?
Хватит тепла?
Хватит ли жажды, чтобы испить до дна жар твой, солнце?

***

Обратно Ванятка шёл, перепрыгивая тёплые шпалы. Катилась за лес матовая, пряное, как бабкин помидор из теплицы, звезда дневная. Пригоршнями искры бросало, намекало на завтрашний полдень медовый да сладкий сном за-обед. Ну, и конечно, довольством бабушкиным за рыбину – тут и соседям на уху потрохов будет.

Шёл – не слышал, как рельсы звенели.
Шёл – комаров вечерних не чуял.
Шёл – дышал. Не паром холодным – летом дышал.

Тепло.

Смерти своей не замечает никто. Смерть неожиданно входит в тебя, растворяя двери пинком. Уж и косые они давно, а ты вовсе и не замечаешь, что слетели с петель. Лишь обернувшись в последний миг, ты, беспомощный, щебетнёшь жалко: — уйди, мол, гадина.
Ан, нет – не уйдёт. Заберёт с собой в неведомые края. Покажет перед тёмной чертой поля земляничные, болота ржи, рисунок на детской руке.

Таешь, летишь, как снег в конце марта.
Летишь, таешь.

Как же паскудно всё.
Как же так, а?

Поезд рвал железные стрелки; бросал их через плечо старого тепловоза; наяривал последние вёрсты перед границей. Там, в зазеркальном озёрье млел вздохами на Ивана Купала тот самый тупик, где кончались дороги все оттуда, и начинались туда.

На голове паровоза фонарь. Он раздвигает туман — тьму. Руки его быстры, по краям в страхе мечутся тени.

И, главное, снег. В середине июля, бешеного в этом году, как крик недоросля-воронка, снег. Снег летел перед одноглазым чудовищем, летел, укутывая тепловозную фурию в фату из белого. Так бывает. Так бывает. Просто весело. Так бывает.

Тает – летит.
Летит – тает.
Тает – летит.

Шёл Ванятка впереди поезда.
Шёл и не слышал гулкий стон рельс.
Шёл и не слышал подушку тёплого упругого ветра.

Бей меня в спину, толкай!
Падай!
Лети!
Тай!

И только когда мягкий щит подтолкнул Ванятку в крестец, дробя косточки и выжимая рёвом чудовища такую мягкую, да короткую жизнь, он обернулся, но кроме света ничего не увидел. Ибо не нужно было видеть ему больше ничего, кроме света.

Да и свет никому больше не нужен был. Утро настало, поскольку утро.

Щуку в пакете забрал машинист – что добру пропадать.
Росу на тропинке прибрал полдень.
Трупик взяли менты.

Летел снег впереди тепловоза. Таял, летел.
Летел и таял.

Кто из вас слышал об этом, тот проживёт еще один лишний год.
Будьте вы прокляты все.

Ненавижу.


Теги:





17


Комментарии

#0 08:35  13-02-2013Na    
Великолепно.
#1 09:09  13-02-2013STEBO    
Вкусно написано! Но порой чрезмерно...
#2 09:38  13-02-2013Евгений Морызев    
мастер
#3 09:48  13-02-2013Дмитрий Перов    
классно. цепануло
#4 10:29  13-02-2013Шева    
Ох, блядь. Нет слов. Автор заматерел.
#5 10:31  13-02-2013net_pointov    
Прилепина после таких текстов даже не буду больше читать.
#6 12:18  13-02-2013elkart    
да
#7 13:24  13-02-2013Швейк ™    
Спас мастерски вырисовывает уныние
#8 22:02  13-02-2013Knopka    
ого. мастер. удивили только некоторые фразы, для мастера неуместные. но впечатление в целом сильное.
#9 12:34  14-02-2013простой    
за спасом четко укрепляется амплуа писателя почвенника. наверно бажов - его настольный писатель. все традиционно мелодично бесхитростно но от того не менее шикарно. периодически режут глаз неологизмы в заточенный под деревенский лад язык. ну это пустяки. плюсану кнопочкой.
#10 12:46  14-02-2013MAXXIM    
"Как же паскудно всё.

Как же так, а?"

и логическое продолжение

"Будьте вы прокляты все.

Ненавижу."

как-то круто для яблочного спаса,

оценивать не берусь.
#11 14:03  14-02-2013Hunter    
Наконец-то, дорогая вещь, а то графоманы заебали. Читать нечего.
#12 14:08  14-02-2013Файк    
Вещь ахуенно сильная донемогу.
#13 14:12  14-02-2013MAXXIM    
сильная, но пугает.
#14 14:14  14-02-2013Файк    
Я ж и говорю, что донемогу.
#15 15:20  14-02-2013Timer    
У меня всегда писатели-деревенщики вызывали тоску.
#16 16:07  14-02-2013Голем    
ловко метнув и немедленно получив - перебор имхо

Неизвестный вкус золотистых табачных крошек долго тревожил розовый детский язык. - горечь голимая, чему там тревожить, ещё и долго? наверняка раскуритть попробовал

лабазный трип - выпадение из фокала, не миксуется это выражение с пирсанажами

пейзажно-погодные фрески как всегда замичятельны

добиваясь относительного сушняка - ммм... поменял бы слово, камрад, чото не то

цинковых окуньков - они не стального цвета, а синевато-зелёные, и вообще с рыбалкой ты чото в иле намутил)) да и красть в деревнях не так уж принято было

концовка сильная, примитивная смерть страшна как любая глупость

фцелом сделано филигранно, бутто бы песнюспел

аффтар молодой,сильный, раскрутился бы штоле чорт ты этакий на сирьозную вещщ
#17 16:43  14-02-2013Шева    
#16 : ржал. Менторский тон заставляет вспомнить Ксюшу Собчак, вещающую о чем-то серьезном.

#18 18:18  14-02-2013Илья ХУ4    
это охуенно
#19 19:21  14-02-2013Голем    
#16 Шева, ты какбэ намекаеш что щитаеш меня идиотом?

или есть возражения по поправкам?

сам чтонибуть песдани, исправь впичятление

#20 20:41  14-02-2013просто читатель    
соглашусь с Hunter - " ... дорогая вещь, а то графоманы заебали. Читать нечего".

#21 00:36  15-02-2013Березина Маша    
Как же круто
#22 14:20  15-02-2013Яблочный Спас    
Благодарю всех
#23 18:52  15-02-2013дважды Гумберт    
Спас накаркал. текст понравился, конечно. сразу и про рыбалку и про смерть
#24 23:23  15-02-2013Яблочный Спас    
Смерть есть. Да. Но она лишь ленточка. Мы - узлы на ней.



Большое спасибо, что помните.
#25 03:39  16-02-2013allo    
хотел тоже похвалить, но Маша Березина вырвала из под пальцев фразу которую я хотел напечатать.

было расстроился сперва, но потом вспомнил, что уже хвалил Спаса в другом месте.
#26 05:19  16-02-2013шмель    
летел летел и в хуету прилетел...

работай над стилистикой аутор.иначе тухлая травестийность

#27 11:57  16-02-2013Березина Маша    
#25 ну да, ну да) напоминай о себе чаще))
#28 12:20  16-02-2013allo    
вот и гадай теперь это с сарказмом или от души..
#29 12:41  16-02-2013Березина Маша    
от души, конечно)
#30 12:48  16-02-2013allo    
хороший день.. суббота
#31 13:18  16-02-2013Березина Маша    
Эхх.. написать надо че нить) а то ты ко мне, совсем, добренький стал)
#32 13:26  16-02-2013allo    
я без спросу теперь не читаю, ты же знаешь) конечно пиши
#33 13:27  16-02-2013Березина Маша    
пфф...что за кокетство))
#34 13:29  16-02-2013allo    
ну верно, это отговорка. я вообще читать не люблю.

#35 00:08  19-02-2013ГринВИЧ    
хорошо

но примерно такую фильму видал в Школе дураков Саши Соколова
#36 15:58  16-06-2013Гриша Рубероид    
то гайки со шпал выкручивают на грузила то сами по этим шпалам и ходют. темнота-с. хорошо сделано. плюс.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....