Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Восход

Восход

Автор: Яблочный Спас
   [ принято к публикации 03:26  25-12-2011 | Лидия Раевская | Просмотров: 719]
У Кутеповой Таньки котенок жил – махонький совсем, с язычком розовым.
Из блюдца лакал, да ссал по углам, паскудник.
Бабка ворчала: «На что писюкастого такого взяла? Хошь, утоплю?», — и громко смеялась, пуская из стальнозубого рта беломорные кольца.

Кутепова жалась в кухонный угол, запихивая ссунка глубже под кофточку, и шипела в ответ:
- Убью сука старая, тронь только. Видит бог – насажу на вилы, тварь.

Бабка закутываясь в дым становилась большой, как водонапорная башня.
Гремела ухватом, и грозно рыкала.
Да так, что дрожала в буфете посуда, да ложечки дребезжать начинали жалобно.

Котейка от страха мочил Таньке платье, и та не знала что делать — может и впрямь права бабка: удавить гаденыша, и ссорам конец. Но потом снова розовый язычок лизал шею, беспомощно торкались острые коготки по детской, в мурашках, коже, и жалость накрывала щитом. Нежная, но непробиваемая.
- Солнышко мое, махонькое. Солнышко…
И от бабки, и от папашиного сапога, в ночи летящего, как ангел Зол всех.
Ото всех прятала.

Год прошел.

Кутепова выносила на крыльцо миску с вареной рыбой и долго смотрела как жрет бывший котенок, а нынче молодой, черный с рыжей полосой вдоль спины, кот.
А бабка ползла вдоль амбарной стены, опираясь на суковатую палку, и стонала, что ноги не ходят и пора бы уже на покой.
Покой был в полутора километрах от дома, к реке ближе. Там вся родня их лежала, которую Боженька прибрать соизволил.

«Да уж пора бы. На самом деле...», — мрачнела Танька, думая о матрасе, который каждый день сушить, о горшках с жидким говном, и папашиной водке.
На завтрак, нужно ему.
Видите ли.

«Вот бы оборотиться в хозяйку стаи, — думала она, сжимая в руке амулет в виде двух змеиных голов, украденный у бабки из-под кровати, — Такой, чтобы страх на весь район. Чтобы у шлюх поджилки. Чтобы папаша, как котька ссался в углу, когда я выла б».

***

К марту у Таньки размякло меж стройных бедер. Уныло кричала гусиная стая, забирая на север. Валька, сын доктора, вздрачивал на сеновале и часто, по вечерам, она шла, стиснув под юбкой гордость детской рукой, хотя и не надо было, наверное. Да еще как, видимо, не надо. Кот шел за ней: ныкался в свежей траве; мявкал в бузинных кустах, задевая колючки; мелькал полосатой спиной.

«Ах, профура растет. Глянь, батька-то! А?»
Бабка уже не вставала, но исправно поглядывая в окно, доносила пустому дому о похождениях внучки. Кто ж виноват, что батя не просыхал пятый месяц. А денег-то, денег-то взять неоткуда. Хоть на панель иди. Да куда там.
Кот же, на удивление, зачастил к бабке и подолгу просиживал напротив ее, лежащей, всматриваясь бездонным изумрудным оком в близкую смерть. Тихо сидел. Не дыша почти. Только усы дрожали.

***

Кутеповой стукнуло пятнадцать. Катилась к выпускному районная школа. Дырявая целочка давно изошла на тампоны, прокладки дешевые. Жизнь вырисовывалась сумбурная: в простынях мятых на пахнущих псиной квартирах; мятных конфетках поутру; литровых пивных сиськах в круглосуточном на шоссе.

Бабка тяжело отлетала – как перегруженный кукурузник. С боку на бок валяла смерть её, да стонала старуха в плюс ко всему ежечасно:
«Спаси, Господи. Помоги, триединый. Восцарствуй же, наконец, в грудях моих!»

А потом, заявился в дом котейка. Не видела его Танька, хоть и звала с мая каждое утро:
- Кис-кис-кис.
И тут вдруг пришел весь такой лоснящийся, как из гостей. Ни царапины. Шерсть – волосок к волоску. Странный. И к бабке на кровать сразу – прыг. Та вроде рукой махнула, сгоняя, но потом он и сам соскочил. А жизнь бабкину, ухватив в когти, забрал.
Та подышала еще чуток нелепо — люди не дышат так. А потом вытянулась на кровати и отдала Богу душу, став одеревенелой, как сучковатая палка.
«Вот дрянь, дрянь, дрянь…»
Бегала Танька по-над прогоном, созывая людей.
«Ну хоть кто-нибудь, кто-нибудь, придите уже!»


Люди понабежали. Не сразу, но свои, деревенские: соседи, председателева жена, медичка – вся свора в общем. И давай соборовать-хоронить.
Потом, через день, и гармошка явилась, хоть не звал никто.

Так вот Кутепова поехала на прицепе ржавеньком, где гроб возило по склизкому полу, будто капитан паровоза — верхом.

Ехала, бедрами обнимая смерть чужую, а вслед мчался полосатый мурлыка кот.
Бежал, мяукая, будто плакал.

Мы бы плакали так по врагам своим, люди? Плакали? Или просто зарыли, да и дело с концом?

***

Когда ссыпал с лопаты могильщик первую долю супеси с глиной; когда тяпнул, по кадыку расплескав, сотку, вторую по счету, водила; когда солнце зашлось фиолетом сквозь осиную молодь, и каркнул безумный ворон, что провожал каждый труп лет пяток уже как – безымянный кот прыгнул в яму, никем не замеченный.
А парни с лопатами все продолжали нашвыривать кучи земли поверх соснового гроба.
И не заботило их ничуть — есть там кроме покойницы в деревянном костюме кто, иль нет.
А никто даже и сказать ничего не успел – все заняты были.
Кто скручивал бескозырку на русской, прозрачной. Кто мрачно курил, пытаясь высчитать по знакам каббалы свой собственный Дзен, кто тихо тянул резаный шпик из мешка с дыркой, что держал Танькин папа.

«Кот там? Смотрите! Кот!» — крикнул кто-то из кучки траурных тряпок
«Кот? — отозвались те, кто с лопатами – Кот, блядь?»
«Где кот?» — взметнулись лезвия.
«Ишь…» — в три черенка, как псы кремлевские, всыпали разом последок.
«Кот… Ф-фу».

Танька с начала похорон засев с поллитрой да Виталькой под горкой, где погост был, пьяная, да слезливая, давала щупать ему там, где обычно лишь Семен, что на отсидке сейчас в Крюках чалится, щупал. И млела по полной.
Не до кота ей было, не до неба в гармошку, не до звездочки малой, что с неба скатилась на гроб с последней лопаты.

***

- Кис-кис… — звала она, отца уложив и грязные прохаря стянув с безвольного тела.
- Кис… — стрелки скатились за полночь.
Не было кисы.
- Молочка вынесу… — плакала, чувствуя первый из будущих многих локальный похмел.

А потом калиточка скрипнула:
- Тань?
- Ты, Виталик?

И понеслась, сумасшедшая.
На крови, костях, скорлупе яичной для куриц, что толкла. На сене, прожженном солнцем, но отсыревшим и гнилью пахнущим оттого.

- Я.
- Мой, — вытягиваясь струной.
- Моя, — тут никак без любви этой судорожной, вязкой, но как мед сладкой.

Если бы их слова в уши Богу.
Эх, эх, эх…

Пусть никогда не будет для них зимы.
Пусть никогда не познать им, застывшим на долю секунду в тягучем отваре забвения, горечи расставанья.
Пусть не узнают они — каково это плакать, бить кулаками в стену; детей не родившихся убивать. Каково это.
Пусть.

Господи Боже. Отче. Ежи еси… И так далее.
Вряд ли на небесах ты, но, где бы ни был – позаботься, прошу, чтобы сбылось все, как задумано. Чтобы катилось по накатанной дорожке все, и скатывалось.
А солнышко в озеро падало и вставало из речки, как ты велел.

Утолившись Танькиной влажной, кровящей щелью, слез докторов сын по лестнице с сеновала перед рассветом, и, справив нужду сквозь натруженный уд, оглянулся на озеро. Обмер, и сполз, царапая спину корявыми бревнами сеновала.

Вместо обычного солнца над озером всходил кот.
Морда его лоснилась, довольная. Будто сметаной хозяйской объелся.
Глаза – добрые, но хитрые (а какие у котов еще глаза-то бывают?) – щурились, словно удивленно, но в то же время с пониманием.
Тулово не показалось еще, но отчего-то Витальке подумалось, что вылезет он весь сейчас из-за горизонта – огромный, вальяжный котище, и заглотит всех. Как щука живца.
Тогда закричал Виталька, побежал от восхода к закату, не понимая, что вечно бег его длиться будет.
Пока Земля наша вертится.
Пока травы растут.
Пока птицы летают.
Пока люди умирают.

А Танька, проснувшись от крика ночного любимого, высунулась в сеновальное оконце, кота увидала, и тихо сказала, не удивившись ни капельки:
- Кисонька — ласонька мой… Пришел, родименький. Ну, забирай тогда – нечего делать мне здесь.

Кот выгнулся над горизонтом огромной спиной, прищурил глаз и скользнул серебристой рекой к Таньке, превратившись в дракона с короной и язычком дразнящим, как жало змеиное. То ли смерть неся, то ли свободу от.

«Пойдем», — прошипел он, и та просто шагнула, как королева из сказок, читанных еще в детстве, на его шею.
Понеслась на драконе-коте от правого берега неба к левому.
В Деву огненноликую превратилась, звездную.
Но ведь никто не заметил этого, кроме Виталика, так ведь?
А он где, бродяга?

Люди потом собирались кучками: возле колодца, остатков церквушки, старого дота, лабаза. Гуторили промежь себя, куда Танька делась и почему это папашу ее на кишках собственных повешенным нашли. Опосля, сойдясь на том, что они с Виталиком в город сбежались, притихли. Успокоились и снова принялись доживать свое тихо.

А вот зачем вместо солнца по утрам у них кот восходит – так никто вопросом и не задался. Не нужно им этого было, наверное.
Лишь бы светло было.
К чему интерес лишний, к светилу особенно? Глядишь, и вовсе угаснет тогда, рассердившись.
А тогда всем конец придет.
Не нужно такого, пусть светит.

Гори, огнь светлый, ликом непознанный.
Гори.




Теги:





-1


Комментарии

#0 05:05  25-12-2011простой    
ну и че. задумалсо.
#1 06:28  25-12-2011простой    
Каверим прозу.

Лето приключилось мудреное, ненашенское такое лето. Трава передумала вылезать, землёю полонённая. Толи не проснулась совсем, а может и не велел кто.
Деревья скрюченными дрынами стыдливо так, по бапски, охали вослед залетному ветру. Да а и ему все одно, где сквозить. Непутевый.
Говорили в деревне про магнит подземный, что, мол, не магнитит теперича вовсе и от этого такие напасти. Да кто сейчас разберет. Не до этого. Выживать надобно. Вот где, правда.

Сашок один в семье рукастый случился. Бабка не ходячая давно, сколько он и сам не вспомнит. Лежит кулем на панцирной сетке, глаза в потолок. Сашок сам так придумал. Позже конечно, когда умаялся гавно да санье с матраца соскребать. А так вона как хитро:
тазик под кровать аккурат под бабкин прелый зад пущай дрыщет и жидким и твердым. Все в этот таз через сетку стекает.
Мать то вовсе без рук. В прямом понимании. Почему, Сашок уж не упомнит, ага.
Как то говорила, мол, красива шибко была в молодости. Мужики на части рвали. Не поделили видать. Вот за руки то и повыдергивали по самые плечи. Все хозяйство на Сашке. В пятнадцать то годков.

А земля и не родила нечего. Говорю же непутевое лето. Всех кошек и собак давно сьели.
Да и крыс, конечно же. Вона покойничков через день сжигают на старом хуторе. А как не сжигать. Зачем людей в грех вводить. Раньше то по положенному хоронили, в землицу, будь она неладна. Да толку то, до первой ночи. Потом вся деревня на раскопках, как на поминках. По косточке. По косточке.

Сашок своих кормил корой варенной, да древесиной вымоченной. Привыкли. Гулять не ходил. По девкам не бегал. А зачем оно. Как приспичило с прошлого месяца, само собой все и повернулося. Мать то подмывал после постыдного, пальцы сами в прореху нырнули.
Теплая упругая пульсирует. А мать то даром что безрукая, змейкой вьется постанывает.
Посмотрел ей в глаза Сашок, толкнул легонько пальцами в лоб, та и опрокинулась на кровать. Раскинула ноги, скулит. Сашка долго уговаривать не надо нырнул своим в прореху, да наспускал, сколько смог, и туда и на волосья вокруг.
А бабка только глаза пучила да мычала. Пожалел ее Сашок да в беззубый рот отоварил повторно. Чай не чужая. Так и жили потом по-семейному.

Ничего, ничего. Все образумляется и такая нужда сойдет в пустое. Продержимся.
Скоро бабка преставится, на куски ее и в погреб. Глядишь перезимуем. А там и маманя разродится к весне. Вона, какая вся круглая да довольная. На двоих ребеночка хватит до лета. А там глядишь, природа сжалится да пустит соки, заплодородит.

И кот сбежит с неба, по своим кошачьим делам.
И солнце вернется.
И заживем.
Как раньше.

#2 09:13  25-12-2011дважды Гумберт    
ковёр пиздатый
#3 12:33  25-12-2011Григорий Перельман    
задохнулся в рыданиях
#4 13:24  25-12-2011Григорий Перельман    
Лидия стала редаком? Прздрвля
#5 14:08  25-12-2011проша    
только увидев имя Спаса в скк возликовал, и не ошибся! насчёт всяких мелочей не мне судить, тут профи и так в избытке, а в целом- традиционно охуительно. Мощно, рельефно, осязаемо, как кора старого дуба у нас во дворе.
Пока читал, всплыли в памяти две вещи: «Сны» Кондратьева и «Явление тайны» клайва Баркера, чем-то навеяло..
#6 14:21  25-12-2011Мама Стифлера    
Мне очень понравилось. Я два раза даже перечитала
#7 15:00  25-12-2011евгений борзенков    
текст интересный, захватываает, много находок. но кавер просто ахуенный!
#8 15:19  25-12-2011Сталевар    
охуенно…
#9 15:25  25-12-2011херр Римас    
один из самых стабилных по качиству чтива афтор.Панравелось канешно.
#10 15:34  25-12-2011Марычев    
котейки песдаты
#11 15:57  25-12-2011Sgt.Pecker    
Замечательно написано но больше прихуел с принимающего редактора.
Вот это здорово, поздравляю Лида хотя я вообщем-то и не сомевался что рано или поздно кнопко у тибя будет.Надо выпить!
#12 15:58  25-12-2011Sgt.Pecker    
Значит тенденция смены ников на реальные времена теперь.
Наверное пора съёбывать
#13 15:59  25-12-2011Sgt.Pecker    
тьфу блять на реальные имена всмысле гг
#14 16:01  25-12-2011простой    
Каверить Спаса одно удовольствие, есть у него в последних креосах что то бажовское. Я голос рассказчика покойного актера Леонова представлял и срал по полной, вспомнил что каверю скомкал в удобоворимое. Спас молочага. очень вырос.
#15 16:27  25-12-2011Гельмут    
не мог понять после прочтения: или чего-то слишком много, или чего-то не хватает.
простой как Савицкий, што дорисовал мишек на шишкинском Утро в сосновом лесу.
вот в комплекте с кавером — это именно вкайф гыы
#16 16:28  25-12-2011Шизоff    
согласен
он последнее время и ведёт себя соответственно
приедет, встанет посреди комнаты этаким Бажовым, и матерится не просто так, а с характерной чолдонской ленцой, порою в ярость впадая
йобнул тут было дело в стену соседскую, и глаголет затихшему чурбанью: хуй вам, мракобесы, а не каменный цветок!
поутих, пива выпил, бажовскую лысину погладил и мирно уже, в полголоса добавляет: а хозяйку сей медной горы всё ж изъебу, изъебу…
#17 17:11  25-12-2011Яблочный Спас    
оппс...
Лидия — спасибо за оценку
рад, что картинка понравилась

Простой — за кавер поклон. Отлично сделано. Действительно вместе будто качели получились.

Всем спасибо большое.
С Наступающим штоле, ну
#18 17:32  25-12-2011Sgt.Pecker    
Ну и в историю войдёт как первый ей принятый крео, вроде так
#19 18:10  25-12-2011Нови    
С тех пор как автор с головой ушел в этот почвенный блаженно-придурковатый стиль, я потеряла к нему всякий интерес.
А публика стала, что те каторжники, которым лишь бы пожалостней, послезливей, к любимой грязной кухоньке с тараканами поближе.
Гадко.
очень интересный стиль повествования, Владимир. К нему привыкнуть, видимо, надо, а чтобы привыкнуть, правильно, пару раз перечитать потребно.
Нови, протрёшь глаза — и всё равно гадко будет. Деревня в России — проклятое место, о ней писать приходится слезливо. Иначе — ложь выйдет.
#22 21:05  25-12-2011Лев Рыжков    
Деревенская готика, чотам. Я одобряю.
Когда над деревней взошел кот — чота ржал, хотя и неправильно это.
#23 21:08  25-12-2011Марычев    
всьо просто — это строго определённый котъ
#24 21:09  25-12-2011Марычев    
вернее -коты.
сорри, Спасъ -хочу ссыль тут на кортинку запостить.
обозначь согласие
#25 21:13  25-12-2011Яблочный Спас    
Марычевъ — да.
#27 21:18  25-12-2011Марычев    
про этого сразу подумал
#28 21:21  25-12-2011Яблочный Спас    
Тот из рассказика потощей был правда
но этот красивый, сцуко.

Такой взошол бы — народ объебошился сразу в ноль гыгы
#29 21:23  25-12-2011Марычев    
 пригоризонтныя линзы ,
ведь ноль тоже круглый
#30 22:00  25-12-2011Ирма    
Волшебство.
Очень понравилось.
кот — полбеды, ничё, а вот когда два солнца засияют, какому из них молиться придётся, хз.
Ваще, я бы рассказ назвал «Закат». Хз. Ибо смертью пахнет, поэтому — закат, вручную, своими руками. От безысходности.
#33 01:18  26-12-2011Яблочный Спас    
Выжить охота пока, Виктор Иванович.
Не дошел еще до дна, верно.

Думал вообще котейкой обозвать, но потом рука сама вывела.

Спасибо что читаешь.
читаю, причём с бумаги: ненавижу монитор! Другое восприятие. Более близкое к сознанию оно, осмыслить проще.
#35 03:52  26-12-2011Rust    
Читал кусками, ибо времени в эти предпраздничные дни впритык. Скажу кратко: это и есть Литература. Жизненно, живо, душевно…
#36 03:58  26-12-2011Петя Шнякин     
Завтра распечатаю на работе..
#37 07:02  26-12-2011Фтыкатель ножей    
Хорошо, душевно. Да спокойно так. Спас оч пондравилось. Молочага.
#38 09:46  26-12-2011Яблочный Спас    
Спасибо всем.
ну, хорошо тогда.
#39 14:31  26-12-2011Renat-c    
Отличный рассказ! Как было замечено выше-Спас стабильно пишет.Но настроение произведения не мое.Я наверное по пояс деревянный, но трагизм натянут, на мой взгляд. Бабка до старости дожила, своей смертью померла.Танька вроде тоже деваха нормальная, руки ноги при ней и все остальное. Да и кот вроде не позаброшенный.При всем при этом трагизм.Какого? Я не понимаю.
#40 19:17  26-12-2011Шева    
Поэзия, только в строчку. За рекоменд.
#41 19:30  26-12-2011тихийфон    
Спас выработал свой фирменный стиль- совершенную форму христианской байки-исповеди.
текст великолепный, да.
#42 19:31  26-12-2011тихийфон    
православной байки, поправлюсь…
#43 19:31  26-12-2011тихийфон    
а может и старообрядческой…
#44 19:43  26-12-2011Яблочный Спас    
Капусту жру рецептуры твоей Фон. Ахуительная вещщ, знаешь ли. Спасибо за прочтение. В январе встретимся в Мск если будешь готов.
#45 22:12  26-12-2011тихийфон    
если после 13-го, Спас, то велкам до хаты, я тебе к капусточке маслица кубанского подгоню, полторашку, с первого отжима, шоп семечкой аш ноздрю прошибало. в питере хуй найдешь такого.
#46 22:15  26-12-2011тихийфон    
если будешь готов (с)- ты, бля, с кем базаришь, бгггг
смешной ты, ей богу, братуха…
#47 22:15  26-12-2011Яблочный Спас    
Спасиьо, Фон. После двадцатого — не раньше.
#48 22:17  26-12-2011Яблочный Спас    
Я о командировках, отъездах и прочей хуйне. Ничего личного ей Богу.

Все окей
#49 22:21  26-12-2011детский писатель Шнобель    
А вот это Маладца с большой буквы «М». Талант есть, стиль, мысли… что ещё нужно сетевому писателю, чтобы создать достойный рассказ?
#50 22:30  26-12-2011тихийфон    
да какие щас коммандировки!? раньше по Руси мотало, чуть не каждый месяц. А теперь! Я уже два года сияния северного не видел, шутка ли! сижу, как крыса тыловая, в бетонной ловушке, бюджет доходов и расходов считаю, упырям всяким на радость, ебать их сука конем. одна надёжа- на Приразломную к ботанику выехать… и то через питер тока. ггг
#51 10:28  27-12-2011Фтыкатель ножей    
А меня вот знаешь ли Фон, сияние это уш порядком заебло. Хоть ведрами его торгуй. Бля солнышка бы, а? Йобанырот дайте светлого чего?! Спас ты хоть че светлого напиши…
#52 12:49  27-12-2011Рыцарь Третьего Уровня    
Спаса надо читать медленно, с расстановкой, смакуя каждое предложение. Послевкусие от его рассказов необыкновенное.
Спасибо тебе, добрый человек!
#53 13:02  02-01-2012Файк    
Пока травы растут
В полнолунной луне,
Кот бежит к небесам
На свободу, вовне.

Где земля не родит,
Там не косят траву,
Ты котом не ходи –
Не во сне, наяву.
#54 18:57  14-01-2012Гриша Рубероид    
очень.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....