Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - где-то далеко

где-то далеко

Автор: songlines
   [ принято к публикации 22:49  20-08-2013 | Na | Просмотров: 556]
Когда я была маленькая, папа всегда уезжал куда-то далеко. Туда, где очень холодно и куда нельзя позвонить. Зато там были белые медведи или пингвины.
Еще он мог быть “ по дороге туда, где холодно” и тогда это было “ там, где жарко” – одно из тех многочисленных мест, о которых мне было вообще ничего не известно, но у них были красивые названия: Синегал, Австралия, Уругвай, Куба…
Почему-то мы никогда не писали папе письма. Я помню, что очень старательно рисовала ему какие-то вымученные рисунки, но ему их не пересылали. Правда, иногда мы отправляли папе посылки. Это были ящики из плотного картона с деревянными рейками, в которые помещалось очень странное для детского глаза сочетание предметов: сигареты, папиросы “Беломор” шоколад и компот. Однажды мама положила туда еще и шапку-ушанку.
Мне было не понятно, как столь нелепый ассортимент связан с моим папой, почему ему нужен именно компот, но допускала, что если ты в странном месте, то и вещи тебе там нужны странные.
Когда я стала старше, папа вернулся. Вернулся и стал жить как все, или почти как все. По крайней мере, он стал жить дома. Дома не было ни медведей, ни пингвинов, но были мама, бабушка, собака и я.
Когда я стала еще старше, я узнала, что папа курил Беломор, а сигарет в экспедициях его друзьям всегда не хватало.
Что иностранные коллеги с соседних полярных станций получали такую зарплату, которая советским полярникам и не снилась, но шапки у них были синтетические, и поэтому они были готовы продать свою канадскую, американскую или чилийскую родину за что-то теплое.
Я узнала, что в банки с компотом добавляли спирт, точнее, в спирт добавляли компот и ягоды.
Что письма вскрывали и перечитывали десятки дядек в погонах, поэтому, их писать было не принято, а принято было отправлять посылку пару раз в год и ждать, надеясь, что “ там” все хорошо.
Что самые хорошие отбивные из баранины были в “ одном маленьком кабачке в Монтевидео”.
Когда я стала еще-еще старше, папа снова отправился в путешествие. Это опять “где-то там “, где то ли холодно, то ли жарко, и не ясно что там может пригодиться и понадобиться.
И опять нарисовались какие-то дядьки, которые весьма невежливо рассказали, как именно все надо делать и сколько это стоит. И пришлось покупать какие-то странные предметы для какого-то странного места. И опять было не понятно, какое это все отношение имеет к папе.
Когда я стану еще-еще-еще старше, я, наверное, пойму, где это, куда и зачем….


Теги:





1


Комментарии

#0 20:50  21-08-2013Na    
Конечно поймешь. Ты ведь дочка полярника:) ... И то, что "южным" пингвинам многим холоднее арктических белых медведей:) Очень понравилось. Спасибо.
#1 10:30  22-08-2013Алена Лазебная*    
По-моему хорошо. Ровно так. Повествовательно.
#2 13:11  22-08-2013Дмитрий Перов    
да

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....