Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - Подземная любовь (на конкурс)

Подземная любовь (на конкурс)

Автор:
   [ принято к публикации 19:55  29-07-2012 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 853]
Она всегда приходила на станцию Мертли-авеню в одно и тоже время. В 8:32.
Высокая смуглая девочка лет шестнадцати. Наверное, предпоследний класс. А может, выпускной. Или как у них тут в Америке…
Думаю, она была из пуэрториканок. Мексиканки, те другие. Низенькие, плосколицые и кривоногие. Моя девочка была совсем другой. Стать и порода улавливались во всем и сладостно переплетались с ее незрелой юностью и хрупкой невинностью.
Кисть, предплечье, шея с двумя пульсирующими, почти черными родинками. Впадинки над ключицами чуть глубже среднестатистических. Всего лишь чуть. Хотелось в них зарыться носом и просто дышать ими. Восковая, чуть матовая кожа маняще золотилась выгоревшими на солнце волосками.
Волосы-смоль, ровные и гладкие как на скрипичном смычке, лежали покойно чуть ниже острых лопаток, стянутые простенькой обтрепанной резинкой. Вороная челка непокорной прядью падала на глаза. А глаза… Какие у нее были глаза. Миндаль. С поволокой. И как она поправляла эту прядь… Лак на ноготочках всегда радикального цвета. Синий или зеленый. Дитя.
И эта школьная форма: черные массивные туфли с грубой подошвой на ее, еще не до конца по-женски сформировавшихся ножках, смотрелись одновременно нелепо и обворожительно. Темно-зеленые гольфы крупной вязки заканчивались чуть ниже обольстительных коленок, клетчатая юбка от этих же коленок сантиметров на пять выше. Сколько раз я облизывал взглядом эти пять волшебных сантиметров, когда она садилась напротив меня в полупустом еще, утреннем вагоне трейна. Белая блузка с традиционным чернильным пятнышком на рукаве. Черная жилетка с вышитым логотипом школы на правой груди. Нет, не на груди — на правой, вздернутой грудке. Драповое серое пальтишко с большими квадратными керамическими пуговицами, которые никогда не были застегнуты.
На пол она беспечно бросала ранец с прицепленным к нему огромным значком « I love N.Y.».
Такая она была. На фоне выщербленного кафеля и брутальных клепаных перекрытий убогой нью-йоркских подземки. Моя ежедневная отрада. Моя двадцатиминутная подземная любовь.

Она следовала свои пять остановок до Гранд-стрит и через восемнадцать минут, напоследок соблазнительно поправив в последний раз челку, выскакивала в другой, не наш с ней мир. Ее где-то там наверху ждала школа для латиноамериканских девочек.
Я упирался взглядом в заоконную темень и отсчитывал две остановки до ненавистной Лоример-стрит, где меня ждала работа в котловане за пять долларов в час.
И так уже мы ездили с ней шестой месяц.

Если я приходил на несколько минут раньше, чем 8:32, то оставался на перроне и ждал свою Лолиту. А с некоторых пор я заметил, что и она меня ждет, если я приезжал на пересадочную станцию Мертли чуть позже.
К Новому Году произошел еще один значимый скачок в наших отношениях. Встречаясь на перроне, мы едва заметным кивочком головы здоровались друг с другом. И даже улыбались уголками губ. В такие моменты я даже возбуждался. По мужски возбуждался и перетаскивал наплечную сумку с убогим ланчем в область паха.

Так не могло длиться вечно. И я стал разрабатывать варианты знакомства. Разучивал фразы на английском. Непринужденно их проговаривал вечерами перед зеркалом.
В начале февраля, я выскочил за ней на перрон и отследил путь до самой школы. В вагоне метро знакомиться было совершенно невозможно. Шумно и скоротечно.

Накануне дня святого Валентина я решился. Позвонил бригадиру, сослался на температуру, приобрел трехдолларового плюшевого мишку, который держал в беспалых лапах красное сердечко. На сердечке была соответствующая надпись о любви на испанском языке. Мне показалось это оригинальным.
Без труда добрался до школы. Вовнутрь не пустил дебёлый двухсоткилограммовый охранник, тоже из латиносов. Экземпляры, подобные мне, около этой школы появлялись нечасто и страж на меня смотрел как на гуманоида. Но не прогонял. Даже сказал время окончания занятий.
Я спрятался за массивную колонну. Стал ждать, нервно теребя в кармане плюшевого медведя. Короткий зимний нью-йоркский день заканчивал свою световую стадию, солнце ушло за однотипные кондоминимумы из кирпича цвета высохшего говна.
И вот ученицы стали выходить. Школа была сугубо девичьей. Господи, мимо меня проплывал сплошной поток лолит в зеленых гольфах и черных форменных жилетках. Но свою я не узнать не мог. Даже со спины. Вот она, поправляя неизменно ниспадающую непослушную челку, пошла в сторону станции. Я тронулся за ней.
Но что это?! Не успел я приблизиться и на двадцать шагов, как ее ранец подхватил какой-то типок в клубной куртке «New York Kniks», в приспущенных до неприличия джинсах и высоких баскетбольных кроссовках. Негр. Не очень черный. Из белых негров. Похож на Чарльза Баркли из «Филадельфии-76», отметил про себя. Я почувствовал, как она улыбнулась ему, хоть и не видел ее лица. О боже, он ее поцеловал. Долго так и интимно. Что-то неприятно перевернулось у меня внутри. Потом он ей что-то долго шептал в нежное ушко. Она хохотала, запрокидывая голову. Резко изменив направление, парочка двинулась в сторону противоположную от станции. Я тихо шагал за ними.
Вот они свернули в подворотню, я шмыгнул следом. Остановились между мусорными алюминиевыми баками и пустынной в это время баскетбольной площадкой, огражденной от внешнего мира металлической сеткой. Я спрятался за кузовом брошенного бесколесого пикапа. Поднял глаза.
Баркли уперся спиной на пружинящую сетку, а моя Лолита, стоя на корточках и крепко вцепившись своими зелеными ноготками левой руки за крепкую джинсу, глубоко и монотонно заглатывала своим пухленьким ртом негритянский член. Короткий, но чрезвычайно толстый. Охвата правой ладошки не хватало моей девочке, чтоб замкнуть этот член в кольцо.
Меня бросило в жар и тут же в холод. Рука непроизвольно поползла в штаны. Член уже был больше негритянского. Во всяком случае, длиннее. Я начал онанировать медленно, постепенно увеличивая темп. Кончили мы вместе. Я в трусы, негр на личико моей Лолиты. Баркли выл, я бился головой о борт пикапа. Как же хорошо…и как все плохо…

…В штанах было липко и неуютно. На душе так же. Я залез в пыльную кабину заброшенного грузовичка, вытер себя, как мог, советскими семейными трусами и оставил их уныло висеть на баранке никому не нужного авто. Посмотрел в лобовое стекло. Никого не было. И моей девочки с негром тоже. Ушли. И мне пора.Поздно уже.Ведь завтра, в 8:32 на Мертли-авеню…


Теги:





-1


Комментарии

#0 20:06  29-07-2012    
хм, почему не в рубрику Конкурz? Я тоже поучаствовать хочу.Пометку, вроде, сделал…
#1 20:20  29-07-2012Сантехник Фаллопий    
Пардоньте, Рабинович. Щас исправим.
#2 20:31  29-07-2012Поэт Пупкин    
5-. Прочувствовал
#3 20:40  29-07-2012Энка    
Из цикла «Трагическая Америка»
#4 20:44  29-07-2012кес(ООО Схожука я нахуй)*    
основательно, но мерзко. хотя так оно и бывает. тоже номинант.
5-
#5 21:11  29-07-2012МихХ    
хороший рассказ, читается легко.
5.
Как-то сразу Венечка и негр вспомнились.
#6 21:17  29-07-2012Голем    
«из кирпича цвета высохшего говна» — говно имеет тысячи оттенков
чото вспомнил нью-йоркскую одиссею лимонова
очень неплохо
единственно, если бы повествование шло не от первого лица, выветрился бы мерзкий мемуарный привкус
#7 21:18  29-07-2012Голем    
отож блять мне первому от рабби пришло (вместо продолжения)
шучу йобоно
#8 21:31  29-07-2012С.С.Г.    
рассказ прикольный
МихХ, чот не припомню, чтоб Венечка чото с негром делал
#9 21:31  29-07-2012Ирма    
5.
Молодец.
#10 21:33  29-07-2012МихХ    
С.С.Г.
Ошибка, Эдичка, ну ты понял.
Воскресенье, народ бухает слегка.
#11 21:34  29-07-2012МихХ    
Там тоже: негр, хуй, подворотня.
#12 21:54  29-07-2012Швейк ™    
Начало хорошее. Про негра не надо было. И так понятно.
#13 00:42  30-07-2012Knopka    
какие однако формы эта ваша любовь принимает
#14 01:27  30-07-2012евгений борзенков    
4+
#15 05:01  30-07-2012Дмитрий Перов    
обломило слишком скрупулезное описание этой бляди в начале рассказа. Причём, хорошо так обломило.
Так, что только 3 балла
#16 10:04  30-07-2012Шырвинтъ    
4,5
#17 18:13  30-07-2012дважды Гумберт    
хз. чота не захватило. и описание предмета чувства тоже. но сам профиль интересный
#18 09:21  31-07-2012Mika    
Молодец автор, старается и растет.
Если «вцепилась» — то «в», а если б «уцепилась» — то «за»
#19 13:45  31-07-2012Елена Мёбиус    
а чо, прикольно… мне понравилось. поставлю 5
#20 14:39  31-07-2012Шева    
5. Переживательно написано. И жизненно.
#21 21:38  02-08-2012СъешьМоюПомаду    
О да, трогательная история трогательного мальчика, влюбленного чистой трогательной любовь в трогательную девочку, которая потом, как оказывается, вовсю и в разных позах грязно ебется с другими — сюжет настолько затасканный и обсосанный со всех сторон, что, подозреваю, впервые он появился еще у Гомера...
Но автор подрочил — и ладно.
Бггг
#22 21:42  02-08-2012Голем    
СМП да нинада ибёцца, девочка просто вышла в люди а тут ухажёр вилки носит-роняет — и дальше коррида чувств при убогом пейзаже
затасканность появляецца не от употребления сюжета — от злоупотребления
ровно так же как оно бывает у женщин
#23 21:44  02-08-2012Голем    
блять не туда запостил — это к расказу СМП
извини пожалуйста Реббе
#24 21:54  02-08-2012    
СМП, проснитесь. Автор не подрочил, автор написал.Подрочил ГГ, о котором написал автор. Так понятно?
#25 21:57  02-08-2012СъешьМоюПомаду    
Жаль, я надеялась, что и автор подрочил.
Впрочем, это ваше уточнение отнюдь не отменяет того факта, что сюжет ваш затрахан во все дыры похлеще портовой шлюхи.
И приличные люди таким сюжетом никогда не воспользуются.
Впрочем, вы по этому поводу и не возражаете, и правильно делаете.
#26 22:02  02-08-2012    
Приличные люди пользуются сюжетом о падающих вилках, расхалябаным на увесистом, в две части(!!!!)шлакоблоке. Ага, видел.
#27 22:06  02-08-2012СъешьМоюПомаду    
Приличные люди пользуются всякими сюжетами, кроме тех, кои уже впору называть «бродячими» (см. Википедию)
#28 11:11  03-08-2012Ammodeus    
«как все плохо...» (с)
#29 16:48  10-08-2012ЯмиЯми(W)    
Обожаю как пишет Рабинович. Но начало меня немногь напугало. В ходе последних событий… Педофилия там всякая и прочее… Ладно, щас дальше читать буду))
#30 17:11  10-08-2012ЯмиЯми(W)    
аааа дочитала. это обалдеть как здорово. Только конец конечно мерзенький, но это как раз и здорово — натурально очень.
#31 17:18  10-08-2012ЯмиЯми(W)    
Рабинович, Вам надо книжки писать, серьёзно.
А из этого сделать какой-нибудь ужастик — читателю понравится точно. Ну например сосёт девочка у негра, а тут из-за угла выползает НЕЧТО и раздирает их на куски. (что-то в духе Джеймса Херберта 70-х годов)
Крыс его вдруг напомнила))

ЗЫ: Я люблю Рабиновича.Всё. Он мой кумир. Если он будет писать книги — я буду его читать.
Пока единственный, чей труд здесь заинтересовал.

Парню своему дам почитать)) Ну он поржёт конечно)) Но думаю ему понравится)))
#32 20:36  13-08-2012тык    
чо песдато
надо продолжение с еблей и погонями

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
17:05  27-06-2017
: [21] [Конкурс]
Оригами

Рвётся сердце на кусочки,
На молекулы и кварки,
Так ждала я этой ночки,
Чтобы весело и жарко.

Мстилось, мнилось и горелось –
Ну и что в сухом остатке?
То не жар – оледенелость
И солёно вместо сладко.

Ты в нирване, кайфе, дрёме –
Упокоился, похоже....
...
Рано утром на кухню врывается взлохмаченный повар,
хватает поваренную книгу и рвёт её на куски,
кричит: «Внутреннее чутьё – это основа,
по рецептам готовят гастрономические слабаки!»

Берёт картошку, чистит, режет на малые дольки,
кидает в кастрюлю, добавляет томатное пюре....
"Жизнь моя. Иль ты приснилась мне?"

Полагаю, что приведенные в этом эссе умозаключения в чем-то родственны вашим. И, возможно, тем они и ценны.
Я очень люблю Юрия Олешу. Начиная с «Зависти» и « Трех толстяков» и, заканчивая, репортажами об открытии стадиона в Одессе....
У маленького Аркадия было три печенюшки. Он их бережно хранил в своем кармане джинс. Но злая Маман узнала про это и решила постирать джинсу. Этот день для Аркаши стал роковым. Когда он взял свои штанишки после стирки он обнаружил в кармане кашу. -Мам, а почему у меня в кармане вместо печенюх, каша?...