Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Капли материнского тепла

Капли материнского тепла

Автор: Франки унд Кин
   [ принято к публикации 15:05  06-02-2011 | Pusha | Просмотров: 407]
С грустью глядя на керамический овал, прикрученный к железному надгробию, я оживляю чёрно-белое изображение бабушки в своём воображении, заставляя её отложить в сторону вязание, улыбнуться плохими зубами, усадить меня к себе на колени и, окутав уютной старческой вонью, баловать рафинадом из картонной коробки или рассказывать неизвестную доселе сказку, подыгрывая истории пухлыми круглыми пальцами с коротко остриженными тёмными ногтями. Я в очередной раз стою здесь, выпав из временного потока, отвлекшись от всего на свете, и с нежностью вспоминаю эту добрую усталую женщину.

– Ну вот мы с тобой, бабуля, и повидались. Теперь через месяцок зайду, как экзамены сдам, ладно? Хризантем принесу, жёлтых, как ты любишь. Не скучай тут сильно, хорошо? Мы о тебе помним, и мама тоже помнит, честное слово. Просто она занята всё время, ей некогда пока...

Порыв холодного ветра подхватывает последние слова и с силой швыряет их о просевшее в землю надгробие. Откуда-то принесённый ветром, перелетает через ограду и падает мне под ноги маленький бумажный цветочек, похожий на заблудившуюся трупную муху. Ладонью прикрыв лицо от пыли и бросив последний взгляд на аккуратно прибранную могилку, я разворачиваюсь и выхожу на узкую, заросшую сочной травой дорожку между участками.

Глухой скрип гигантских корявых деревьев напоминает стоны. Странно, здесь даже берёзы – плакучие. Протяжно воющие струны высоковольтной линии нарезают ломтями небесную серость. Толстый, тяжёлый слой мокрой ваты. Рыхлая чёрная земля. Бессловесный молитвенный шёпот кладбищенских колосков. Весь здешний растительный мир когда-то проклёвывался на свет прямо из густого желе мёртвой плодородной плоти самых первых захороненных тут покойников. Из-за террикона на посёлок грозно наползают тёмные лохматые тучи, которые скоро утопят его в лужах.

Здесь всегда царит зловещее предчувствие чего-то неотвратимо фатального и беспросветного. Это ощущение живёт в местном воздухе и закрадывается внутрь через ноздри и рот, проникает в глаза и уши, и делает всё вокруг потусторонним. В тихие и безлюдные дни здесь можно всласть насладиться одиночеством и подумать, бродя среди могил. Под ногами шуршит осень, взгляд без интереса скользит по выцветшим портретам покойников. В этой части кладбища давно уже никого не закапывали, и привычная могильная растительность превратилась в сумрачный одичавший лесопарк, принадлежащий сотням блеклых физиономий.

Впереди, у самого края тропки, лежит красная женская туфелька, прикрытая густой травной. Чуть поодаль, в ветках кустарника запутался фиолетовый шарфик, расшитый восточным бисером. Находки пропитаны печалью, и держа их в руках, я чувствую, как увлажняются мои глаза. Метров через десять я натыкаюсь на торчащие из листвы голые женские ноги. Труп обнажённой девушки небрежно присыпан растительным мусором, сквозь соломинки и хворост бледно просвечивает красивое, утончённое лицо, из-под увядшей розы кокетливо выглядывает сосок с налипшими песчинками. Охваченный волнением и страхом, я обхожу тело и наклоняюсь к её прекрасному и спокойному лицу. Она здесь недавно, даже мусор ещё не слежался. Никакого запаха, только ощутимая тишина, исходящая от тела, выдаёт его безжизненность. Кажется, будто девушка спит, укрывшись покрывалом из листьев, и даже неестественная синюшность её кожи могла бы сойти за загробный румянец.

Осторожно, стараясь не касаться её холодного тела, я медленно очищаю девушку от веток и листьев. У неё великолепное тело. Я поглаживаю её всё ещё упругий живот, провожу рукой по маленькой неподвижной груди, по тонкой шее с десятью овальными синяками, по бледному аккуратному подбородку, по ссадине на скуле, по сухим каштановым волосам. На её бёдрах застыла чья-то сперма, посеревшая от налипшей пыли, маленькие серые комочки засохли в коротких лобковых волосах. Несчастная девочка. Бедняжка. Кто-то силой взял твоё тело и отнял жизнь, но не смог уничтожить твою красоту. Я очарован тобой, незнакомка, у меня перехватило дыхание, дрожат пальцы, которыми я неуверенно приподнимаю твоё веко. Твои пустые, остекленевшие глаза прекрасны, я, обомлев, всматриваюсь в эту бездну, где глубоко внутри мерцает какое-то подобие жизни. Мы могли бы быть вместе. Если бы ты была жива.

Нужно сбегать домой и принести плед, чтобы завернуть её. Обязательно нужно забрать её отсюда. Я, как сумасшедший, бегу между могил к воротам. Плевать, что кто-нибудь может меня заметить и сделать разные выводы. Я просто перепуганный впечатлительный парень с разыгравшейся фантазией. Мне что-то привиделось в сплетении костлявых ветвей и шёпоте ветра. Сейчас меня волнует только одно: как можно скорее вернуться за ней.

Я врываюсь в дом, первым делом забегаю на кухню, сую голову в раковину и жадно глотаю холодную, острую, как бритва, воду, бьющую из крана под максимальным напором. Только потом я замечаю маму.

– Ты чего такой взъерошенный? Откуда?
– Я у бабушки был.
– Ну и как у нее там?
– Без изменений. Мам, у меня нет времени.
– Всё в порядке?

Я срываю со своей постели покрывало, как попало комкаю его, чтобы можно было унести подмышкой.

– Да, мам, всё классно. Я влюбился.
– А-а, пикник, да?
– Точно.
– Смотрите, не замёрзните! – кричит она мне вслед.

Обратный путь кажется даже короче – у меня ещё и дыхание не сбилось, а я уже на территории кладбища. Я продвигаюсь всё глубже, перейдя с бега на шаг, чтобы не пропустить тот поворот. Я добираюсь до бабушкиной могилы, и от неё пытаюсь восстановить прежний маршрут. Спустя десять минут безрезультатных поисков мне приходится пожалеть о том, что спрятал туфельку и шарф – без этих ярких ориентиров я, со своими сомнительными способностями к навигации, могу блуждать среди всех этих мертвецов до самого утра. А ведь солнце уже садится, и скоро я вообще ничего не смогу разглядеть – ни моей спящей возлюбленной, ни стаи упырей, которые повылезают из своих затхлых могил. К горлу подкатывает неприятная горечь: что, если я её не найду? Стоп. Не паниковать. Надо спокойно вспомнить, как я шёл. Не так уж и сильно я петлял – точно было не больше трёх поворотов.

Ползучие тени бугрятся на земле и деревьях, извиваются в траве. Это они издают все эти щелчки и похрустывания то здесь, то там, сбивая меня с пути. Тени становятся всё гуще и темнее, и медленно затягивают собой все поверхности. Здесь всё постепенно искажается, и ориентироваться гораздо сложнее. Каждая дорожка кажется нехоженой, каждый надгробный памятник – незнакомым.

Наверное, я брожу здесь уже больше часа. Луна такая яркая, а я и не заметил, как почернело вокруг неё небо. Вот оно, кажется, это здесь. Да, точно, я помню этот куст, а вот и та куча мусора. Да, наконец-то, нашёл, наконец-то я нашёл тебя!

Девушки нет. Рядом с тем местом, где она лежала, по-прежнему валяются шарф и туфелька, на земле в освещённых луной углублениях всё ещё угадываются очертания её тела, но сама девушка исчезла. Неужели кто-то меня заметил и нашёл её? Как же так? Или убийца вернулся, чтобы спрятать труп? Чёрт! Чёрт, что же теперь делать? Я сажусь на землю и, растерянно уставившись в землю, пытаюсь собрать воедино мысли, разлетевшиеся в голове, как после взрыва. На мою влажную от пота шею ложится холодная, нежная ладонь.

– Меня ищешь?

В животе бурлит удивительная смесь ужаса и эйфории.

Она, моя мёртвая бледная девочка стоит передо мной во всей красе. Загробная панночка, оттраханная до смерти. Кладбищенский призрак.

Моё сердце ухает куда-то вниз.

– Чего молчишь, язык проглотил? – спрашивает, усмехаясь, незнакомка.

Её арктический, ледяной голос нарушает тишину погоста. А я и правда не могу произнести ни слова. Только протягиваю руку и касаюсь кожи на её шее, под которой не бьется пульс.

– Ты такая холодная, – наконец обретаю я дар речи, – воздух не такой холодный, как ты.
– Твоего тепла нам хватит на двоих, – отвечает девушка.

Я чувствую себя Каем, в глаз которому попала льдинка. Какая-то сила вселяет в меня понимание того, что я уже не смогу жить без своей ледяной королевы. Сегодняшний день будет поворотным в моей жизни.

Я встаю в полный рост, так что наши с ней губы оказываются на одном уровне, и тихонько шепчу:

– Кто ты? Как ты оказалась тут?
– Меня зовут Варя. Меня привез сюда большой человек по имени Имран. Он подобрал меня на дороге, привез сюда и задушил. Больше я ничего не помню, – отвечает она.

Изо рта Вари не идет пар.

– Тебе не нужно больше тут оставаться, – говорю я, – пойдем со мной. Я больше никому не позволю тебя обидеть.

Я веду мою суженную домой, восхищаясь её неприметностью – редкие встречные односельчане не обращают на нас внимания. Это внушает уверенность в нашем совместном будущем. А вдруг она продолжит разлагаться? Несмотря на то, что не в полном смысле слова мертва? Ну и что. Разве все мы не разлагаемся?

Мама не выказывает никакого удивления. Бросает на нас отстраненный взгляд и продолжает гладить. Мы запираемся в моей комнате.

– Твоя мама наверно будет против, – говорит Варя – не всем нравится, когда домой приводят мертвеца.
– Ерунда. Ты ей понравишься. Вам просто нужно немного пообщаться.
– Я постараюсь.

Я посылаю ей поощряющий взгляд, полный обожания. Варя прижимается ко мне, и я целую ее в лед.

- Мне сейчас так холодно – говорит она – когда же ты будешь меня греть?
- Мы выпьем чаю – говорю я – а потом я вдохну в тебя жизнь.
- А я в тебя смерть…

Она выходит из комнаты, и через пять минут из кухни раздаются истошные мамины вопли. Я врываюсь туда как раз вовремя, чтобы заметить, как возлюбленная разматывает шесть метров кишечника у мамы из живота.

– Что ты делаешь? Какого хуя? Что ты делаешь? Что делаешь? Что делаешь, а? А?! А?!!! ААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!

Моя мама, моя бедненькая старенькая мамочка блюет кровью на дешевом линолеуме.

– Она назвала меня гнилью. Она сказала, что не позволит нам быть вместе. Она сказала, что я не пара тебе.

Моя бедненькая сморщенная мамочка сучит ножками и хлюпает горлом.

– Что ты наделала? Что натворила! Что? Что? Что?!!!!

Моя бедненькая седенькая мамочка нутряно ревет и ссытся под себя.

– Я нашла тепло — говорит Варя – я нашла для нас много тепла.

Она трогает мое лицо окровавленными, липкими руками, и я чувствую жар внутренностей своей мамочки у нее на кончиках пальцев. И вижу знакомую с детства добрую слизь, в которой я когда-то плескался. И слизываю с ладошки искристые капельки родного утробного тепла.




Я сижу в следственном изоляторе. Рядом на полу сопит наркоман на отходняках. Он царапает окровавленными пальцами пол. Он оглушительно скрипит зубами. Ещё пятеро прямо возле меня. Разные. Странные. Жестокие. Что я здесь делаю? Почему меня посадили сюда? Они говорят, я зарезал и выпотрошил родную мать. Потом подцепил какую-то тварь, отвёл её на кладбище, оттрахал, задушил и снова оттрахал. Они говорят, я ебал её труп, когда меня обнаружили.

Но это неправда. Было совсем не так.




Теги:





1


Комментарии

#0 16:10  06-02-2011Арлекин    
хехе
#1 16:19  06-02-2011Нови    
Что-то вы, мальчики, родили велосипед.
#2 16:20  06-02-2011Арлекин    
наверно потому было так мучительно
#3 16:35  06-02-2011Франки унд Кин    
Мы родили, оттрахали и задушили велосипед
#4 16:39  06-02-2011Bалерий Kapлицкий    
да блять
#5 17:07  06-02-2011nosorog    
странное состояние шока… и противно, и красиво.
#6 17:11  06-02-2011дважды Гумберт    
седни праздник просто, не побоюсь этого слова, ли-те-ра-ту-ры. ебать колотить. забавно, прочитал три креоса, и в каждом есть замедление времени. вплоть, до остановки.
#7 17:31  06-02-2011Яблочный Спас    
охохо — заебца.
#8 18:11  06-02-2011Саша Штирлиц    
Кукрыниксы сосут
#9 18:14  06-02-2011Волчья ягода    
ах ты жеж боже ты мой
#10 18:37  06-02-2011дервиш махмуд    
это вот эрос и танатос в неравной так сказать борьбе сошлись.или наоборот соединились они.
#11 19:10  06-02-2011iklmn    

Бедный ты Франки унд, тебе надо лечиться. Если не поздно…
#12 19:13  06-02-2011Франки унд Кин    
шол бы ты нахуй, квинтограмматон злоебучий
#13 19:25  06-02-2011iklmn    

Удивительная смесь ужаса и эйфории, которая бурлит у тебя в животе, приносит поразительные результаты.
#14 19:30  06-02-2011Франки унд Кин    
просто ты, анацефал, не знаешь, что такое боль. твой спинной мозг никогда не видел света
#15 19:35  06-02-2011iklmn    

Ну, извини. Вот я и говорю,- надо лечиться.
#16 19:43  06-02-2011Главный гавнюк    
От такого дуэта ожидал нечто подобного
#17 20:30  06-02-2011белорусский жидофашист    
О! добро, радость, детский смех!
#18 20:32  06-02-2011Шизоff    
именно эта сладкая парочка подожгла Грибоедов
#19 20:36  06-02-2011Ромка Кактус    
задышале своей смертью пол-инторнета
креотив так себе
#20 20:37  06-02-2011белорусский жидофашист    
креатиф больше кина чем франки, разве нет?
#21 20:38  06-02-2011Ромка Кактус    
Цапли пандосвинского бобра
#22 21:27  06-02-2011Демиан    
вышак, ребята, просто вышак. кишочки в конце, правда, не мое, но есть и такой жанр. вообще же очень порадовал юмор — юмор реально волшебный
#23 22:08  06-02-2011шмель    
оченъ слабо… довлеющая хуета!
#24 22:10  06-02-2011castingbyme*    
совершенно замечательно написано.
Суженая с одним н.
Девка гадкая, грубиянка и маму убила. Нельзя подбирать суженых на всяких заросших кладбищах. А лиргерой такой чувствительный мальчик. Слава богу, что хоть у бабушки всё в порядке, хе-хе
Лично мне больше всего дороги каменты типа 19:10
#26 23:50  06-02-2011Арлекин    
жена прочитала. говорит, надо было чтоб как минимум она вселилась в тело его матери и он выебал её в кишки.
#27 23:51  06-02-2011шмель    
жене твоей карбида в пасть а не читать всякай блудняк
#28 23:52  06-02-2011шмель    
ваще меня покоробило что изо рта Вари не ишел пар… как так? так ведъ в кено не бывает даже
#29 23:54  06-02-2011Арлекин    
прикинь, маратоша, когда нет дыхания, нет и пара
#30 23:56  06-02-2011шмель    
кароче это рейдеру нужно в школу… тут уелъс и всйо такое бальтасариво
#31 23:57  06-02-2011шмель    
если нет пара то и вари нахуй нету…
#32 00:00  07-02-2011Волчья ягода    
да тут даже если в кишки ебать, трешака не будет никакого… все писано и переписано по темам зомбаков, ебли трупов и умерщвления родственников… если б Ма написала такой рассказ, было б неожиданно
#33 00:00  07-02-2011шмель    
«Я врываюсь в дом, первым делом забегаю на кухню, сую голову в раковину „-далее мямли и несоглосованай воприимчивости контекст...
итак сука… совать голову в раковину? это тебе наверное раковина труба дескать? чепушило ты сук аогрибосенное блять...
первым делом врываясъ ипатаж неуместен блять...

и так тому подобное йобана… подобие жизни сука у них мерцает… вы там уйобке совсем сука канефоле поди накирялесъ…
#34 00:04  07-02-2011Арлекин    
данутебя. можно сунуть голову в раковину, можно. а вари и нету нахуй, чо неяснова?
#35 00:13  07-02-2011Радуга    
что, вари неееету???
#36 00:14  07-02-2011шмель    
неясно качество материала!
#37 00:15  07-02-2011шмель    
варя есть -проста автор(ы)завуалировали онуйу в пар…
#38 00:16  07-02-2011Арлекин    
да вы оказывается тугие как курья жопка
#39 00:18  07-02-2011шмель    
франке вон там абзацаме ваще очиЩает от листъев девушкУ?? в джунглях видемо всйо так сказать происходет… въетнам йобанай врот…
#40 00:21  07-02-2011шмель    
«Я веду мою суженную домой, восхищаясь её неприметностью-»-это канешна катализатор прихода… иду значит а сам на самом деле ловлйу приход и кумекайу-бля… а есть ли ваще что то вокруг меня… хорошо хоть менжуха доМой… тут канешна дом обрисовать была бы пастраль заебатая…
#41 00:21  07-02-2011Арлекин    
вот чо ты придираешься. осень. до серьёзного косяка доебись лучше, чем вот такой хуйнёй маятся
#42 00:21  07-02-2011Радуга    
о, вы очень разносторонне развиты, Арлекин и демонстрируете недюжинные познания в разных сферах (я по поводу каммента 00:16).

а на самом деле, мне рассказ очень понравился, исполнение особенно.
#43 00:23  07-02-2011Радуга    
усомнившись в наличии вари в этом бренном мире, пыталась пошутить. но мои шутки понимаю только я
#44 00:25  07-02-2011шмель    
аааааааааааа


празнек жизне...

«На мою влажную от пота шею ложится холодная, нежная ладонь.

– Меня ищешь?»-

нет блять… себя ищу… тебя сука неприметнуйу-когда ж ты йобана появишься? тут и кенты пиваса уже прикупили-плюхе намастырели а ты всой сцука там во влажности… австралапитеком ладоне мне ложишь чота там толи гауно то ле срачъ холодецкай… во пятибальная гипербала то… сукаааа
#45 00:26  07-02-2011простой    
похожо на комикс, красочно сочно и так же вопиюще безмозгло по сути.
можно даже в спиженное, том перри это уже не только спел но и показал в клипе, с бабой из 9,5 недель, забыл как зовут. как то так.
#46 00:29  07-02-2011шмель    
бля… там есчо и имран какойта есть… походу это танатас 74-биталек твой выход йобана…
#47 00:30  07-02-2011Арлекин    
ыыыы, простой в точку определение дал.
всё, оставляю шмеля пить сангрию и дуть гаш тута, потом приду проверю, поржу
#48 07:49  07-02-2011Агата Кристи    
На самом деле креатив тут в каменте 00:16. Все что выше было неосознанно нарисовано авторами дабы породить сей чудный перл. Преамбула так сказать. Принято на вооружение.
#49 13:41  07-02-2011Чёрный Куб.    
паржал с камментаф
#50 16:51  07-02-2011Шева    
Позитив. Ггы. По каментам вспомнилось — /право имею!/(с)
#51 10:37  08-02-2011Красная_Литера_А    
очень понравилось кортинко кладбищяю мое собственное такое же.то рисовал тому риспектос однозначно
#52 18:23  08-02-2011Дура    
готична
не, ну красивое,
чёрное ЧЮ

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....