Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Палата №6:: - Старуха и её полуночный оркестр

Старуха и её полуночный оркестр

Автор: Ромка Кактус
   [ принято к публикации 11:12  29-11-2016 | Антон Чижов | Просмотров: 1080]
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно. Но мы стараемся, глотки дерём так, что самим страшно становится. Как бы не попортилось что внутри от напряжения. Ибо человек, с головы до пят набитый внутренностями, и ничем сверх того, только за требуху свою переживать и в состоянии. И страшно нам, и жабы хочется, а сил никаких и вдохновенье прошло.

Кот же, безухий рыжий Бельфегор, не поёт. Потягивается да зевает. Это он жабу выследил и за свой кусок не переживает. Старуха его сильно уважает: за певческий талант и охоту. Далеко нам до кота, проигрываем по всем пунктам, и кто-то ещё говорил о величии разума.

– Разум хорош для того, чтоб бомбы делать да на голову себе потом сбрасывать, – говорит Профессор.

Он сейчас тоже не поёт, спит или делает вид. Лежит спиной к костру, в шинельке своей потрёпанной.
Война была, а мы зачем-то остались: я и сестра моя Анечка. Она моложе меня на год, но я иногда думаю, что на два. Совсем ничего не может и писает сидя, как инвалид. Это из-за неё я к Старухе пришёл.

– Есть хочу, – сказал. Сопли по лицу, грязь. В волосы сухих листьев заранее накидал, будто бедствую. А ведь так и есть.

Она посмотрела на меня. Я рукой ей помахал. И она мне в ответ.

– Сестрёнка у меня, – сказал. – Несмышлёная. Паука слопала. Не поделилась со мной. А паук ядовитый был. Плачет теперь, дурочка, а я что сделаю?

И на котёл старухин посмотрел, на цыпочки встал и шею вытянул. Кипит что-то там, пованивает.

– Ну, – сказала Старуха, – умеешь-то что?

А я почему-то вспомнил, как в садике в хоре пел. На самом деле, только рот открывал и то не вовремя.

– Пою, – сказал. – Как соловей.
– Как этот? – Старуха палкой подцепила в котле и вытащила ворону.
– Даже лучше, – сказал.

Так мы со Старухой и пришли к согласию. Я Анечку привёл. Она боялась сперва, пряталась по кустам. Только было слышно, как желудок урчит, огромный, словно весь голод мира там живёт. Всех ворон распугала. Вылезла наконец. Ей Старуха похлёбки дала и по волосам погладила.

И жили мы, значит. Со Старухой и котом. Ещё Профессор к нам прибился. Петь не захотел, лекции читал, про войну и оружие. Теперь-то что. Старуха его почти не слушала. И не кормила. Пока он ей новую палку не смастерил. Вместо прежней, поломанной. Старуха его за это крысиным антрекотом попотчевала. Она ведь раньше поваром работала. И лет ей не так много, двадцать три, кажется. Профессору двадцать пять, если не врёт. Однажды он на Старуху забрался и верхом вокруг берёзки два круга сделал. Мы смотрели из кустов. Хихикали в ладошку. А Старуха стонала от тяжести. И Профессор так дышал, потому что больной весь. Не знаю, не знаю.

Профессор нас после этого за цветами посылал. Не нашли цветов. Воронку нашли и трупы в ней. Вонища. Мы-то к трупам привычные. Их много было раньше. Груды целые. В них даже прятаться можно было, если свежие. Лежишь, как под одеялом, вспоминаешь, как мама в лобик целовала и свет гасила, уходя. Куда-то она совсем ушла, и папа ушёл. Он голову на полу оставил и без неё ушёл, глупый такой, шляпу где носить будет?

В общем, не было цветов. Осколки какие-то, обломки. Мусор разный. Старуха нас за мусор всегда ругала. А Профессор говорил, что нужно учиться жить без всех тех излишеств, от которых помутнение и произошло. Он так говорил: помутнение. Словно вещи людям свет застили. А во тьме чего не натворишь.

Жаба почти уже готова. Старуха специи в котёл сыпет. Помешивает. Разливает по мискам. И Профессору тоже, хоть не заслужил. Лапки для Бельфегора, он ест урча. Мы с Анечкой едим, хоть горячо.

– Профессор, – Старуха говорит. – Ужин стынет.

А он поворачивается, говорит:

– Что-то не хочется.
– Как же так?

Профессор садится. Гитара у него в руках. Где только раздобыл. Струны три всего, висят как лапша. Он их пальцами пробует, говорит:

– Я в эту ночь влюблённый.

Он покрутил что-то, снова пробует пальцами. И тут получилось всё. Звучит гитара.

– Эх, старуха, – поёт наш Профессор, – ты не знаешь, что такое рок-н-ролл!

Да и откуда бы ей знать такое, если даже я не знаю.


Теги:





5


Комментарии

#0 11:12  29-11-2016Антон Чижов    
отлично
#1 12:37  29-11-2016твёрдый знакЪ    
нови?
#2 17:57  29-11-2016Oчи жгучие    
постно до зевоты.. не получается у тебя, Рома
#3 19:37  29-11-2016Гриша Рубероид    
про теремок.
#4 19:56  29-11-2016castingbyme    
Wow!
#5 21:34  29-11-2016дядяКоля    
Про сестрицу Аленушку и ее братца Иванушку в гостях у Бабы-Яги. +

#6 17:19  17-12-2016Лев Рыжков    
Очень пиздатый отрывок. Молодец, Ромка.
#7 17:28  17-12-2016Разбрасыватель камней ®    
Охуенчик!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:18  15-01-2022
: [16] [Палата №6]
Когда бежал я врассыпную,
Быстрей педального коня,
Бежали волки одесную
Неукротимого меня.

Свирепо клацая зубами,
Обое будучи втроём,
Они бежали бы за вами,
Будь вы на месте на моём.

Но так, как вас не захотело
Бежать в кромешный этот час,
То это грёбаное дело
Пришлось расхлёбывать за вас....
16:06  05-01-2022
: [12] [Палата №6]
Журавли улетели. Песда.
Осень плюнула в нас листопадом.
Я пытался весь день разгадать,
Хули мне, ебанутому, надо

А не надо мне, блять, нихуя
Потому, что есть всё у больного
Впрочем, я может вовсе не я,
А сосед из семнадцатой, Вова

Он убил свою мать утюгом,
И за это на долгие годы
Для гражданских прослыл дураком,
Заключенным на лоне природы

Здесь в старинном больничном саду,
Среди яблонь раскидистых веток,
Он мечтает понюхать пизду
Опоённых весной ...
11:21  28-12-2021
: [8] [Палата №6]
Оно находит, словно дрянь,
Подхваченное, как зараза.
Оно рождается не сразу,
Оно готовится, как дань

Орде людской от сердца к сердцу,
От воспалённого ума.
Твой разум - каземат, тюрьма,
В которой мука - насидеться.

Ты узник....
08:47  23-12-2021
: [4] [Палата №6]
Сегодня ночью сломался
Мой рифмовальный станок.
Всегда писал, как по маслу,
С чётным количеством строк.

Я понял тоску, что грызла,
Душу давила свинцом.
Ребёнка неясный призрак
С мёртвым незрячим лицом.

И, обуреваем печалью,
ДО крови пах свой чесал....
Когда мы доживём до счастья
И у нас будет много денег,
Мы продадим все океанские яхты
И весь парк самолётов,
Мы будем ездить на ослике
В небесный сад,
Собирать там плоды и ягоды;
И не забудем удобрять малину перегноем
Из куриного помета....