Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Одевайтесь, Кудинов! (2)

Одевайтесь, Кудинов! (2)

Автор: дервиш махмуд
   [ принято к публикации 19:44  31-05-2011 | я бля | Просмотров: 554]
Спросишь меня, почему же я не ушёл от неё? Друг, я неоднократно пытался сделать это. Я вырывался из-под надзора и убегал, заметая следы. Жил на съёмных квартирах или у друзей. Она всякий раз довольно быстро находила меня – каким-то звериным чутьём. Она приходила ко мне на работу и ждала меня там. Время от времени я, хошь-не хошь, а должен был в редакции появляться. И она дожидалась: выскакивала передо мной из-за углов, как разъярённый тасманийский дьявол. Грозя устроить скандал, она вынуждала меня уйти с ней – поговорить, как она обещала, просто поговорить. А потом угрожала, требовала, просила, визжала. Однажды мы шли вот так по мосту над широкой бездонной рекой Обь. Я решил с самого начала быть твёрд, и на её уговоры вернуться не поддавался. Полина перемахнула через ограждение, встала на узкий парапет и уже подогнула ноги для прыжка в зловеще тёмную весеннюю воду. Я схватил её за руку, поклялся, что вернусь, что больше никогда не покину её. Частенько она вынимала из сумки отвратительный столовый нож и грозила перерезать себе или мне горло. Или проделывала такой фокус – доставала из кармана бутылочку, совала мне в нос, кричала «нюхай, здесь бензин!», выливала жидкость себе на голову и угрожала самосожжением. С психикой, подвергшейся алкогольной коррозии, я был не в силах справиться с ней и постоянно капитулировал.

Я совершал попытки к бегству почти ежедневно. Она играла со мной, как кошка с мышью. Каждый вечер мы ругались или даже дрались: Полина не умела жить в тихих паузах, гений разрушения внутри неё испытывал беспокойство и искал исхода. Она с проклятьями выпроваживала меня прочь, мы расставались навсегда, и я выскальзывал в желанную свободу. Чаще всего она догоняла меня, выждав лишь несколько минут, устраивала сцены на лестнице или на улице. Высовывались любопытные соседи. Я снова возвращался, я очень боялся публичных скандалов – пункт, который она быстро отследила. Однажды – дело было опять зимой в сорокаградусный мороз – я ушёл в лёгкой курточке и добрался до транспортной остановки. Ликование было недолгим – очень скоро я осознал, что совершил ошибку: не учёл, что было около пяти часов утра, и автобусы принципиально не ходили. Я понял, что замерзаю, буквально прямо с конца (в спешке забыл надеть исподнее) и кое-как добрался на плохо гнущихся ногах до круглосуточного магазина в «нашем» дворе. Долго отогревался, прохаживаясь вдоль витрины, потом стал выгребать из кармана всю мелочь, чтобы заплатить за пачку сигарет, но тут ворвалась она. Она набросилась на меня, дала пощёчину. Деревянный от холода, я упал на стекло прилавка, зацепил рукой стоящий рядом стеллаж, случилось обрушение. Досталось от Полины и продавщице, которая попыталась меня спасти. Лицо бедной девушки исцарапали когти зверя, по белому полу магазинчика потекла кровь…

В другой вечер, когда мы, уже поиграв в ночные догонялки, возвращались домой, она стала пинать своими сапожками автомобили во дворе, заставляя срабатывать сигнализации – так, заради удовольствия. Разнообразный вой заполнил пространство. Одно из корыт на колёсах – по виду очень дорогостоящее – она истязала особенно долго. Хозяин, углядев безобразие из окна, выскочил из дома, это был нервный кубический гуманоид, и в руках его был ствол. Угрожая пекалем, он предложил нам убраться подобру-поздорову подальше от его собственности. Полина стала смеяться ему в рожу, а потом туда же, в красную рожу, плевать. Мужик выстрелил – почему-то в меня, а не в неё – но не попал. Мы рванули через сугробы.

Прогулки с нею по улице превращались в движущийся праздник наоборот. Помимо меня, попадало всем встречным и поперечным – и женщинам и мужчинам, и детям и старикам. Я постоянно оказывался втянутым в нехорошие конфликты – как с мирным населением, так и с властями, – мне приходилось постоянно что-то кому-то объяснять, обещать, кого-то умолять и уговаривать. Частенько она развлекалась тем, что сама сдавала меня милицейским, заявляя, будто я избил или изнасиловал её. Преподав урок, она неизменно вызволяла меня из заточения с помощью денег или – в особых случаях – звонка закулисному папе. Так я стал марионеткой в её умелых руках. Страх и малодушие постепенно поработили моё существо. Я превратился в тряпку, безвольного алкаша, жертву. Она паразитировала на моей жизни, слышишь меня, друг, сводила её к нулю.

…Так вот, я стоял у окна, курил и размышлял обо всём этом. Я почувствовал неприятный вкус во рту: сигарета истлела до самого фильтра. Я стал искать в пепельнице другой «бычок», руки тряслись в привычном треморе, вся эта дрянь с окурками перевернулось на пол. Я сполз, начал разгребать рукой, стало совсем муторно: я хотел было уже блевануть прямо на пол. Но тут я увидел под столом, в уголке, едва початую чекушку водки. Вероятно, это тот, второй «я» передавал мне привет из вчерашнего прошлого. «Вот оно, счастье. Вот она удача»- подумал я в нахлынувшем воодушевлении. Мало того, рядом с бутылочкой лежала цельная пачка курева. «Спасибо, Господи»- прошептал я. Аккуратно достал из-под стола волшебные предметы. Поставил на стол. Какое-то время до пробуждения монстра у меня ещё было. Заглянул в холодильник, извлёк оттуда открытую ополовиненную баночку шпрот. Отыскал на подоконнике рюмочку, в ней был пепел, вымыл рюмочку. И налил себе до краёв.
Замахнул, испытывая благодатный трепет. И закусил.

И повторил. И когда повторил ещё раз, посмотрел зачем-то на антресоли. А там чьи-то глаза горят – синие-синие. Пригляделся я и вижу – сидит на антресолях незнакомый старичок, ножки вниз свесил, небольшой совсем старичок-то, но и не гном, не карлик, а такой как бы пропорционально уменьшенный. Интеллигентного вида, лысый, но с аккуратной седой бородкой. В современных очках в тонкой оправе. Одет опрятно – в светло-серый, в мелкую клетку, пиджачок и чистенькие брючки. Ботиночки лаковые блестят.

-Добрый день, дедушка, — приветливо проговорил я, ничуть не смутившись.– Ты чего здесь? Выпить, небось, хошь?

-Хочу, молодой человек,- дед нетерпеливо зашевелился, приподымаясь на досках.- Ну-ка, сними-ка меня отсюда.

Подхватив деда, как ребёнка, я помог ему спуститься вниз, усадил на табуретку, отыскал рюмочку и налил.

Мы чокнулись и выпили: старик сделал это очень смачно, с подвздохом и кряканьем.

-Ты только не подумай чего,- проговорил, аккуратно закусив рыбкой, дед.- Ну там, что я тебе кажусь, снюсь, мерещусь, или что я домовой там какой-нибудь.

-Ничего такого я не думаю. Хотел только спросить — как зовут-то вас?

-Пётр Петрович Архангельский.- Отчеканил он, и многозначительно помолчал, глядя на меня как на соучастника заговора.- Твоё имя я знаю.

Тут старик достал из кармана брюк антикварного вида золотые часы на цепочке, открыл крышечку, но посмотрел почему-то не на циферблат, а опять же – на меня. Из часиков полилась пронзительная хрустальная музыка, такая вдохновенная и светло-печальная, что на глазах у меня, хмельного, но и одновременно странно трезвого, выступили слёзы.

-А ведь я вас где-то видел уже, Пётр Петрович,- прошептал я.

-Конечно, видел, Данил. Но лучше не напрягай мозг, пытаясь вспомнить, где именно. Давай лучше накатим. Ты не боись, у меня ещё водочка есть!- старик живо похлопал себя по пиджаку и звонко рассмеялся, выказывая зубы – все сплошь из белого золота.

-Это хорошо. Но знаете ли, Пётр Петрович, нам надо вести себя очень тихо. Она может проснуться.

Тут Пётр Петрович резко оборвал смех и, глядя мне прямо в зрачок, отчётливо, по складам, проговорил:
-Не проснётся. — В словах его была такая уверенность, что я ему безоговорочно поверил. И ещё понял, что старичок этот не простой гость, каких в этой квартире бывало множество, а особенный.

-Ну тогда давай закурим, Пётр Петрович.

-Давай. Я трубочку, если не возражаешь. Я, знаешь ли, трубочник.- Это слово он произнёс с ласковой, на что-то потустороннее намекающей интонацией, хитро прищуривая глаза.

Старик достал из кармана пиджака красивый футляр, раскрыл его, почему-то приблизив почти к самому лицу моему. В футляре лежала изящно изогнутая замечательная курительная трубка и расшитый золотой нитью кисет. Пётр Петрович неторопливо, со сноровкой набил чашечку трубки ароматным табаком, специальной топталкой утрамбовал, достал (из-за уха, как показалось мне, наблюдающему за действиями старика с очень близкого расстояния) спичечный коробок и, зажегши спичку с зелёной головкой, поднёс огонёк к жерлу. Раскурил.

Закурил и я, чувствующий себя со своей сигаретой плебеем.

Дым от трубки Петра Петровича имел очень приятный запах и складывался в воздухе в замысловатые иероглифы, которые не торопились рассеиваться, как бы давая время на прочтение послания. Я насчитал пять разнообразных, совершенно чётких символа, вышедших изо рта старичка.

Понимая, что права разводить турусы на колёсах у меня нет, я начал с главного:
-Пётр Петрович, вот вы вот человек знания. (Старик с достоинством кивнул седовласой головой). Вы, наверное, не в курсе ли вы моей жизненной ситуации, поэтому…

-Отчего же не в курсе? Как раз в курсе. И каков же твой вопрос, юноша?

-Он прост: что мне делать?

Старичок откинулся на спинку стула, вынул трубку изо рта, отставил в сторонку в вытянутой руке, вздохнул расслабленно и проговорил:
- Молодой человек, сначала нам с вами надо уяснить некоторые законы, согласно которым функционирует эта реальность.

-Так,- согласно кивнул я. — Какие именно законы?

Пётр Петрович глянул на читок, увидел, что там всё закончилось, достал из внутреннего кармана ещё один – точно такой же, с рисунком зелёной звезды на этикетке, знаком предложил мне разлить. Я исполнил. Опрокинули.

-Дело в том, Данил, что реальность является пластилиновой,- произнёс господин Архангельский, -это основа основ. Мы вправе и в силах менять реальность по нашему усмотрению. Лепить из неё всё что угодно. Люди действительно имеют право выбора, но это не такой выбор, когда нам приходиться выбирать между двух куч говна, а подлинный! Другой разговор, что почти никто пользуется этой захватывающей, сногсшибательной возможностью. А счастье, оно же есть истина, всегда, всегда рядом! На расстоянии протянутой руки. – Старичок для наглядности вытянул руку и как бы ощупал невидимое, очень приятное упругое вымя. Я даже чудесным образом увидел на секунду в воздухе кухни эту тугую роскошную сиську истины.- Надо только схватить!

-Но каким образом?

— В этом и состоит суть человеческой жизни. Схватить с одной стороны неимоверно трудно, почти невозможно, но с другой стороны – весьма легко. Видишь ли, брат Кудинов, очень немногочисленная, но прогрессивная часть человечества выработала для этого специальные методы. О них сложно говорить словами, но я попытаюсь: чтобы управлять реальностью надо…-он встал, стукнул рюмкой по столу, и, устремив прозрачный взор куда-то в бесконечность, заворковал вдруг на совершенно птичьем наречии.

Я же, как только старичок начал говорить на зазеркальном языке, почувствовал накатывающий удар под дых, всё вокруг меня заискрилось, и я погрузился в подобие гипнотического транса. Так что почти все слова волшебника я понял. Точнее, это были даже не слова, а как бы полностью законченные синтагмы, прелестные, как произведения высокого искусства, с совершенно определённым, однозначным содержанием.

Петр Петрович закончил, сел на стул и снова задымил трубкой. Очнувшись с рюмкой в руке, я стеклянно смотрел на него, желая что-то сказать, но забыл, как пользоваться речью. Способность заниматься своим привычным бла-бла-бла вернулась ко мне лишь после того, как я выпил.

-Неужели всё так…так просто?– спросил я шёпотом.

-Даже ещё проще.

-А если у меня не получится?

-Получится. У меня же получилось. Главное – отбросить страх и сомнения,- с твёрдой убеждённостью ответил старик.

Я верил каждому слову этого удивительного человека.

Прозрачная эйфория разлилась по пространству комнаты.

Эх, как же хорошо нам было сидеть на этой залитой солнцем кухоньке! В открытую форточку влетал ветерок с ароматом цветущих растений. Синее небо в окне искрилось прожилками. Полина и все связанные с ней проблемы словно переместились в измерение игрек. Остался лишь прекрасный день и кристально чистое, как первая любовь, – давно я такого не испытывал– опьянение…

Разговор приобрёл более раскованный и, так сказать, домашний, приватный характер.

-А вы стихи любите?- спрашивал я.
-Не только люблю, но и пишу.
-И я пишу, Пётр Петрович.
-Это хорошо. Поэзия, если, конечно, она подлинная, дисциплинирует сознание.
-А скажите, к какой школе медитаций вы, Пётр Петрович, принадлежите – буддийской или, может, даосской?
-Русской, молодой человек!- и он поправил невидимое пенсне.
-Вот это здорово! Знаете, как у Ошо сказано…
-Да ну их в жопу, Данилка, этих басурман,- перебил меня Пётр Петрович.
-И то верно!
-Давай-ка друг дружке стихи лучше почитаем!
-Вот это мысль, Пётр Петрович!
И начали мы стихи читать. Да так складно у нас получалось, так проникновенно.

Долго сидели так, задушевно беседуя – как бы внутри остановившейся, застывшей, как капля янтаря, секунде. Но пришла пора расставаться.

-Ну и на посошок, касаемо как раз русской медитации,- сказал Пётр Петрович, приподнял рюмочку, посмотрел на водку, будто пытался тоже загипнотизировать её, как давеча меня самого, и вылил себе в рот верным жестом. И действительно, нечто медитативное и чудесное присутствовало в движениях посланца.

Тут за окном внезапно потемнело. Только что был солнечный день, а тут откуда ни возьмись налетели тучи, сгустился в небе непроглядный мрак.

-Ну вот, я тебе всё рассказал. А теперь пойду, — произнёс торжественно Пётр Петрович.

Я кивнул понимающе. Проводил старика до двери, там мы замешкались, и я хотел было спросить о чём-то ещё, но Пётр Петрович предостерегающе поднял в воздух маленький пальчик. Долгое время мы смотрели друг на друга не мигая. Потом обнялись сердешно. Пётр Петрович вышел вон, будто его и не было.

И тогда медленно, будто стараясь не расплескать что-то внутри себя, я пошёл в комнату. Подкрался к спящей Полине и стал будить её. Выныривать из омута она не хотела, пару раз больно врезала мне кулаком по лицу, но я был настойчив. Пробудившись, она тут же принялась грязно оскорблять меня, сверкая глазами. На секунду я было утонул в её серых калейдоскопах, но вовремя воспарил.

-Полиночка!- воскликнул я.- Погоди! Ты выйди на балкон, посмотри, что там внизу творится! Всё стало пластилиновым!

- Ты что, сволочь, несёшь? И для этого ты меня разбудил? – заорала она, угрожающе поднимаясь с лежанки. – Да у тебя белка, партнёр!- последняя реплика была произнесена в излюбленном ею в уничижающе издевательском тоне, который был мне теперь уже не оскорбителен, как раньше, но смешон, просто смешон.

- Нет, ты выйди на балкон и посмотри! Выйди и посмотри! Поверь мне, то, что ты увидишь, ты уже никогда не забудешь!

-Вот долбоёб!- сказала Полина, но всё же, заинтригованная, пошла к балкону на длинных красивых ногах.

Я поспешил за ней. Она отбросила штору, открыла дверь, вышла голой на балкон. Опёрлась руками о перила и выглянула вниз. Её волосы развевались на ветру, как золотое знамя.

-Ну и что, ну и где? Что ты там увидело, уёбище?- завизжала Полина.

Я был тут как тут. Крепко за щиколотки подхватил подругу смерти и одним рывком через перила-то перекинул. И больше не видел её никогда.

Я успел ещё выкурить пару сигарет и допить оставшуюся водку, прежде чем в квартиру вошли те, кого я уже тоже совсем не боялся. Я теперь ничего не боялся в этом ясном-ясном мире, ибо знал, кто я такой есть сам. Один из прибывших с некоторым даже удивлённым уважением посмотрел на моё сияющее лицо и, вздохнув, проговорил тоном, не терпящим возражений:
-Одевайтесь, Кудинов!




Теги:





1


Комментарии

#0 00:36  01-06-2011Яблочный Спас    
Ахуительно
#1 05:53  01-06-2011Петя Шнякин     
Эх, если бы в жизни всё было так просто..
Очень понравилось.
#2 09:21  01-06-2011Шизоff    
Замечательно.
Тугая сиська истины.
#3 10:34  01-06-2011Ящер Арафат    
Да, охуительно
#4 10:51  01-06-2011Малино    
про насилие в семье и бытовуху. я думала про любовь.
#5 10:52  01-06-2011Шева    
Ахуеннейшая вещь.
#6 11:14  01-06-2011Нови    
Нет-нет, это совсем не то. А так славно начинал.
Я даже расстроилась.
И неаккуратностей много: "… решил быть тверд", «дрянь с окурками перевернулось», «Вы, наверное, не в курсе ли вы моей жизненной ситуации», но это, конечно, мелочи.
Но, понимаешь, начиналось все с такого прекрасного разрушительного безумия, а закончилось какой-то былиной, при чем прямо таки по классическим канонам сказания о герое: герой должен победить чудовище, герой встречает мифическое существо, которое ему в этом деле помогает, объясняя, что «нет ложки» и тому подобное, герой убивает чудовище (дракона).
Очень жаль.
#7 11:16  01-06-2011Нови    
Малино со своей приземленной интерпретацией в общем-то права.
#8 11:24  01-06-2011Нови    
Если говорить о наваждении, которое некоторые путают с любовью, то был такой автор Джой Дивижен, и в вот этом его тексте все четко:
litprom.ru/thread8251.html
 
#9 11:27  01-06-2011joy_division    
не пизди
#10 11:28  01-06-2011Шизоff    
где тут нахуй нашли бытовуху и любовь? ояебу
#11 11:33  01-06-2011Нови    
Я не сказала любовь, а наваждение. И отдельно заметила, что его путают с любовью, как Малино, например.
Джой Дивижен, иди на хуй.
Простите.
#12 11:34  01-06-2011Нови    
А так, конечно, текст о пьянстве: «рюмочка, бутылочка» — вот где нежность и любовь.
#13 11:51  01-06-2011Шева    
Умилило: /жой Дивижен, иди на хуй.
Простите./ Нови — угу.
#14 17:53  01-06-2011дервиш махмуд    
Нови, тут чистая психосоматика. текст как метод.
благодарю за внимание всех людей.
#15 17:58  01-06-2011Нови    
А что у тебя болит психосоматическими болями?
#16 17:58  01-06-2011Нови    
Может, некорректный вопрос, но ты меня этим текстом заинтересовал, а потом обломал. Нехорошо.
#17 17:59  01-06-2011Нови    
Изгоняют и изгоняют дьяволов через литературу…
#18 18:00  01-06-2011Нови    
Впрочем, сама такая. Простите все люди.
#19 18:00  01-06-2011Григорий Перельман    
ебацца хочешь, так и скажи(с)
доебалась до святого…
#20 18:02  01-06-2011Нови    
Да, я возбуждена нынче двумя персонажами: Дервишем, вот, и Гумбертами.
#21 18:04  01-06-2011дервиш махмуд    
теперь уже ничего не болит.
вылечился до следующего раза.
#22 18:14  01-06-2011дважды Гумберт    
по концовке понял, про что текст. правильно, что (с)бросил. не стоит оно того. но Полина всетаки хороша получилась. как живая
#23 18:21  01-06-2011дервиш махмуд    
Нови, ну будешь в кругосветном путешествии, заезжай к нам в Новосибирск, мы с Гумбертом рядом живём. буквально через речку.
#24 18:27  01-06-2011Иван Гилие    
прочитал обе части — впечатляет… но первая часть была круче, много круче… потом какая то невнятиццо с дедужкой…
#25 18:51  01-06-2011Красная_Литера_А    
а я так через две речки.
#26 19:18  01-06-2011Григорий Перельман    
речники хуевы
#27 19:41  01-06-2011Марычев    
складно
#28 22:39  01-06-2011Лев Рыжков    
Зачин прекрасен. Но дедок Архангельский — ну, совершенно не убедил. Фигня, а не образ. Хотя своим присутствием облегчил текст.
#29 23:31  01-06-2011Ванчестер    
Присутствие старика не несет никакой смысловой нагрузки, да и белая горячка протекает, думаю, несколько по-другому. К тому же длинноногая, золотоволосая женщина не станет жить с допившимся до галлюцинаций человеком. В общем, не очень.
#30 00:21  02-06-2011castingbyme*    
прочитала. если на первую часть было затрачено десять дней, то на вторую — полтора-два часа. Причём до появления дедка было замечательно, появилась даже стремительность описания. Дедок, конечно, поднасрал. Но — фиг с ним, не в нём дело. Зачем герой убил девушку? Дедок ему посоветовал? Силы воли не хватило самому сбежать почётно? Только слабаки убивают, да ещё так из-за спины. Герой не понравился. Сопливый неудачник.
#31 00:26  02-06-2011Шизоff    
Махмуд, вот везёт тебе на ебанутых старушек аххаааа
#32 00:31  02-06-2011castingbyme*    
Антон, а в чём проявляется ебанутость моего личного восприятия рассказа?
#33 00:32  02-06-2011castingbyme*    
Пластилиновый мир — карт-бланш на убийство?
#34 00:34  02-06-2011Шизоff    
это похоже на клип с блондинкой, пришедшей в библиотеку за гамбургером.
ты не виновата, но странным образом типажи на разных сайтах совпадают.
естественно я полон сочуствия к автору, который тушил мясо, а набившиеся за стол вегетарианцы наперебой сетуют, что оно не соевое.
#35 00:37  02-06-2011Малино    
я не блондннка и не вегетарианка
#36 00:38  02-06-2011castingbyme*    
клип не смотрела, поэтому аасоциаций никаких. К сожалению, я не могу писать простынями. А коротко — дед начал что-то объяснять, это знание осталось покрыто мраком, вывод — дед настрополил на убийство. Это самый простой и непочётный выход для такого рафинированного интеллигента, каким долже представляться герой.
#37 00:41  02-06-2011castingbyme*    
чтоб до этого додуматься, достаточно быть тупым алкашом, и мудрый дед для этого не нужен. Вот.
#38 00:41  02-06-2011Малино    
не блондИнка. сори. тут темно потому что
#39 00:42  02-06-2011castingbyme*    
Малинка, ты чо суёшьсо в чужие разборки?
#40 00:44  02-06-2011Шизоff    
лично у меня нет никаких разборок ни с кем.
я просто частенько бывал в шкуре автора и глаза мои наполнились слезами
#41 00:44  02-06-2011Малино    
мне показалось, что Шизов обобщает про вегетарианцев.
#42 00:46  02-06-2011Малино    
а так-то да. автор не обязан оправдывать ожидания читателя. тут не поспоришь
#43 09:22  02-06-2011дервиш махмуд    
Малино, вы правы — не обязан.
Кастинг, да, убийство было необходимо. это тип того, как Атос убил миледи Винтер, так и здесь не было другого выбора.
#44 21:58  03-06-2011goos    
очень! бытовуха — это наша жизнь. поэтому, про жизнь.
язык хорош, да

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....