Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Ядовитое семя пою

Ядовитое семя пою

Автор: Нови
   [ принято к публикации 18:29  04-10-2009 | Бывалый | Просмотров: 499]
- Потому что ослабших духом, Анечка, отправляют в Санаториум.
- А что там – в Санаториуме?
- Ну что? Как обычно – свежий воздух, здоровая пища, бои без правил.

В нашем городе все жители занимаются укладкой асфальта. Мужчины, женщины и те дети, которым минуло четырнадцать лет, облачаются в оранжевые жилеты и целыми днями кладут асфальт. По ночам правительственные агенты взрывают свежеположенное покрытие, чтобы горожанам было чем заняться новым утром. Укладывать асфальт – это хорошо.

Беспокойная Анна скоро-скоро попадет в Санаториум. Всякий беспокойный рано или поздно признается блаженным и оказывается в этом обнесенным высоким забором в венцах колючей проволоки старинном здании. Источник беспокойства неизвестен Анне. Она полагает, что тоска проникла в ее тело вместе с первым мужским семенем. Мужское семя ядовито для многих женщин. В то время как большинство из них, впитав плодородной почвой своих маток живительную влагу мужского сиропа, рожают на следующий год молодые дубки, березки, клены и кусты сирени, - из сухого влагалища Анны растут одни слабые бледно-зеленые росточки полыни. Она вырывала их своими нежными руками, вытягивала неожиданно крепкие корни из нутра, из самой глубины естества своего. Внутренности Анны сокращались болезненными спазмами, когда длинные корни прокладывали кровавые бороздки в ее теле. Чахлые растения с окровавленными корнями Анна хоронила ночами в обломках взорванного агентами асфальта.

«Может быть, все началось с мужика с незапоминающимся лицом?» - спрашивает себя Анна. Ведь мужчин может быть много, а мужик с незапоминающимся лицом, мужик в темной, пропахшей сыростью подворотне всегда один.

У каждой маленькой девочки есть такой мужик. Он говорит: «Поди сюда. Смотри, что я тебе покажу». Он говорит: «Свербит у тебя?». Он кричит с другого конца кирпичной старой арки, что на полпути к дому: «Хочется? Знаю, что хочется». И смеется. Хохочет. И бежит маленькая девочка, бежит прочь, сама еще не зная от чего. Бежит, ощущая только страх – страх безотчетный, но реальный, как сколотый оранжевый кирпич в арочной кладке, где на стыках поросшая мхом цементная прослойка. И, как прорастает мох сквозь цемент, так растет между оранжевых кирпичей страха глубокое понимание. Понимание того, что бежит маленькая девочка сейчас – мчится, не разбирая дороги от чего-то, за чем, может статься, будет гнаться всю жизнь и никогда, возможно, не настигнет.

Видимо, что-то сдвинулось в юной Анечке, пока бежала та темными подворотнями, и оттого не рожает ее тело стройные молодые деревца, чтобы обсаживать аккуратные асфальтовые дорожки ровными рядами.

«Ядовитое семя пою», - шепчет Анна. Кладет голову токсичного мужчины на свое острое плечо, обвивает руками его тело. Купается Анна в блаженстве, что дарит сердце – сердце, бьющееся от чего-то в единственно правильном ритме. И это вовсе не толчки внутри Анны, не сцепления, не вздохи, не сведенные в сладкой судороге члены, не пот, не слезы, не слюна, не соки тела, а то, что будет потом. Тишина и усталость. Пустота в беспокойной голове – чудесное ничто. Ничто.

От токсичного мужчины Анна стала рожать чертополох. Побеги чертополоха, усеянные острыми колючками и неожиданно красивыми фиолетовыми цветами, выходили из кровоточащего влагалища. Росли, пробираясь вдоль исполосованных бедер, причиняли нестерпимую боль.

Анна не помнит, как попала в Санаториум. Должно быть, агенты застали ее, когда та в одних изорванных чулках пробиралась к взъерошенным асфальтодробильными машинами аллеям. Босая ступала по теплым еще после жаркого дня уродливым обломкам, а в руках ее были красивые фиолетовые цветы чертополоха.

За высоким забором в венцах колючей проволоки пребывают на излечении блаженные женщины. За высоким забором пред старинным белым домом разбит прекрасный сад. В центре сада большая, засеянная аккуратно постриженной травкой лужайка. В центре лужайки канатами очерчен четырехугольный ринг. В очерченном пространстве трава не растет – там утрамбованная сотнями босых ног черная земля. После дождя пространство ринга превращается в лужу жирной густой грязи. Над рингом натянут большой плакат, на плакате выведено аккуратными большими буквами:

«ЭТО ЗАКОНЧИТСЯ КРОВЬЮ»

«Моей», - думает Анна.

«Прежде всего – защищай лицо, чтобы никто не смог понять, о чем ты думаешь», - слышится ей чей-то голос. Обнаженная Анна перебирает ногами, чуть подпрыгивая в слегка подсохшей грязи ринга. Образуя две глубокие вертикальные морщины на переносице, нахмуренны в напряжении тонкие брови, а в глазах отчаяние и готовность. Руки сведены в кулаки у лица. «Не плачь, не стони, защищай живот, чтоб никто не смог в тебя проникнуть. Бей! Грызи!» Напротив Анны один из дюжих санитаров, он ухмыляется, и во рту его не хватает левого резца. Это обнадеживает Анну. «Не показывай ему свои раны, бей, рычи, кусай! Равновесие! Это всего лишь бокс, Анна! Прежде всего, защищай лицо».

И сокрушительный удар в мягкий живот Анны. Кажется, огромная ручища санитара вырвала кусок плоти, важную часть женского организма. Кажется, боль живет не только в животе, но и в самом зажатом кулаке санитара. Боль живет и пульсирует в теле, вне тела, сверху, снизу, в кронах деревьев, в грозовых облаках. Анна складывается пополам, она падает на колени, и на голову ее, голову, едва защищенную слабыми руками, сыпятся удары. Сокрушительные удары, от которых все плывет в глазах Анны, плывет в розовом кисельном тумане – и прекрасный сад, и старинное белое здание, и множество бледных сосредоточенных лиц вокруг ринга.

«Это всего лишь бокс! Бей, борись, рычи, кусай, рви плоть! Плоть!», - слышится Анне. Она медленно встает с колен. Мир постепенно перестает вращаться и сводится к одной точке – к холодному, насмешливому лицу огромного санитара, к его голубым прозрачным глазам в обрамлении белесых ресниц. С криком, подобным рыку зверя, прыжком, подобным полету птицы, обнаженное, испещренное ссадинами и синяками, расчерченное грязью тело Анны, повисает на бычьей шее санитара. Она не видит ничего более, только голубые льдистые глаза. «Используй свои преимущества!» - произносит голос. И тогда острые длинные ногти Анны погружаются глубоко в глазницы великана. Она ощущает упругие виноградины глаз под своими пальцами, чувствует, как пальцы минуют скользкие шарики и погружаются в мокрое и горячее.

И кто-то тянет окровавленную руку Анны вверх, к набухшему грозой небу, и кто-то громко аплодирует ей. Блаженная Анна победила, но победа не приносит ей радости, одну лишь усталость. Однако теперь она признается выздоравливающей и, возможно, скоро-скоро покинет Санаториум. Но не ранее, чем поймет, что укладывать асфальт – это хорошо.


Теги:





1


Комментарии

#0 23:58  04-10-2009ГССРИМ (кремирован)    
Вылезай, жидовочка, - хочу с тобой твоё произведение обсудить.
#1 00:54  05-10-2009Дэвид[Духовный]    
Че то не особо как то.Однако понравилась идея про асфальт.
#2 06:37  05-10-2009Арлекин    
Думаешь, тебе покажется мальчик?

Какой ещё мальчик? О чём ты?

Мальчик-асфальт. Самое молодое языческое божество. Ты про него никогда не слышал?

Что за чушь.

Не чушь. Не суди, чего не знаешь. Это маленький божок. Дух асфальта. Весь асфальт мира – воплощение его. Он может оказаться в любой точке мира. Ты знал, что весь асфальт на свете соединён? Не бывает такого островка заасфальтированного пространства, который бы не соединялся со всем остальным асфальтом мира. Существует цельная асфальтовая сеть, опутывающая планету.

А что, между материками тоже какое-то асфальтовое сообщение есть? Или на островах, весь этот асфальт – он тоже как-то связан с сетью?

Я сказала, что мальчик-асфальт самый молодой, но я же не имела в

виду, что он младенец, балда. Когда ещё существовала единая суша. Мальчик-асфальт родился на Гондване. А потом уже, когда этот остров разломился на материки, во всех кусочках асфальта остался жить его дух. Одна и та же дезоксирибонуклеиновая кислота живёт в каждой частичке организма. Даже при клеточном распаде, ДНК остаётся во всём. Понимаешь? Мальчик-асфальт живёт во всём асфальте мира независимо от того, асфальт под твоими ногами или там, за океаном. Достаточно того, что он был целостным изначально.

#3 07:39  05-10-2009Антон Лавреньтев    
Культ мальчика-асфальта... Положительно. Пора бросать преклонение перед святым чайником и переходить к новому божеству...
#4 11:02  05-10-2009elkart    
асфальтОвый рок, дядинька Динамик! (с)

чертополох засушу меж страниц черновых.

С рубрикой, принцесса!

#5 12:57  05-10-2009тихийфон    
при прочтении подумал, что (теоретически)симбиоз двух авторов Арлекина и Нови мог бы дать нечто совершенно безумное, в смысле совершенное и безумное... еще подумал, что ребенок этих двух авторов (у них ведь может быть ребенок) мог бы... а потом и Арлекиновский камент увидел... Санаториум будет всегда.

Понравилось, кароче.

#6 13:17  05-10-2009Нови    
Элькарт, моя любимая рубрика, тем более от отца-основателя. Мне здесь уютней всего.

Арлекин, да тут целый текст можно написать о мировом асфальте, расточителен ты, Стасик.

Тихийфон, рассмешил. Спасибо.

#7 13:19  05-10-2009Нови    
Рамон Иванович, сука ты утомительная, если хочешь взять у меня интервью так и скажи.

А вообще, мне это твое хождение за мной неприятно, ладно в откровениях, но не под жемчужинами же сердца моего. Границы ты переходишь, заигрался. Скотина.

#8 13:20  05-10-2009тихийфон    
Нови, я был серьезен как никогда. ггг
#9 13:23  05-10-2009Нови    
Этот текст тоже посвящается прекрасным женщинам Литпрома. И самой прекрасной из всех - царице нашей Нефертити.
#10 13:25  05-10-2009тихийфон    
а второго от Меркадера... гыгы...

Ведмед бы денек дал... а ты п хуяк и двух революционеров-рафинированных шизофреников выпестовала... А они п строй смени к чертям и над Россией снова бы взвился красный стяг, тока вместо серма и мотлота желтое колесико с книшкой и слоган (Литпром короли!)... Вот потеха бы была...

#11 13:34  05-10-2009Нови    
Тихийфон, не увлекайтесь.
#12 13:40  05-10-2009тихийфон    
Ах, простите... Не со зла ведь...

Чего не скажешь в шутейном разговоре (с).

#13 13:50  05-10-2009ГССРИМ (кремирован)    
Вот стоит эта женщина, на лице которой отражается божественная красота, внушающая священный восторг. Сколько тысячелетий ее народ должен был ни с кем не смешиваться, чтобы сохранить эти изумительные библейские черты. С тем же гладким платком на голове, с теми же глубокими глазами и скорбной складкой около губ рисуют матерь Иисуса Христа. Той же самой безукоризненной чистой прелестью сияли и мрачная Юдифь, и кроткая Руфь, и нежная Лия, и прекрасная Рахиль, и Агарь, и Сарра. Глядя на нее, веришь, чувствуешь и точно видишь, как этот народ идет в своей умопомрачительной генеалогии к Моисею, подымается к Аврааму и выше, еще выше -- прямо до великого, грозного, мстительного библейского бога!
#14 13:51  05-10-2009ГССРИМ (кремирован)    
Ой, блять, редоки сотрите это нахуй.

Христом богом прошу ...

#15 13:53  05-10-2009ГССРИМ (кремирован)    
Короче, давай так.

Я у тебя интервью возьму, а ты у меня отсосёшь.

Согласна?

#16 14:07  05-10-2009Нови    
Да все сотрите, что после текста. Стыдон (с)

Еще и Тетя какая-та.

#17 14:17  05-10-2009ГССРИМ (кремирован)    
Это KK, детка(с)

Ладно не злись. Пиши сюда всё что думаешь

elephant666@mail.ru

но только честно ...

#18 14:21  05-10-2009Нови    
Это не КК. Это скучно и глупо после стольких лет.
#19 14:25  05-10-2009ГССРИМ (кремирован)    
любви и феерического секса
#20 15:00  05-10-2009ГССРИМ (кремирован)    
teta тебе б на градусник.

там хан, он таких любит.

#21 15:04  05-10-2009сосущая голова    
градусник нечитабелен и неуютен.я не люблю дискомфорт.
#22 22:13  05-10-2009Чугункин    
бросил посеридине.

просто мне сон нынче приснился.. будто-бы я занозу в ладонь загнал..

больно!

сижу и выдавливаю...

а оттуда, дерево растет!

и так быстро. аж тяжело стало..

и корнями путает и давит.

.

патом дочитаю.

#23 22:16  05-10-2009Чугункин    
teta, я б те коленом пад зат ёбнул..

да баюсь за твой пазваночьник. рассыпеца веть.

#24 23:00  05-10-2009Глокая Куздра    
Чото понравилось сильно.
#25 23:04  05-10-2009херр Римас    
да ,действително недурно нахуярела.
#26 00:51  06-10-2009Joy Molino    
как все меняется. вспомнила сейчас "Южную границу" Нови. то был невероятно красивый текст.


http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=22543

#27 04:13  06-10-2009Лев Рыжков    
Хорошо. "Мексиканца" Джека Лондона напомнило.
#28 14:04  06-10-2009Чугункин    
отлично.
#29 01:18  07-10-2009prefizid    
С прилагательными перебор.Забор - высокий, проволока - калючая,здание - старинное и это все в одном флаконе, как шампунь и кондиционер и еще какая-то хуйня.
#30 15:46  07-10-2009Шева    
Очень сильно. Про асфальт - отлично.
#31 00:06  20-07-2011Ромка Кактус    
неплохо, особенно про правительственных агентов
#32 00:45  20-07-2011Яблочный Спас    
Это очень хороший текст, да

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....