Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Сны разума, или Альфред

Сны разума, или Альфред

Автор: Шева
   [ принято к публикации 09:19  21-08-2013 | Na | Просмотров: 679]
Альфред проснулся.
Настроение было ни к черту.
А откуда же оно возьмется, если ты знаешь, что сегодня тебя придут убивать?
В ожидании день тянулся как локомотив, ведущий тяжелый состав «в гору».
Альфред знал, что убийца придет ночью, поэтому на службу не пошел. А смысл?
День провел в повседневных заботах по дому – купил новые цветочные горшки, неспішно, акуратно, пересадил в них часть своих любимцев.
Вытер пыль на шкафах, шкафчиках и люстре. Попылесосил ковры. Подклеил отставший уголок обоев в коридоре. И спрашивается – для кого?
Купил большую пачку сухого корма коту. Хотя, казалось бы – зачем? Может и кормить-то завтра уже будет некому.
Вечером щедро насыпал корма домашней скотине – коту, попугаям, рыбкам в аквариуме.
Лег в обычное время. Ибо не видел причины менять давно установленный им же самим порядок отхода ко сну.

Проснулся глубокой ночью неожиданно, вдруг.
Шестым чувством понял – началось.
Не включая свет, тихонько, чтобы не издать какого-то постороннего звука и тем самым не выдать себя раньше времени, поднялся с кровати. Тапочки решил не одевать – в них неудобно, может ногами надо будет отбиваться — могут слететь в самый неподходящий момент.
На цыпочках подошел к двери спальни. Приложил ухо. Тихо.
Квартира будто живет своей обычной ночной жизнью. Но Альфред чувствовал – это лишь будто.
Медленно, осторожно приоткрыл дверь. С вечера смазанные маслом петли не скрипнули.
Так же тихо, не включая свет, вышел в коридор.
Думал — тот уже здесь.
Никого.
Прошел по коридору в сторону входной двери квартиры. Было темно, но узенькая серая полоска от двери дала знать – входная дверь открыта.
Вернее — чуть приоткрыта, на ширину ладони.
Кем-то.
Альфред остановился у двери. Сердце билось как у загнанного зверя. Тело сковал ужас, но Альфред понимал – раз убийца лишь приоткрыл дверь, но не вошел в квартиру, следующий ход за ним, за Альфредом.
Он отошел назад на полшага, а затем резким ударом правой ноги ударил по двери.
Дверь со стуком распахнулась.
Как Альфред и ожидал, убийца стоял за дверью.
Но стоял хитро, видно в ожидании, потому что торец двери лишь просвистел у него перед носом, но не задел его.
В темноте неподвижный силуэт выглядел устрашающе, как статуя Командора.
Быстрым прыжком убийца ворвался в квартиру и сразу бросился на Альфреда.
В ужасе, пятясь от страшной фигуры, Альфред очутился в большой комнате, служившей ему одновременно и студией, и столовой, и гостиной.
Неловко упав боком на стол с остатками вчерашнего ужина, правой рукой он успел включить настольную лампу.
В этот момент убийца настиг Альфреда, и крепко схватив обеими руками за воротник ночной пижамы, приподнял его.
Они оказались лицом к лицу, и Альфред едва не вскрикнул – перед ним было лицо Виктора.
ВиктОр, с ударением на второй слог, так он любил его называть. Когда-то, много лет назад, они дружили. Дружили крепко, пока один, а потом и другой случай, в которых Виктор показал себя очень некрасиво, свели дружбу на нет.
И вот Виктор здесь.
В роли убийцы. Кто его нанял – оставалось только гадать.
Но гадать было некогда, надо было защищаться.
Прижатый Виктором к столу, правой рукой Альфред лихорадочно шарил по поверхности стола, пытаясь найти какой-то острый предмет.
Нащупал вилку. И изловчившись, со всей силы воткнул ее Виктору в левый глаз. Тот только радостно зарычал – будто ожидал от Альфреда именно такого поступка.
Конец воткнутой в глаз вилки покачивался перед самым лицом Альфреда, не давая сосредоточиться – что же еще можно сделать, чтобы спасти себя?
Пришлось пойти уже проверенным путем – продолжать шарить рукой по столу.
Рука наткнулась на что-то острое. И тут Альфред вспомнил, что открыв вчера вечером консервную банку анчоусов, вырезанную консервным ножом жестянку он не убрал со стола. Похоже, это была она.
Выбора не было. И Альфред схватил этот металлический кружок с острыми зазубринами, и приложив его к горлу убийцы, несколько раз сильно провел им по кадыку Виктора.
К его удивлению результат оказался даже лучше, чем он ожидал.
Через образовавшуюся широкую рану густым пульсирующим потоком хлынула темная кровь. Заливая грудь Виктора и пачкая пижаму Альфреда.
Несмотря на такие серьезные действия со стороны Альфреда, хватка Виктора не ослабла. Наоборот, он даже попытался прохрюкать Альфреду в ответ нечто невразумительное.
Альфред вынужден был продолжить путешествие «вслепую» своей правой рукой по столу в поисках орудия спасения.
- O! Sheet! – вдруг воскликнул он.
Почувствовав, что он лишился указательного пальца правой руки.
Который попал под диск циркулярной пилы.
Которую вчера вечером он в ожидании убийцы предусмотрительно включил на ночь.
- Как же я fuck теперь буду показывать? – мелькнуло в голове Альфреда, но тут же он отбросил эту мысль как неуместную и возникшую не ко времени.
Потеря пальца будто подстегнула Альфреда к решительным действиям.
Изловчившись, неожиданным резким движением он с силой дернул убийца на себя.
Тот явно не ожидал такой прыти от Альфреда и едва не упал на стол.
Альфред оказался сбоку и чуть позади Виктора. Ухватившись за стол левой рукой, правой он крепко схватил Виктора за затылок и сунул его голову под блестящее полотно циркулярки.
Будто в каком-то фильме ужасов сверкающий бликами диск пилы мягко, почти беззвучно, снес верхушку черепа Виктора.
Но потеря мозгов не помешала тому выпрямиться и удивленно захлопать белесыми ресницами. Особенно смешон был открытый от удивления рот – будто Виктор хотел что-то сказать, но в последний момент забыл – что именно.
Потом, вспоминая этот момент, Альфред долго и мучительно пытался понять – зачем и почему он сделал то, чем «поставил точку» в их затянувшейся схватке?
Но так и не смог объяснить этого даже сам себе.
А тогда он схватил со стола столовую ложку и, приподнявшись на цыпочках, зачерпнул, будто из парящегося казанка, из головы Виктора жижицу остатков мозгов и сунул ложку в открытый рот Виктора.
Затем, исступленно – еще, и еще, и еще…
Пока мозги не начали стекать у того по подбородку и падать на пол темно-бурыми грязными кляксами. Через некоторое время образовавшими целую лужу, в которую, спустя мгновение, упало и тело Виктора.
- Финита, — устало выдохнул Альфред.
Он сел на корточки и с удивлением пристально начал вглядываться в то, что несколько секунд назад было живой плотью.
Так и подмывало по-киношному спросить – Ну что, Виктор? Are you O.K.?
Но в отсутствие зрителей Альфред понимал, что никто этого не оценит.
А тогда – зачем?

…Альфред проснулся.
Почему-то болел указательный палец.
Настроение было ни к черту. А откуда же оно возьмется, если ты знаешь, что сегодня…
А впрочем, это уже совсем другая история.



Теги:





4


Комментарии

#0 21:19  21-08-2013Черноморская рапана    
а я знала что он проснётца.... из-за названия было понятно +
#1 23:18  21-08-2013Ирма    
Жирнейший плюс
#2 23:59  21-08-2013Стерто Имя    
сон конечно описан ощутимо.. аж как нельзя..

циркулярка в тишине.. это круто
#3 12:47  22-08-2013Дмитрий Перов    
хороший такой сон

я с похмела так же гоню в ночи
#4 00:52  09-09-2013ГринВИЧ    
наваристо,да

название поменять, конечно

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....