Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Это Спарта!

Это Спарта!

Автор: Knopka
   [ принято к публикации 07:36  01-07-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 745]
Стариков обычно не любят. Есть что-то противное в морщинах, синюшности, искривленных болезнью фигурах и вечной трясучке. Но от стариков никуда не деться, если, конечно, не предпринимать крайних мер. Поэтому свои ли, чужие — старики живут рядом с нами.

На втором этаже в моем подъезде живет Безымянная Бабка. Уже лет 15 я не видела никого входящим в дверь ее квартиры. Дверь эта старая, двустворчатая, деревянная-резная, обрисованная меловыми крестиками. А за дверью — четырехкомнатная сталинка. Странно, что никто из заботливых родственников до сих пор не определил Безымянную Бабку в ближайший пансионат для зажившихся на этом свете. Я и голоса ее ни разу не слышала, и видела всего-то раз десять. Может, я встречала ее на улице, но не узнавала. Эта бабка — никакая. Не ведьма дворовая, не фурия подъездная, не сверхбдительная соседка — нет. Ее не слышно, редко видно, даже облезлые окна ее квартиры какие-то пустые. Умрет — соседи только через неделю учуют. Кто она, зачем, откуда, как — никто не знает, а кто знал, давно уже забыл. Безымянная бабка. Никакая.

Этажом выше жила дама совсем иного разлива. Эта добротно скроенная женщина лет шестидесяти красила и завивала волосы, пользовалась помадой и умудрялась безукоризненную вежливость сочетать с паталогической незатыкаемостью. Она любила поговорить. Мимо ее двери нельзя было пройти, не узрев ее светлокудрый лик и не услышав пару дружеских рекомендаций по поводу громкости шагов. Она не была сварлива, нет. Круг освещаемых ею тем сводился к погоде и шастающим неподалеку маньякам — она заботилась о своих соседях. В ее квартире было старомодно-уютно, всегда чисто и солнечно. Вероятно, она была шикарной женщиной, пока не овдовела, и теперь ее великолепие тихо пылилось за ненадобностью. Время от времени дочь привозила ей внука. В такие дни Когда-то-Великолепная-Женщина расцветала. Иногда она встречалась с подругами — такими же добротными шестидесятилетними дамами с прической и манерами, и они общались на темы метеорологии и криминала. Я всегда смотрела на нее с ужасом восхищения. Нас разделяла пропасть. Когда-то-Великолепная-Женщина сражала своей безупречностью.

Красота Когда-то-Великолепной-Женщины требовала регулярной заботы парикмахера и секретных процедур в ванной. А в деревне неподалеку жила баба Люба, и когда я впервые увидела ее, я поняла, как должна выглядеть Василиса Прекрасная. Все в ее облике — пышная седая коса, высокие скулы, нос, овал лица — все было красиво. Ее большущие синие глаза сияли радостью и теплом. Жила она одна в старом трухлявом домишке. У Василисы были больные ноги, и она почти не ходила. Всякий наш приезд она усаживала нас пить чай из липких чашек и рассказывала о былом, о молодости своей, о детях. Речь ее была мягкая и плавная, и я, не улавливая смысла, утопала в музыке ее голоса. Она была волшебна. Я смотрела на нее и видела только синие глаза-свечи, не замечая, что сижу на продавленном диване, а рядом прополз таракан.

Как-то раз мы приехали к ней копать картошку — помочь решили, юные тимуровцы. Выкопать успели только пол поля, договорились приехать через неделю. Приехали, а Василиса смеется, блестя глазами:

- Соседи сына моего застыдили, что, мол, твоей матери чужие люди картошку копают, пьянь ты подзаборная!

Я смотрела в эти лучистые глаза и думала: то ли дура она, то ли привыкла к жизни такой скотской? Мой юношеский максимализм требовал выйти на баррикады, менять устои села и быта, устраивать всюду сады и библиотеки… А Василиса только смеется и блестит глазами, рассказывая про пьяницу-сына, да колени больные потирает. Терпеливая русская женщина.

Был еще у меня знакомый дед — куцый пух над ушами, гладкий наболдашник лысины и беззубая вечно шамкающая челюсть. Вострый характер деда со всеменем сгладился. С посторонними он предпочитал помалкивать, видимо, крепко и не раз получал за свой колючий язык. А вот со своей бабкой по-прежнему был этаким бойцовым петухом, хоть и разговаривал с ней редко, чаще досадливо отмахивался и шамкал что-то в сторону. Когда-то он любил ее, глаз отвести не мог, детей вот вместе растили — шестерых, все образованные, стариков своих уважают, часто наведываются. Правда, внуки к деду идут неохотно, боятся, наверное. И дети все к матери жмутся, мол, надо что, мам, давай я порежу-поглажу-доварю, садись ты, отдохни. А дед этот всегда как-то один. Одинокий такой старикашка, сам себя на отшиб выставивший.

А недавно в кафе я увидела пожилую пару. Седая кучерявая бабуля сильно за семьдесят ставила на стол свою чашку, а ее не менее семидесятилетний супруг отодвигал для нее стул. Пожилой ромео страдал остеопорозом и отдышкой, его пергаментная с синими прожилками рука на плече седой джульетты заметно дрожала. В его глазах были сосредоточенность, усталость и забота. А его морщинистая нимфа смотрела на него с гордостью и уверенностью любимой женщины. Все время, что они сидели в кафе, одна старческая рука держала другую. Синегубые рты вели неслышную мне беседу и иногда улыбались, седые трясущиеся головы склонялись друг ко другу.

А потом они ушли. Пожилой кавалер снова отодвигал стул и жестом собственника накидывал плащ на плечи своей дамы. Я еще следила за ними из окна кафе. Он обнимал ее за плечи и примерял свой широкий шаг к ее мелким шажочкам, наклонялся к ней. Наверное, они все еще разговаривали. Им ведь так мало осталось. Успеть бы.


Теги:





-1


Комментарии

#0 10:34  01-07-2012    
Ну, ничо так размышления.Неплохим языком. Только аморфно как-то. Хочется спросить «и что?».
Да, и при чем тут Спарта?
#1 12:25  01-07-2012Ирма    
Наблюдательная Knopka, но прав Rabinovich в чем-то: ленивое исполнение что ли.
#2 13:44  01-07-2012Лев Рыжков    
Я одобряю, если что. Наблюдательность афтырьша оттачивает. Это важно. А что бесформенно, так эскиз, хуле там.
Вон, Леонардо Да Винчи тоже на клочках бумаги гнусных старикашек рисовал в удовольствие. Прости, афтырьша, что сравниваю))
#3 13:51  01-07-2012СИБ    
 ага
#4 13:58  01-07-2012Шизоff    
музыкальные откровения выше философских(с)
remember! 
#5 15:30  01-07-2012castingbyme*    
про последнюю парочку очень понравилось.
У меня такие знакомые есть. Ему — восемьдесят с лишним, под девяносто. Но — подаёт пальто, берёт у тебя тяжёлую сумку, отодвигает стул, открывает дверь. А сам чуть не на ладан дышит.
МОлодец, кнопка.
#6 18:51  01-07-2012Knopka    
благодарю.
по поводу формы — проясните, в чем лень и аморфность, будьте добры.
#7 20:36  01-07-2012Швейк ™    
Пытливо. Но форма, конечно же, оставляет желать
#8 20:42  01-07-2012дервиш махмуд    
прочол. ничего плохого не скажу.
#9 20:46  01-07-2012Намбер    
Кнопка молодец. Про последних двух стариков меня проняло. Позавидовал.
#10 20:49  01-07-2012Намбер    
Меня скорее ждет превратиться в этого дедка, с пухом над ушами. А хотелось бы в ромео. Но психофизика не та, да и не дотяну я до синих прожилок.
#11 21:16  01-07-2012Заядлый котовод    
трогательное произведение. понравилось, задумался. оно вроде и неплохо, но все же почему-то хочется не дожить
#12 21:29  01-07-2012oldboy_ilya    
Здесь я пожалуй присоединюсь к Рабиновичу. Единственно, «размышлений» то я тут и не вижу. Есть несколько вполне законченных наблюдений, что само по себе неплохо, но это ещё не создаёт художественного произведения. Спарта? Идея автора понятна, но дело в том, что в Спарте, как раз, стариков ПО ЗАКОНУ уважали. Это новорожденных там сбрасывали со скалы при наличии отклонений от совершенства. Вот в Японии стариков убивали. Это да. См. «Легенда о Нараяме».

Но это всё детали. Главное — что у автора открыты глаза. Остальное приложится.
#13 21:55  01-07-2012Евгений Морызев    
неофитки затачиваются
#14 22:00  01-07-2012Knopka    
oldboy_ilya, спасибо. признаю ошибку с названием. жаль, поменять нельзя.

дервиш махмуд, Заядлый котовод, Евгений Морызев, благодарю.

Намбер, мерси. если бы не ваши высказывания в откровениях, была бы окончательно польщена.
#15 03:43  02-07-2012Bemus    
ПРичём тут Спарта? Сентиментальная зарисовка такая. Изложение хорошее. Меня вот это торкнуло:«Я смотрела на неё с ужасом восхищения». Сильная фраза.
Хотелось бы правда, чтобы висящее на стене ружьё всё же в конце выстрелило.
А так — к чему, зачем… Показать, что перо в руке держать умеешь? Мыслю точишь? Верю.
Так шо — стреляй там давай. А то правда, скучновато…
#16 16:48  02-07-2012Поэт Пупкин    
милый набросок. Психологические этюды про старость.
#17 18:20  09-07-2012Бабанин    
Сцена в кафе — зачОт! Отдельный креос!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  01-12-2016
: [16] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [51] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....
18:08  24-11-2016
: [17] [За жизнь]
Ночь улыбается мне полумесяцем,
Чавкают боты по снежному месиву,
На фонаре от безделья повесился
Свет.

Кот захрапел, обожравшись минтаинкой,
Снится ему персиянка с завалинки,
И улыбается добрый и старенький
Дед.

Чайник на печке парит и волнуется....
07:48  22-11-2016
: [13] [За жизнь]
Чувств преданных, жмуры и палачи.
Мы с ними обращались так халатно.
Мобилы с номерами и ключи
Утеряны навек и безвозвратно.

Нас разстолбили линии границ
На два противолагерные фронта.
И ржанье непокрытых кобылиц
Гремит по закоулкам горизонтов....